«Твоя мама выращивает?»
«Семена для всех!»
«Великий урожай!»
«Гигантские косяки!»

Рассматривать обложки специализированных журналов про марихуану в Уругвае — увлекательное занятие. Всего полтора года назад эта небольшая латиноамериканская страна с населением в 3,4 миллиона человек первой в мире легализовала выращивание и продажу каннабиса. Новый закон разрешает совершеннолетним гражданам страны (а также иностранцам с видом на жительство) не только растить дома до шести кустов конопли, но и объединяться в клубы по интересам и заниматься этим вместе.

Больше того, до конца 2015 года марихуану начнут продавать в уругвайских аптеках: не больше десяти граммов в неделю в одни руки. Вот только покупатели обязаны оставить отпечатки пальцев в государственной базе потребителей марихуаны. Без документов дозу не продадут, а за незарегистрированные кусты — оштрафуют. «Если раньше коноплю прятали в шкафах и растили под лампами, то теперь все потеряли страх и вынесли кусты на солнце. Вы только посмотрите на балконы», — улыбается таксист в Монтевидео.

Новый закон, позволяющий уругвайцам то, за что россияне могут оказаться на 15 суток за решеткой, лоббировал лично тогдашний президент страны Хосе Мухика. «Марихуана — такой же бич, как табак, — говорил он. — Проблема не в ней, а в наркоторговле. Я хочу отнять часть рынка у мафии, чтобы снизить уровень насилия».

Президент считал, запретами проблему не решить. И лучше разрешить малое зло, чтобы лишить преступников доходов от торговли и поставить под государственный контроль потребление.
Впрочем, одной марихуаной революционные изменения в уругвайском обществе не ограничились. До этого в стране узаконили однополые браки — третьими в Латинской Америке. В результате британский журнал «Экономист» объявил Уругвай «страной года», а в честь прогрессивного президента назвали даже сорт конопли.

80-летний Хосе Мухика провел на президентском посту всего один срок — в строгом соответствии с конституцией, которая не предусматривает второго срока подряд. Он ушел в отставку при рейтинге в 70 процентов, и будучи самым бедным президентом в мире. Глава государства жил в одноэтажном доме в пригороде Монтевидео, на работу ездил на «Фольксвагене Жук» 1987 года выпуска, носил старомодные свитера, а большую часть зарплаты жертвовал на благотворительность. Над ним смеялись, но не обвиняли в коррупции.

Мухика любил повторять: насилием ничего не добьешься. А ведь раньше он придерживался совсем других взглядов. В начале 1970-х будущий президент был активистом «Тупамарос» — леворадикального движения национального освобождения. Вдохновленные победой революции на Кубе, коммунисты многих стран Латинской Америки начали вооруженную борьбу за власть. В уругвайское движение «Тупамарос» входили далеко не ангелы: бойцы нападали на полицейских, грабили магазины и банки, участвовали в уличных боях против ультраправых группировок. Противостояние грозило перерасти в гражданскую войну. В 1973 году тогдашний президент Уругвая позволил военным совершить путч и прийти к власти. Генералы запретили марксистские идеи и начали охоту на леворадикалов. Это были черные годы. По ночам в дома врывались военные в гражданском и арестовывали всех подряд.

Хунта наводила порядок железной рукой: похищала, расстреливала, пытала, сажала и высылала из страны. В числе заключенных оказался и будущий президент: Хосе Мухика провел в тюрьме в общей сложности 15 лет, больше половины — в одиночной камере.

«Мне не разрешали даже читать. Единственным признаком жизни были семь лягушек, которых я кормил крошками хлеба», — вспоминал он в одном из интервью.

В 1985-м диктатура военных пала, подточенная экономическим кризисом и уличными протестами. Военные согласились на свободные парламентские и президентские выборы — и отошли. В Уругвай вернулась демократия, а Хосе Мухика с товарищами вышел на свободу и отказался от вооруженной борьбы.Читать дальше >>>