На холмах Сычуани высятся десятки хрупких на вид буровых вышек из бамбука. Знойный воздух пропитан дымной гарью от костров.  Тела полуголых рабочих лоснятся от пота. Они добывают из-под земли сокровища: соль и природный газ.

Внутри каждой вышки на проч­ных тросах из бамбуковых волокон  подвешен чугунный бур. Четверо или шестеро рабочих встают на деревянный балансир, поднимают своим весом чугунную махину. А потом спрыгивают. И бур со свистом летит вниз, откалывая кусок от  скальной породы. Час за часом, день за днем, неделю за неделей люди «вгрызаются» в землю — примерно на полметра за сутки. А глубина многих скважин уже около полутора километров.

Вот достигнут солесодержащий слой воды. Поршневые насосы выкачивают «жидкое золото» на поверхность. По бамбуковому трубопроводу рассол поступает в чугунные чаны, под которыми полыхает огонь. Солевары помешивают кипящий раствор, пока из него не выпарится вся вода, оставив на дне котла горсть ценных кристаллов.

Топливо для костров тоже добывают из-под земли. Из специальных скважин огненными фонтанами бьет метан. Газ с помощью сложной системы вентилей и труб собирают в деревянные камеры, где его смешивают с воздухом в такой пропорции, чтобы метан горел, но не взрывался. И по бамбуковым трубам подают под котлы.

Портовые рабочие грузят сычуаньскую соль на транспортные корабли, которые отплывают в город Кайфын на реке Хуанхэ. Туда, где находится резиденция «сына неба» — императора Хуэйцзуна.

На календаре 1120 год по европейскому летоисчислению. Но Европа далеко — в 8500 километрах к западу. Буровые вышки и топливо из природного газа показались бы средневековым европейцам игрой воспаленного воображения. От достижений такого уровня западную цивилизацию отделяют столетия. Другое дело — Китай, настоящий рай для торговцев и изобретателей, мастеров и инженеров.

У императора Хуэйцзуна — от 80 до 100 миллионов подданных. Еще никогда китайцы не жили так богато, как при нем. И никогда прежде китайские города не разрастались до таких размеров. Самый многолюдный из них — Кайфын.

Кайфын мало похож на резиденцию «сына неба». Ненасытный молох, втиснутый в пространство между стенами и кровлями, норовящий выйти из берегов, как река Хуанхэ. Родина для миллиона человек. В 20 раз больше тогдашнего Парижа.

Захолустный городок стал императорской резиденцией в 918 году. И с тех пор разросся в столичный мегаполис. Вместе с вельможами в Кайфын прибыли их жены и наложницы, евнухи, дворцовая гвардия и астрономы. В городе заседает и канцлер с министрами и целой армией чиновников.

Сюда стремятся все, у кого есть талант: ученые, жонглеры, сказители, профессиональные шахматисты, лучники и ремесленники всех мастей — гребенщики, варщики клея, лакировщики, слесари.

Уже в 920 году кварталы Старого города вокруг императорского дворца безнадежно перенаселены. В 955 году воздвигнута 28-километровая внешняя городская стена. Но периферийные районы столицы уже давно расползлись по Великой Китайской равнине.

Символ земной тверди для мудрецов — квадрат. Поэтому идеаль­ный город должен быть строго ориентирован по сторонам света. Однако император уже давно перестал сдерживать строительный пыл новых жителей, которых затягивает на свою орбиту разрастающийся город. Теперь Кайфын — это 4900 гектаров, беспорядочно застроенных одноэтажными деревянными домами с покатыми черепичными крышами. В некоторых кварталах плотность населения достигает 51 человека на 1000 квадратных метров. Для сравнения: в современном Берлине на такой же площади живут не больше четырех человек.

Не город, а лабиринт — огромный, шумный и богатый. Покупательная способность горожан так высока, что все торговые потоки в империи идут в одном направлении —
на Кайфын.

Дорогую соль из Сычуани везут в столицу на больших гребных и парусных судах по широким каналам со шлюзами. Рядом плывут лодки, груженные рисом, чаем, шелком, сосудами с лаком и серебром. И бумагой. Секрет ее изготовления китайцы открыли еще в начале нашей эры, опередив европейцев более чем на тысячу лет. К шлюзам подходят и пассажирские корабли с высокими бортами. Любопытствующие поднимают бамбуковые жалюзи на иллюминаторах своих кают, чтобы поглазеть на это чудо техники. Шлюзы медленно заполняются водой. И словно перышко поднимают массивные корабли.Читать дальше >>>