На прогулочной барже, арендованной несколькими днями ранее в Бургундии, добрались мы, наконец, до Сены — по каналам. Маневрируя, чтобы пристать к пирсу прямо напротив Собора Парижской Богоматери, вдруг увидели молодого человека, появившегося из-под моста. Семеня и одновременно торопясь, он двигался в нашу сторону и оказался рядом с баржей как раз в тот самый момент, когда кто-то на пирсе должен был поймать брошенную нами веревку, чтобы привязать ее к чугунной тумбе.

На вид ему лет тридцать. Стройный и широкоплечий, его можно было бы принять за боцмана с рыболовецкой шхуны или за ученого: на такие мысли наводили его темная бородка без усов, удачно гармонировавшая со светлой кожей, и уже уверенно наметившийся просвет на макушке. Бицепсы, проступавшие сквозь плотно обтягивавшую фигуру тренировочную куртку, свидетельствовали о том, что физические упражнения человеку в радость. Картину дополняли ковбойские джинсы клеш и грубые байкерские сапоги.

Зовут этого молодого человека Денис, в честь первого епископа римской Лютеции, древнего поселения на месте современного Парижа, — Святого Дионисия (по-французски: Сен-Дени). Того самого, который, согласно легенде, будучи обезглавленным язычниками на Монмартре, дошел с головой в руках до христианского храма в Париже прежде, чем вознесся на небеса.

Что делает молодой человек под мостом? Он здесь живет. К своим тридцати трем годам Денис успел получить два диплома: в Кембридже по физике и в Сорбонне по философии. Однако в ученой среде места ему не нашлось. Да и в промышленности для парня с академическим складом ума работы тоже не оказалось.

Так единственный сын зажиточных родителей, чей отец — предприниматель и домовладелец из Страсбурга, оказался под мостом. Не странно ли? Двенадцать лет жизни посвятить изучению астрофизики и связанными с ней философскими вопросами, чтобы потом так и не найти применения своим знаниям. В итоге Денис устроился грузчиком в аэропорт Орли через посредническую компанию.

Под мостом же со спальным мешком, компьютером и двумя рюкзаками — всем своим имуществом — он оказался из-за конфликта с хозяйкой съемной квартиры. Неоплаченный вовремя счет — и ты на улице!

На жизнь новоиспеченному грузчику катастрофически не хватает: фирма-посредник в качестве вознаграждения забирает половину зарплаты. А устроиться сегодня в Париже без посредника невозможно. Практически все компании упразднили собственные отделы подбора персонала, сократив расходы на содержание сотрудников, они переложили вопросы кадровой политики на сторонних работников. Ведь Европа до сих пор в кризисе.

Денис — не единственный выпускник, не нашедший место работы по специальности. Из двенадцати человек его потока повезло только восьмерым. И это несмотря на то, что теоретическая наука сегодня в Европе очень востребована. Но местной молодежи приходится конкурировать с учеными приезжими из третьих стран, чьи запросы к оплате труда и условиям жизни ниже европейских. И намного привлекательней для работодателей.

Французским же специалистам, имея даже два диплома в кармане, при этом в родной стране приходится жить под мостом и зарабатывать тяжелым ручным трудом. C'est la vie. Такова жизнь. geo_icon