Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


Поезд на свободу

Мекка для беженцев: как столица Германии пытается справиться с наплывом мигрантов из стран Ближнего Востока и Балкан
текст: Юлия Вараксина
Юлия Вараксина

«Турецкий берег был уже далеко, когда наша лодка дала течь. На борту нас было человек 80, в полтора раза больше нормы. Мы чувствовали, как в лодку затекает вода, ноги намокли. Наш проводник приказал молчать и не шевелиться», 31-летняя Люсьен, профессор литературоведения из Университета Дамаска, второй день проводит по 12 часов в день в очереди в земельного управления здравоохранения и социального обеспечения Берлина. Заветный номерок позволит ей стать в другую очередь на право ежемесячного пособия для тех, кто подал заявку на получение статуса беженца. Размер пособия: 143 евро.

О своем путешествии с риском для жизни она рассказывает с улыбкой, словно это было не с ней. Ей потребовался месяц, чтобы перебраться из Турции в Германию через Грецию, Македонию, Сербию, Венгрию и Австрию.

Той ночью ей повезло: на море был штиль, лодка с пробоиной вернулась к берегу недалеко от Бодрума, где уже ждала турецкая полиция — нескольких сирийцев арестовали на шесть дней.

За это время проводник раздобыл новую лодку.

«На вторую попытку решились только 35 человек. Остальные испугались и пошли пешком сперва через Турцию, на пароме до Галлипольского полуострова на болгарской границе», продолжает Люсьен. На полпути мотор у лодки заглох, и нам пришлось грести самим. В результате мы добирались до Коса семь часов вместо двух».

Это путешествие стоило ей 1200 долларов. Некоторые попутчики отдали по две тысячи — все зависит от посредников, цены они устанавливают произвольно.

В Дамаске у нее остались родители-пенсионеры и сестра с полугодовалым ребенком.

Литературовед из Дамаска — одна из 19 367 человек, попросивших в Берлине убежища за первые девять месяцев этого года. Это вдвое больше, чем за весь прошлый. Цифра по-прежнему растет. К концу года количество претендентов на статус беженца может достичь 40 тысяч — немало для города с населением в 3,7 миллиона человек. По всей Германии это число перевалило за 300 тысяч — двукратный рост за год. Большинство претендентов на статус беженца — сирийцы (25 процентов). За ними с большим отрывом следуют граждане Афганистана, Ирака, а также Албании и республик бывшей Югославии.

Главный центр по приему и распределению беженцев в Берлине — железнодорожный вокзал в Шенефельде, рядом с одноименным аэропортом на востоке города. Сюда прибывают специальные поезда из Мюнхена, где беженцы, добравшиеся в Европу по суше, проходят первичную регистрацию.

Первые поезда с беженцами в Берлине и других крупных городах Германии встречали буквально аплодисментами — прямо как поезда с гражданами ГДР, бежавшими в 1989-м из страны через Венгрию и Чехию.

Нынешняя волна миграции в Германию приближается к рекорду, поставленному в 1992 году — тогда в разгар гражданской войны в бывшей Югославии Германии приняла почти полмиллиона беженцев.

С вокзала Шенефельд мигрантов развозят по временным приютам — гостиницам и пустующим домам.

Перед входом в девятиэтажное панельное здание земельного управления здравоохранения в районе Моабит в очереди вместе с Люсьен толкутся в давке сотни людей. Большинство из них не говорит ни по-немецки, ни по-английски. На стареньком табло высвечиваются номера людей, чья очередь подошла.

В конце концов, между двумя мужчинами в очереди на флюорографию вспыхивает драка. Кто-то бьет охранника стулом, толпа бурлит, закручиваясь вокруг медицинского фургона. Дюжина афганцев и пакистанцев, приняв меня за социального работника, окружают и записывают на листке свои номера, надеясь, что я помогу им пройти быстрее очередь, в которой они ждут уже три недели.

Немецкое государство явно было не готово к такому наплыву иностранцев, рассчитывающих на лучшую жизнь.

27-летний Рами, бывший мясник, палестинец по происхождению, ждет своего пособия уже месяц. На его дом в лагере палестинских беженцев в пригороде Дамаска весной упала бомба — сирийская авиация выбивала оттуда боевиков запрещенной в России ИГИЛ.

Под обстрелом погибли родителя и семья Рами. Несколько месяцев он спал на улице рядом с руинами, а потом вместе с друзьями отправился в Турцию.

Вместе с Рами до Берлина дошел и его сирийский друг Захид, студент из Дамаска. Его родители тоже погибли. Как говорят сирийцы, в стране не осталось семьи, в которой бы не погибли по два, три человека. Заход решил бежать в Европу после того, как его призвали в армию: «Ради чего я буду убивать других и погибну сам?»

Их маршрут пролегал через семь стран: Турцию, Грецию, Болгарию, Македонию, Сербию, Венгрию, Австрию. В результате спустя месяц скитаний они оказались в Мюнхене, откуда их отправили в Берлин — в столице Баварии мест для беженцев не осталось.

Друзья с ужасом вспоминают три дня в Венгрии. Местные жители кричали им, чтобы они уходили. На вокзалах и остановках висели плакаты с надписями: «Нет беженцам!»

«Когда я отказался оставлять отпечатки пальцев, полицейские вывернули мне руку. Пограничник на границе Сербии и Венгрии берет с каждого по 200 евро. Те, у кого с собой денег нет, могут ждать сутками. Но это все равно лучше Сирии», — горячится Рами.

В Сербии и Болгарии было не лучше: не давали воды и пищи, молока для детей, а по ночам было так холодно, что в группе умер грудной младенец.

Друзья с самого начала решили добраться до Германии: «Меркель говорит: нам нужны беженцы! Меркель — лучшая женщина… в Европе! Нет, в мире! Спасибо немецкому правительству!», — говорит Захид.

«Люди в Германии хорошие. Говорят, ваш дом здесь. Когда я зашел в метро и что-то сказал по-арабски, мне сразу место уступили», — удивляется Рами.

Кроме сирийцев, бежавших от гражданской войны, в очереди за пособиями стоят и другие — те, кто хочет получить статус беженца по экономическим причинам.

Один них них — 37-летний Василий из Кишинева. Устав от коррупции в родной Молдавии, он уволился, продал дом, оформил шенгенскую визу и купил билеты на самолет в Берлин. И вместе с женой и тремя детьми отправился искать лучшей доли в гостеприимную, как рассказали ему, Германию.

В очереди за пособием и жильем семья стоит две недели. Деньги заканчиваются, начались дожди, дети подхватили насморк, остались без садика и школы. Василий не знает ни слова по-немецки и общается с чиновниками через русского переводчика.

Получит ли он статус беженца — большой вопрос.

«Две трети претендентов на убежище в Берлине не имеют на него права по закону — и должны быть высланы из страны», — поясняет берлинский сенатор по вопросам юстиции Томас Хальман.

В Германии статус беженца может получить только тот, кого на родине преследуют по политическим или религиозным мотивам. Или при угрозе жизни — если в стране идет война. Но экономический кризис или безработица — не повод для заявления с просьбой об убежище.

«Мы можем позволить себе щедрость до тех пор, пока ею не начинают злоупотреблять», — добавляет Хальман.

Правительство Германии планирует ужесточить миграционное законодательство с 1 ноября — в том числе и ускорить высылку из страны «экономических» мигрантов (большинство из которых едут из Балканских стран). Кроме этого, планируется выдавать беженцам не наличные деньги, а продукты и вещи. А также увеличить социальные выплаты каждому человеку, подавшему прошение на признание его беженцем, с 148 до 670 евро до окончания рассмотрения заявки.

На газоне возле здания земельного управления по здравоохранению, где толпятся беженцы, берлинские волонтеры установили батут для детей. 18-летняя Натали, студентка-первокурсница местного университета, играет с детьми беженцев.

«Нам нельзя отмахиваться от людей, которые нуждаются в помощи. Это наше ответственность, мы так воспитаны», — объясняет девушка гостеприимность немцев.

У нее хоть и немецкий паспорт, но ее родители родом из Англии и Эквадора: «Как я могу не принимать этих людей, если я сама потомок эмигрантов?»

По статистике, 45 процентов детей в возрасте до шести лет, ныне проживающих в Берлине, родились в семьях эмигрантов (в целом по Германии — 35 процентов).

«Мы понимаем, что люди стали беженцами не от хорошей жизни. Германия — богатая страна, у нас хватит места и ресурсов, чтобы принять людей», — соглашается другой студент-доброволец, 20-детний Штефан.

В Берлине, который захлестнула волна миграции, работают десятки волонтерских объединений, помогающих беженцам. Люди предлагают жилье, собирают еду и пожертвования. На одном лишь портале volonteer-planner.org зарегистрировались почти 16 тысяч берлинцев.

Но это лишь одна сторона медали. Другая — растущее недоволльство наплывом беженцев.

«Мнение недовольных замалчивается. Часть мигрантов лишь выдают себя за сирийцев. Они не хотят интегрироваться в общество, отвергают христианскую культуру. Считаю, что все это великое «переселение народов» кем-то подстроено — не может столько людей незаконно пересекать границы», — рассказывает 40-летняя массажистка Моника.

Проходит несколько часов. Литературовед из Дамаска Люсьен так и стоит в очереди за номерком на том же месте. Впрочем, она спокойно относится к лишениям — после всего случившегося с ней. У нее теперь есть время рассказать свою историю до конца. Добравшись до Греции, она купила билет на поезд до Сербии, но случилось ЧП: в Македонии в поезд вошли полицейские, которые проверяли, нет ли в вагонах беженцев. Попутчики Люсьен схватили вещи и выбежали. А она в этот момент была в туалете и не успела взять свою сумку из купе. В результате у полицейских оказались ее паспорт, деньги, телефон и компьютер. Чтобы избежать ареста за нелегальное пересечение границы, она решила не рисковать… И не пошла за сумкой к полицейским.

«Я добиралась одна, три недели, без денег и вещей. Все время плакала. Иногда мне помогали добрые люди — покупали билеты на автобус. Границы я переходила пешком. Никакой карты у меня с собой не было. Повезло, что весь маршрут я изучила до отъезда. Иногда я просила случайных прохожих посмотреть направление в картах в телефоне. Спать я не могла: было слишком холодно. Иногда просилась переночевать в церкви».

На весь путь из Сирии в Германию Люсьен потратила 1500 евро. Это еще дешево — расценки доходят до десяти тысяч евро. Люсьен говорит: «Люди продают дома и машины, чтобы любой ценой оказаться в Европе. Все как в кино».

На прошлой неделе двадцать человек подали на власти Берлина в суд за «слишком долгое» ожидание в очередях. В свою очередь мэрия отчиталась об открытии второго пункта по выдаче пособий. В Берлине начались холода и дожди. К концу 2015 года по прогнозам Германия может принять 800 тысяч беженцев. А может — и все полтора миллиона. 

21.10.2015