И здесь, в бакинском порту, будет один из опорных пунктов нового шелкового пути? Современной версии того самого легендарного маршрута, по которому две тысячи лет назад из Восточной Азии в Европу пошли караваны с шелком, перцем, слоновой костью и драгоценными камнями? Который расцвел в XIII веке, в эпоху монгольского господства, когда караваны заходили в богатые Самарканд, Бухару, Бишкек и Ташкент? По которому путешествовал до самого Пекина Марко Поло, чтобы засвидетельствовать свое почтение китайскому императору? Ни одним другим торговым путем люди не пользовались больше полутора тысяч лет. Ни один другой торговый маршрут во всем мире не окружен таким количеством легенд. И вот теперь он снова должен возродиться.

Столица Азербайджана сверкает новым лоском после десятилетий советской серости. Блестят на солнце стеклянные фасады пятизвездочных отелей; вдоль магистрали, ведущей к порту, высятся 200-метровые небоскребы, напоминающие по своей форме языки пламени. На морской набережной модницы с распущенными волосами, цокая 15-сантиметровыми каблуками, перемещаются из одного бутика дорогой европейской марки в другой.

Но в морском порту, через который Азербайджан ведет торговлю с прикаспийскими государствами, царит запустение. У шлагбаума ни одной живой души, по булыжной мостовой, заросшей травой, проходит вразвалочку утка с утятами, у причалов ржавеют корабли. У барака курят скучающие таможенники. Нет, говорят они, никаких грузовиков мы здесь сегодня не видели. И вчера никаких фур не было. На все вопросы они отрицательно мотают головами в огромных фуражках. По железнодорожной ветке со скрежетом тащатся к причалу три вагона с трубами для нефтепроводов. Потом снова наступает тишина.

В офисе Каспийского морского пароходства заместитель коммерческого директора подтверждает, что из Баку в Казахстан через Каспий действительно ходит паром. Он может взять на борт 38 фур, но отправляется не ежедневно, а по требованию. И не всегда загружен полностью. Дальнобойщики обычно звонят за пару дней до приезда в Баку и оставляют заявки. Но на сегодня никто паром не заказывал.

Странно. Ведь название «Великий шелковый путь», придуманное в XIX веке немецким географом Фердинандом фон Рихтгофеном, может ввести в заблуждение любого путешественника, поскольку обозначает не один торговый тракт, а целую сеть дорог. И только одна из них когда-то проходила через Баку, тогдашние восточные ворота Кавказа. Возможно, и «новый шелковый путь» — такое же расплывчатое понятие?

Первыми о новом шелковом пути в начале 1990-х заговорили турагентства, зазывая людей в путешествия по молодым государствам Средней Азии, обретшим независимость после распада СССР. Громкое название помогало иностранцам примириться с убогими гостиницами, плохой едой и разбитыми дорогами в бывших советских республиках. Но уже в 1993-м восемь кавказских и среднеазиатских государств подписали с Европейским союзом договор о создании транспортного коридора Европа — Кавказ — Азия (ТРАСЕКА). С тех пор новым шелковым путем стали называть современную сеть торговых маршрутов, которая должна была возникнуть на месте древних караванных дорог.

В 2001 году в Баку торжественно открыли офис постоянного секретариата межправительственной комиссии ТРАСЕКА, которая за прошедшие двенадцать лет уже потратила на этот проект более 168 миллионов евро.

Примерно тогда же термином «новый шелковый путь» начали пользоваться и финансовые аналитики, подчеркивая тем самым, что Китай, среднеазиатские и арабские страны начали активно сращивать капиталы. А в 2011 году новое понятие вошло и в лексикон НАТО: когда военных из западных стран спрашивают о будущем Афганистана, они с энтузиазмом говорят о создании нового шелкового пути, который поможет возрождению страны. Именно по ответвлениям шелкового пути в 2014 году из Афганистана начнут выводить тяжелую военную технику, так как дороги до пакистанского порта Карачи постоянно блокируют талибы.Читать дальше >>>