В городе паника. С оглушительным грохотом осыпаются стены домов, статуи фараонов и богов. За считаные секунды землетрясение превращает в руины величественные храмы, строившиеся на века.

Но еще страшнее смертоносная гигантская волна, которая несется на город по Средиземному морю. Многометровая лавина соленой воды, водорослей и песка перекатывает через стену порта, ломает мосты и причалы, переворачивает корабли, заливает жилые дома и мастерские. Охваченные ужасом люди пытаются спастись от цунами, но им уже некуда бежать.

Город в устье Нила, строившийся столетиями, разрушается как замок из песка.

Всего за один день, если не час, в конце VIII века под водой исчезает целый кусок побережья в районе Александрии. А вместе с ним погружается на дно и порт, который служил для Египта воротами в мир. Легендарный Гераклион.

Трагедия? Конечно. Но для французского археолога Франка Годьо — еще и редкая удача. Пока люди разрушали или перестраивали другие древние города, руины Гераклиона хранились под водой словно в капсуле времени. И хотя к моменту своей гибели город уже пришел в упадок, на дне моря остались и следы его былого расцвета.

Более двух веков, с 550-го по 331 год до н.э., Гераклион был важнейшим египетским портом в восточном Средиземноморье. Воротами в греческий мир. Перевалочным пунктом для колонистов и торговцев на перекрестке двух величайших цивилизаций древности. Местом, где обменивались знаниями, технологиями и идеями.

После катастрофы Гераклион на 1200 лет исчез из истории. Письменные упоминания о нем были слишком противоречивыми, и многие вообще считали «нильскую Атлантиду» чистой выдумкой.

Но Франк Годьо доказал, что это реальность. Четырнадцать лет назад французский археолог со своей командой при помощи высокочувствительных локаторов обнаружил затонувший город на дне Абукирского залива, в шести километрах от берега в районе Александ­рии. И с тех пор пытается расшифровать это послание из далекого прошлого.

Гераклион хранит еще много загадок. Во время религиозных праздников сюда приплывал на пышно украшенной нильской барке сам фараон Египта. Здесь начинались торжественные процессии во славу бога плодородия Осириса. В дельте Нила, где из-за наносов ила каждый год менялись русла протоков и рельеф берегов, горожанам приходилось постоянно бороться со стихией и капризами богов. И эту борьбу они в конечном счете проиграли.

 Франк Годьо твердо намерен довести до конца самый амбициозный проект в истории подводной археологии. Его цель — воскресить из небытия погибший город фараонов, поднимая со дна древние артефакты. А их с каждым днем становится все больше: за четыре десятка экспедиций Годьо и его команда обнаружили почти
14 тысяч предметов из камня, дерева и золота. Из этих находок складывается четкая картина жизни древнего мегаполиса.

Сам Франк Годьо берет меня с собой в подводное путешествие во времени. Наша путеводная нить — разметочный трос в семи метрах под поверхностью моря. Продвигаемся на ощупь. Видимость меньше трех метров. Гераклион, окутанный мутной голубой пеленой, похож на город-призрак. 

Но жизнь здесь не остановилась.

Среди руин храма восседают на тронах новые хозяева — раки и улитки. Вокруг статуй вьются рыбы. Между фрагментами колонн лавирует осьминог. А над улицами парят аквалангисты в плотно облегающих неопреновых гидрокостюмах.

На дне — раковины и морские лилии. А между ними россыпи керамических осколков. Проплываем над широкими площадями: когда-то греческие купцы обменивали здесь золото и серебро на египетские мази, слоновую кость и папирус. А вот и порт — у причалов лежат десятки кораблей, занесенных илом.

Мы в центре города, показывает жестом Годьо. Перед нами храмовый комплекс, посвященный Амону-Геребу, верховному египетскому богу. И его сыну Хонсу, которого греки почитали как Геракла.

Это величественное сооружение поражает воображение даже сейчас, хотя его портал уже не охраняют исполинские гранитные статуи богов и царей, настенные росписи смыты, а камни в стенах поросли водорослями.

Годьо, сверившись с компасом, поворачивает направо, взяв курс на юго-запад. И вдруг останавливается. Находка! Бурно жестикулируя, Франк указывает на поросшую илом деревянную балку, которая торчит из стены. Похоже, для него это невзрачное бурое бревно — бесценное сокровище.Читать дальше >>>