Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Под властью англичан? Никогда!

Ярчайшее олицетворение давней вражды шотландцев и англичан — король-мятежник Роберт Брюс, снискавший себе славу победой в кровавом сражении семьсот лет назад
текст: Матиас Мезенхёллер
Mary Evans/Legion-Media / Поединок Роберта Брюса и рыцаря Генри де Бохун, XIV век

Воскресенье, 23 июня 1314 года. Командир английского авангарда не верит своему счастью. Выше по течению реки Баннокберн видны солдаты под желтыми с пурпурным львом флагами Шотландии. Во главе отряда верхом на лошади — сам Роберт Брюс, изменник, провозгласивший себя шотландским королем. Без доспехов, с одной секирой.

Английский рыцарь Генри де Бохун молод, жаждет славы и готов воспользоваться шансом показать себя. Он опускает забрало, отделяется от своего отряда и, пришпорив коня,  с копьем наперевес мчится в атаку. Брюс принимает вызов и скачет навстречу. Де Бохун направляет копье вперед. Расстояние между ним и королем быстро сокращается... Англичанин пригибается в ожидании столкновения. Но ничего не происходит! А спустя мгновение на его голову, пробивая шлем, обрушивается секира Брюса — тот в последний момент резко развернул коня, привстал на стременах и нанес такой сокрушительный удар, что топорище раскололось. Генри де Бохун падает замертво.

Победа короля служит для шотландцев сигналом к атаке. Они спускаются со склона, и передовой отряд англичан отступает с потерями. Но вместо того чтобы развить свой успех, воины Брюса возвращаются в лес, сохраняя верность партизанской тактике.

И не зря. Армия противника намного превосходит по численности восставших шотландцев. Но она измотана тяжелым переходом и опасается вражеских вылазок из леса. Английский король Эдуард II ждет рассвета — утром он рассчитывает дать генеральное сражение.

Роберт Брюс, затаившийся в лесу, вынашивает другую идею. Июньская ночь коротка. Нужно успеть оторваться от противника и «раствориться» в горах Шотландии, чтобы продолжить партизан­скую войну. Но его планы нарушает всадник, скачущий от реки в темноте. Перебежчик с английской стороны. Предатель.

В Средние века предательство — понятие относительное. Наций еще нет, поэтому никто не присягает на верность своей нации. Подданные служат своему королю, пока тот их защищает и вознаграждает. Но прежде всего они преданы своей семье и своему клану. Мерило силы духа для аристократа — честолюбие. Чтобы его утолить, рыцари готовы идти на смертельный риск.
И совершать ужасные злодеяния. Так к началу XIV века на северо-западе Европы сталкиваются в серии кровавых конфликтов противоречивые интересы и амбиции.

Позднее историки назовут эту конфронтацию, растянувшуюся на десятки лет, войнами за независимость Шотландии. Их итог — разделение острова Великобритания на два государства. Раскол будет преодолен лишь в 1707 году, когда Англия и Шотландия сольются в Соединенное королевство.

Запланированный на 18 сентября 2014 года референдум о независимости Шотландии можно считать эхом той борьбы.

В IV веке римской провинции Британия  угрожают скотты — так именуются в латинских хрониках кельтские племена, совершающие набеги из Ирландии. В период Великого переселения народов Римская империя распадается под натиском варваров. Англы, саксы и другие древнегерманские племена, а за ними датчане и норвежцы переправляются через Северное море на Британские острова. И там возникает все больше враждующих между собой центров власти.

На западном побережье Северного моря, к северу от залива Ферт-оф-Форт, образуется королевство Альба. Постепенно оно расширяется на юг. Но в 1066 году в Англию через Ла-Манш вторгается герцог Нормандии Вильгельм Завоеватель. И подчиняет себе весь остров, включая королевство Альба, которое становится его вассалом. Несмотря на все последующие перипетии, могущество Альбы только растет. Ее все чаще называют Скотией или Шотландией — страной скоттов.

С юга туда переселяются беженцы, говорящие на англосаксонском языке. А также отдель­ные представители норманнской знати, младшие сыновья феодалов без наследства и просто искатели приключений. Там их принимают с распростертыми объятиями. Заимствуют у них новые виды оружия, методы ведения боя и управления страной, а также европейский придворный этикет и рыцарский кодекс чести.

Так шаг за шагом шотландская знать вливается в европейскую элиту. Кланы связаны кровными узами, традициями и системой ценностей с аристократией стран Европы, владеют землями не только в Шотландии, но и за ее пределами.

Но лишь к XIII веку правители Англии и Шотландии отказываются от регулярных опустошительных набегов. Между молодыми королевствами устанавливается хрупкий мир, позволяющий им заняться другими делами. Англичане начинают экспансию в Уэльс, Ирландию и Францию. А шотландские короли подчиняют себе строптивых местных феодалов.

В 1270 году территорией современной Шотландии управляет король Александр III. Его владения, покрытые лесами и болотами, полями и лугами, едва связаны между собой редкими тележными колеями и старыми римскими дорогами. Товары перевозят на кораблях вдоль берега, а в глубь страны доставляют по глубоким фьордам и рекам.

Население королевства — меньше миллиона человек. Большинство ютится в хижинах под одной крышей с домашним скотом. Крестьяне пашут землю, выращивают овес и ячмень, держат свиней. В монастырях процветает овцеводство. В то время Шотландия — крупнейший экспортер шерсти. Страна не богатая. Но и не бедная.

Население Среднешотландской низменности на юго-востоке королевства и еще около пяти десятков небольших городов говорит в основном по-английски. При дворе главный язык — французский. А в горах на западе и севере страны — гэльский.

Опора королевской власти на местах — крупные феодалы, правящие своими областями из замков, которые одновременно выполняют функции полицейского участка, военного форпоста, прокуратуры и торгово-промышленного центра. Главная «духовная скрепа» — авторитет короля. Если трон останется без хозяина, страна окажется в опасности.

А произойдет это совсем скоро.

19 марта 1286 года Александр III собирает королевский совет в Эдинбурге. Заседание заканчивается затемно, но, невзирая на ливень, монарх возвращается к своей королеве в Кингхорн на другом берегу залива. В темноте у самого замка лошадь оступается и срывается с обрыва. Труп короля находят только утром.

Прямых наследников после него не остается. Среди его дальних родственников есть два кандидата на трон: Джон Баллиоль и Роберт Брюс (дед будущего короля). Борьба за престол чуть не приводит к граждан­ской войне.

Воспользовавшись вакуумом власти, английский монарх Эдуард вводит войска в соседнюю страну. Правящие кланы Брюсов и Баллиолей не могут объединиться против общего врага, остальные же шотландские феодалы не сопротивляются.

Первые протесты поднимаются лишь весной 1297-го, когда английский король требует от шотландцев солдат и денег на войну с Францией. И начинает заменять местное духовенство на англий­ское, а также размещает свои гарнизоны в шотландских замках. На юге страны беспорядки перерастают в вооруженное восстание под руководством мелкого дворянина Уильяма Уоллеса. Его поддерживают все ведущие кланы.

Король Эдуард вновь отправляет свою армию на север. И в конце июля 1298 года восставшие шотландцы сталкиваются с ней под Фолкерком. Чтобы противостоять превосходящим силам противника, Уоллес выстраивает свою пехоту так называемыми «шилтронами» — воины становятся в круг, плечом к плечу, в семь-восемь рядов, выставляя вперед копья на ясеневых древках длиной до пяти метров. Сквозь такую живую стену не прорвется ни один рыцарь. Если только копейщики не дрогнут и в плотных рядах не откроются бреши.

Эдуард командует — в атаку! Лавина воинов, выставивших вперед пики, с грохотом несется на шотландцев. Лица рыцарей скрыты за забралами шлемов. Земля дрожит от топота копыт. Но пехота выдерживает натиск. Английский король посылает вперед своих лучников. Стрелы выкашивают первые ряды шилтронов. В образовавшиеся бреши вклинивается конница и рубит убегающих шотландцев. Уоллес чудом спасается.

Но ненадолго. В 1305 году шотландская знать вновь капитулирует перед захватчиками. Цена мира — голова Уоллеса. Вождя восставших выдают англичанам, которые приговаривают его к казни через «повешение, потрошение и четвертование». Теперь король Эдуард I уверен — он полновластный хозяин всего острова.

Больше всего этот мир выгоден Джону Комину, лидеру партии Баллиолей. Еще недавно заклятый враг английской монархии, он присягнул на верность Лондону в обмен на власть и доходные должности для своих сторонников. Роберт Брюс, унаследовавший от своего деда права на корону, — на стороне проигравших. Но его клан не отказывается от притязаний на шотландский престол.

В начале февраля 1306 года два лидера встречаются во францисканской церкви Дамфриса. В припадке ярости, типичном для средневековых рыцарей, Брюс выхватывает кинжал и вонзает в Комина. Его спутники добивают раненого.

Отступать некуда. Сторонники Роберта Брюса вместе с представителями патриотически настроенного духовенства объявляют своего вожака королем Шотландии.

Но поначалу король-мятежник скрывается на одном из Гебридских островов. Враги клеймят его как самозванца, Папа Римский отлучает от церкви за убийство перед алтарем. Союзники и родня схвачены англичанами и людьми покойного Комина. Многие казнены, а сестра и дочь посажены в клетку и выставлены на всеобщее обозрение.

Лишь через год он с отрядом смельчаков высаживается в Западной Шотландии. Казалось бы, это верная смерть. Но выбора у него нет: либо трон, либо эшафот.
Тем более за годы войны ненависть к англичанам в стране усилилась. И это внушает надежду на успех. Брюс понимает: в открытом бою англичан не победить. Нужна партизанская война.

Роберт Брюс начинает серию ночных вылазок и нападений из засад. Скрывается на болотах, голодает и мерзнет зимой. И вот на севере в его руки переходят первые замки союзников англичан из противоборствующего клана Коминов. Он казнит всех, кто отказывается встать под его знамена. Шотландская армия растет, удача на стороне Брюса. После смерти в 1307 году английского короля Эдуарда I его наследник занят укреплением личной власти.

Знатные бароны и предводители кланов идут на мировую или становятся союзниками Брюса. Хотя его стиль ведения войны считается не самым благородным: войска часто берут замки хитростью или благодаря изменникам. Вырезают гарнизоны, сжигают дома. У Брюса просто нет лишних солдат, чтобы держать под контролем захваченные укрепления.

К началу 1314 года англичане и их союзники полностью теряют власть над шотландскими землями к северу от реки Форт. Шатается она и на юге. Эдуард II собирает войско с целью уничтожить Брюса и навсегда подчинить себе непокорных соседей.

Жарким днем 23 июня 1314 года утомленные после марш-броска английские солдаты пробираются через густой шотландский лес. Навстречу летит тревожная весть: рыцарь Генри де Бохун убит в поединке с самим Робертом Брюсом, а передовой отряд отступил под натиском шотландцев.

Решившись на сражение, Эдуард приказывает войскам переправиться через реку Баннокберн. И встать на ночь лагерем недалеко от опушки леса. Если ему не удаст­ся схватить самозванца здесь, он погонит его на север, опустошая по пути его владения и возвращая себе власть. Усталость и уныние солдат он в расчет не принимает. Зато это подмечает один из шотландских дворян, состоящих на английской службе. С наступлением темноты он скачет к лесу, просит отвести его к Роберту Брюсу и докладывает о том, что боевой дух англичан упал. Если напасть на их лагерь завтра, победа обеспечена.

Наутро английские священники собирают воинов на мессу по случаю праздника Иоанна Крестителя. Меньше всего Эдуард рассчитывает на открытое нападение шотландцев средь бела дня.

Неготовые к бою англичане вдруг видят, что враг выдвигается из леса. Пехота Брюса выстраивается в шилтроны и, сомкнув ряды, начинает наступление. Англичане быстро приходят в себя. И вот уже первая волна тяжелой кавалерии несется на шотландцев. Они занимают оборону. Воины первой шеренги встают на одно колено, втыкают копья тупым концом в землю, подпирая ногой, и крепко держат их. Задние ряды стоя выставляют копья над головами своих товарищей.

Конница налетает, как грохочущий прибой. Оглушительный треск раскалывающихся пик и копий, ржание падающих лошадей, удары доспехов, вопли людей. Но шотландские шилтроны выдерживают первый натиск. И вместо того чтобы по старинке стоять на месте и отбивать атаки кавалерии, переходят в контратаку. Опрокидывают всадников, добивают упавших, теснят уцелевших.

Ряды английских рыцарей сбиваются в неуправляемую массу.
На узком заболоченном участке между двумя реками огромная армия Эдуарда II не может развернуться. И все же английскому королю удается выдвинуть вперед часть лучников. На тесно сомкнутые ряды шотландцев обрушивается град стрел. Брюс посылает в атаку свою немногочисленную конницу, вооруженную копьями, мечами и палицами. Лучники рассеяны.

Все ближе подступают смертоносные шилтроны к английскому лагерю. И тут из леса появляется отряд. Это необученные пехотинцы, оставленные Брюсом сторожить обоз. Они боятся опоздать к дележу трофеев. Зажатые словно в тисках англичане принимают их за вражеский резерв. Солдаты толпами пытаются перебраться на другой берег. Эдуард отказывается покидать поле боя. И его коня уводят под уздцы двое придворных. Это ритуал того времени: так можно спасти жизнь правителя и сохранить его честь. Свита с трудом прорывается в безопасное место.

Заметив исчезновение королевского штандарта, англичане прекращают сопротивление и обращаются в бегство. Они дерутся друг с другом, чтобы пробиться к немногочисленным бродам. Многие тонут. Или гибнут от рук наседающих шотландцев.

А над полем боя победоносно сверкает в лучах утреннего сол­н-ца корона Роберта Брюса. Короля Шотландии.

Величественный монастырь — главное украшение Арброта, рыбацкого городка на северо-восточном побережье, неподалеку от Данди. Здесь 6 апреля 1320 года представители всех знатных кланов Шотландии скрепляют печатями историческое послание.

Лорд Роберт освободил шотландцев от английского тирана, говорится в нем. И поэтому они признают его своим королем. С одной важной оговоркой: «Но если он вынужден будет отказаться от начатого дела и согласится отдать нас или наше королевство в подчинение королю Англии или англичанам, мы должны сразу изгнать его как нашего врага... и ниспровергателя своих и наших прав и сделать нашим королем другого человека, который был бы вполне в состоянии защитить нас. Ибо, пока хотя бы сотня из нас будет оставаться в живых, никогда ни при каких условиях мы не будем находиться под английским владычеством. На самом деле, не ради славы, богат­ства, почести мы боремся, а ради свободы — ради того единственного, от чего ни один честный человек не откажется, разве что ценой своей жизни».

Цель письма, составленного по инициативе самого Брюса и адресованного Папе Римскому, — убедить понтифика, что Роберт I не самозванец, а законный правитель и что в кровопролитии виновны лишь англичане. Казалось бы, просто громкие фразы...

Но в этих словах есть новая для того времени идея: свобода — высшая ценность. Люди имеют право не только выбирать, но и смещать властителя. Население страны — общность, существующая вне зависимости от монарха. И хранящая верность не ему, а целой нации. Через много веков патриотично настроенные шотландские историки назовут этот документ Арбротской декларацией. По аналогии с американской Декларацией независимости.

После коронации у Брюса остается много открытых и тайных врагов среди шотландских баронов. В 1324 году его признает законным королем шотландцев Папа Римский. А в 1328-м — даже новый английский монарх Эдуард III. Но вооруженные конфликты продолжатся вплоть до XVIII века, когда Англия и Шотландия станут единым королевством под властью Ганноверской династии.

Войны и победы Роберта Брюса дали шотландцам то, без чего не может существовать ни одна нация: свою мифологию. Рожденный на поле боя у Баннокберна и сформулированный в Арброте миф о древнем и свободолюбивом шотландском народе пережил века. И остается актуальным сейчас.

27.08.2015