«Турецкий берег был уже далеко, когда наша лодка дала течь. На борту нас было человек 80, в полтора раза больше нормы. Мы чувствовали, как в лодку затекает вода, ноги намокли. Наш проводник приказал молчать и не шевелиться», 31-летняя Люсьен, профессор литературоведения из Университета Дамаска, второй день проводит по 12 часов в день в очереди в земельного управления здравоохранения и социального обеспечения Берлина. Заветный номерок позволит ей стать в другую очередь на право ежемесячного пособия для тех, кто подал заявку на получение статуса беженца. Размер пособия: 143 евро.

О своем путешествии с риском для жизни она рассказывает с улыбкой, словно это было не с ней. Ей потребовался месяц, чтобы перебраться из Турции в Германию через Грецию, Македонию, Сербию, Венгрию и Австрию.

Той ночью ей повезло: на море был штиль, лодка с пробоиной вернулась к берегу недалеко от Бодрума, где уже ждала турецкая полиция — нескольких сирийцев арестовали на шесть дней.

За это время проводник раздобыл новую лодку.

«На вторую попытку решились только 35 человек. Остальные испугались и пошли пешком сперва через Турцию, на пароме до Галлипольского полуострова на болгарской границе», продолжает Люсьен. На полпути мотор у лодки заглох, и нам пришлось грести самим. В результате мы добирались до Коса семь часов вместо двух».

Это путешествие стоило ей 1200 долларов. Некоторые попутчики отдали по две тысячи — все зависит от посредников, цены они устанавливают произвольно.

В Дамаске у нее остались родители-пенсионеры и сестра с полугодовалым ребенком.

Литературовед из Дамаска — одна из 19 367 человек, попросивших в Берлине убежища за первые девять месяцев этого года. Это вдвое больше, чем за весь прошлый. Цифра по-прежнему растет. К концу года количество претендентов на статус беженца может достичь 40 тысяч — немало для города с населением в 3,7 миллиона человек. По всей Германии это число перевалило за 300 тысяч — двукратный рост за год. Большинство претендентов на статус беженца — сирийцы (25 процентов). За ними с большим отрывом следуют граждане Афганистана, Ирака, а также Албании и республик бывшей Югославии.

Главный центр по приему и распределению беженцев в Берлине — железнодорожный вокзал в Шенефельде, рядом с одноименным аэропортом на востоке города. Сюда прибывают специальные поезда из Мюнхена, где беженцы, добравшиеся в Европу по суше, проходят первичную регистрацию.

Первые поезда с беженцами в Берлине и других крупных городах Германии встречали буквально аплодисментами — прямо как поезда с гражданами ГДР, бежавшими в 1989-м из страны через Венгрию и Чехию.

Нынешняя волна миграции в Германию приближается к рекорду, поставленному в 1992 году — тогда в разгар гражданской войны в бывшей Югославии Германии приняла почти полмиллиона беженцев.

С вокзала Шенефельд мигрантов развозят по временным приютам — гостиницам и пустующим домам.

Перед входом в девятиэтажное панельное здание земельного управления здравоохранения в районе Моабит в очереди вместе с Люсьен толкутся в давке сотни людей. Большинство из них не говорит ни по-немецки, ни по-английски. На стареньком табло высвечиваются номера людей, чья очередь подошла.

В конце концов, между двумя мужчинами в очереди на флюорографию вспыхивает драка. Кто-то бьет охранника стулом, толпа бурлит, закручиваясь вокруг медицинского фургона. Дюжина афганцев и пакистанцев, приняв меня за социального работника, окружают и записывают на листке свои номера, надеясь, что я помогу им пройти быстрее очередь, в которой они ждут уже три недели.

Немецкое государство явно было не готово к такому наплыву иностранцев, рассчитывающих на лучшую жизнь.

27-летний Рами, бывший мясник, палестинец по происхождению, ждет своего пособия уже месяц. На его дом в лагере палестинских беженцев в пригороде Дамаска весной упала бомба — сирийская авиация выбивала оттуда боевиков запрещенной в России ИГИЛ.

Под обстрелом погибли родителя и семья Рами. Несколько месяцев он спал на улице рядом с руинами, а потом вместе с друзьями отправился в Турцию.Читать дальше >>>