Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


Письмо из Монтевидео: республика легальной марихуаны

Как маленький Уругвай выбрал президентом бывшего политзека, легализовал марихуану, разрешил геям жениться — и стал не только самой безопасной страной Латинской Америки, но и экономическим оазисом всего континента
текст: Екатерина Базанова
Дмитрий Трофимов

«Твоя мама выращивает?»
«Семена для всех!»
«Великий урожай!»
«Гигантские косяки!»

Рассматривать обложки специализированных журналов про марихуану в Уругвае — увлекательное занятие. Всего полтора года назад эта небольшая латиноамериканская страна с населением в 3,4 миллиона человек первой в мире легализовала выращивание и продажу каннабиса. Новый закон разрешает совершеннолетним гражданам страны (а также иностранцам с видом на жительство) не только растить дома до шести кустов конопли, но и объединяться в клубы по интересам и заниматься этим вместе.

Больше того, до конца 2015 года марихуану начнут продавать в уругвайских аптеках: не больше десяти граммов в неделю в одни руки. Вот только покупатели обязаны оставить отпечатки пальцев в государственной базе потребителей марихуаны. Без документов дозу не продадут, а за незарегистрированные кусты — оштрафуют. «Если раньше коноплю прятали в шкафах и растили под лампами, то теперь все потеряли страх и вынесли кусты на солнце. Вы только посмотрите на балконы», — улыбается таксист в Монтевидео.

Новый закон, позволяющий уругвайцам то, за что россияне могут оказаться на 15 суток за решеткой, лоббировал лично тогдашний президент страны Хосе Мухика. «Марихуана — такой же бич, как табак, — говорил он. — Проблема не в ней, а в наркоторговле. Я хочу отнять часть рынка у мафии, чтобы снизить уровень насилия».

Президент считал, запретами проблему не решить. И лучше разрешить малое зло, чтобы лишить преступников доходов от торговли и поставить под государственный контроль потребление.
Впрочем, одной марихуаной революционные изменения в уругвайском обществе не ограничились. До этого в стране узаконили однополые браки — третьими в Латинской Америке. В результате британский журнал «Экономист» объявил Уругвай «страной года», а в честь прогрессивного президента назвали даже сорт конопли.

80-летний Хосе Мухика провел на президентском посту всего один срок — в строгом соответствии с конституцией, которая не предусматривает второго срока подряд. Он ушел в отставку при рейтинге в 70 процентов, и будучи самым бедным президентом в мире. Глава государства жил в одноэтажном доме в пригороде Монтевидео, на работу ездил на «Фольксвагене Жук» 1987 года выпуска, носил старомодные свитера, а большую часть зарплаты жертвовал на благотворительность. Над ним смеялись, но не обвиняли в коррупции.

Мухика любил повторять: насилием ничего не добьешься. А ведь раньше он придерживался совсем других взглядов. В начале 1970-х будущий президент был активистом «Тупамарос» — леворадикального движения национального освобождения. Вдохновленные победой революции на Кубе, коммунисты многих стран Латинской Америки начали вооруженную борьбу за власть. В уругвайское движение «Тупамарос» входили далеко не ангелы: бойцы нападали на полицейских, грабили магазины и банки, участвовали в уличных боях против ультраправых группировок. Противостояние грозило перерасти в гражданскую войну. В 1973 году тогдашний президент Уругвая позволил военным совершить путч и прийти к власти. Генералы запретили марксистские идеи и начали охоту на леворадикалов. Это были черные годы. По ночам в дома врывались военные в гражданском и арестовывали всех подряд.

Хунта наводила порядок железной рукой: похищала, расстреливала, пытала, сажала и высылала из страны. В числе заключенных оказался и будущий президент: Хосе Мухика провел в тюрьме в общей сложности 15 лет, больше половины — в одиночной камере.

«Мне не разрешали даже читать. Единственным признаком жизни были семь лягушек, которых я кормил крошками хлеба», — вспоминал он в одном из интервью.

В 1985-м диктатура военных пала, подточенная экономическим кризисом и уличными протестами. Военные согласились на свободные парламентские и президентские выборы — и отошли. В Уругвай вернулась демократия, а Хосе Мухика с товарищами вышел на свободу и отказался от вооруженной борьбы.

Диктатура ушла в прошлое, но с тех пор уругвайцы панически боятся тотального контроля, запретов и навязанной извне «нравственности». Так что сегодня по вечерам на скамейках прямо возле президентской администрации в центре Монтевидео молодежь спокойненько курит марихуану, а по набережной, обнявшись, прогуливаются самые разные пары. И никого ничего не смущает. «А почему у вас так ненавидят геев?» — это первый вопрос, который задают большинство уругвайцев приезжим из России.

Конечно, в стране было немало и тех, кому легализация однополых браков и марихуаны были не по душе. Они пугали и спадом рождаемости, и повальной наркоманией, и разгулом преступности. Но ничего подобного не произошло — об этом говорит как государственная статистика, так и независимые международные исследования.

Экономика Уругвая растет последние 13 лет, в среднем на четыре процента в год. Основные статьи экспорта: говядина, молочные продукты, шерсть и соя. Главные покупатели — Бразилия и Китай. Как и в любой экономически развитой стране, больше двух третей населения Уругвая работает в сфере услуг. На фоне Венесуэлы (инфляция: свыше 100 процентов) и соседней Аргентины (инфляция: почти 30 процентов) республика выглядит островком стабильности.

Правительство Уругвая в свое время отказалось от подкупа избирателей с помощью многомиллиардных субсидий и популистских социальных программ — слишком дорого. Поэтому и цены на продукты, бензин и электричество в стране почти «московские». Зато уругвайский песо стабилен.

Больше того, страна открыла для себя новый источник дохода — «финансовый туризм», популярный последние четыре года. В 2011-м правительство Аргентины ограничило оборот доллара, чтобы поддержать национальную валюту. Банкоматы в Аргентине выдают только песо, купить доллары нельзя без специального разрешения.

В результате тысячи аргентинцев рванули со своими деньгами в Уругвай, и у приграничных городов началась новая жизнь. Аргентинцы открыли валютные счета в уругвайских банках и теперь мотаются в соседнюю страну за долларами. Уругвай рад такому положению дел: «финансовые туристы» приносят доход транспортным компаниям, магазинам, ресторанам и комиссию местным банкам.

Сегодня Уругвай входит в «тридцатку» мировых лидеров — по уровню жизни, индексам верховенства закона, восприятия коррупции и свободы слова. Продолжительность жизни в республике на десять лет больше, чем в России.

С безопасностью в стране тоже все вполне благополучно, что для Латинской Америки довольно непривычно. Уругвай — государство с самым низким уровнем преступности на континенте. Причин этому три. Во-первых, через Уругвай не проходит наркотрафик из Латинской Америки в США. Во-вторых, страна не настолько привлекательна для нелегальных мигрантов, как соседняя Аргентина. Наконец, здесь не так остро стоит проблема бедности, как в других странах континента.

Да и национальный характер кое-что значит. «Мы сами по себе мирные и терпеливые. Наши предки переплыли океан, спасаясь от войн и нищеты, и начали здесь свою жизнь заново. Они научились не нервничать по пустякам, так что спокойствие у нас в крови», — рассуждает 70-летний Карлос, проработавший всю жизнь в Центральном банке Уругвая. После выхода на пенсию и смерти супруги он каждый вечер приходит на набережную Монтевидео посмотреть на закат.

По менталитету аргентинцы и уругвайцы разительно отличаются от всех соседей по континенту. В этих странах коренное население, то есть индейцы, к концу XIX века были почти полностью уничтожены, а африканских рабов почти не завозили. Поэтому подавляющее большинство современных жителей — это потомки эмигрантов из Испании, Италии и Германии. Еще с момента провозглашения независимости Уругвая от Испании в 1811-м страна жила в тени Аргентины. Светская жизнь бурлила в Буэнос-Айресе. А в Уругвае оставались те, кто выбирал спокойствие и простоту.

Монтевидео и сейчас начисто лишен столичного блеска. Главная улица города — проспект 18 июля, названный в честь даты принятия первой конституции страны — не поражает ни простором, ни богатством. Магазины с пыльными витринами, череда обменников, кафе, банки и небольшой сквер, где по выходным пенсионеры танцуют танго.

Лишь пять процентов жителей Уругвая живут в деревнях. Но и в Монтевидео жизнь идет в провинциальном ритме. Каблуки, платформы и макияж можно увидеть только на дискотеке. По выходным соседи по подъезду выносят на тротуар несколько столов, стулья, еду, выпивку и на полную громкость включают танцевальную музыку. Рядом в колясках спят младенцы, а подростки играют в футбол чуть не на мостовой. Вечеринка может продолжаться до поздней ночи и — закончится без всяких драк.

В минувшем марте Хосе Мухика спокойно покинул президентский пост, но на пенсию не ушел, а стал сенатором. Страной теперь руководит его однопартиец по «Широкому фронту», 75-летний врач-онколог Табаре Васкес. Мухика всячески поддерживал его во время предвыборной кампании, а новый глава государства публично пообещал революционные законы своего предшественника не отменять.

Так что в республике легальной марихуаны все спокойно. Уругвайцы продолжают литрами пить мате и есть свой любимый чивито — огромный сэндвич с говяжьей котлетой, который подают с картофелем фри, жареным яйцом и несколькими салатами. И за ужином обсуждают «План Сейбаль». Это государственная программа, по которой все школьники, студенты и преподаватели бесплатно получают ноутбуки со специальными учебными программами. В мае министерство просвещения Уругвая заключило контракт с компанией «Гугл» на поставку образовательных электронных продуктов. И начитавшиеся газет уругвайцы теперь опасаются, что американская корпорация через компьютеры будет следить за их детьми так же, как за президентом Бразилии и канцлером Германии.

23.07.2015