Архитектурные дискуссии в Петербурге выглядят сегодня примерно так:

«Если бы среди вас был Сюзор… Но вы троечники», — говорят защитники исторического Петербурга архитекторам.

«Давайте вернемся к этому разговору через сто лет», — уклончиво предлагают архитекторы.

«Да не выдержат ваши произведения сто лет! А в ближайшие двадцать лет смотреть на ваши чудеса нет никаких сил», — уверяют градозащитники.

Впрочем, за снос старых построек архитекторов в Петербурге критиковали всегда. Причем даже очень именитых. Их современникам не нравилось то, что они строили взамен. То есть не нравились те самые здания, которые мы сейчас трепетно охраняем как культурное наследие.

«Это дурная логика, — считают градозащитники. — Растрелли и его заказчики спокойно сносили одни здания и строили другие. Но тогда не было законодательства и не было нынешней агрессивности развития города. Если не ввести строгие правила игры, через полвека мы не увидим ничего».

Хорошо гулять по Петербургу с путеводителем.

«Наиболее цельный и самый старинный квартал сохранился, кажется, у Тучкова переулка на Васильевском. Здесь по Волховскому переулку тянутся низенькие, плоские построечки едва ли не Петровского времени. Здесь же на углу Тучковой набережной и Тучкова переулка, находятся и старинные, теперь заколоченные флигеля, амбары…»

Путеводитель Георгия Лукомского «Старый Петербург. Прогулки по старинным кварталам столицы» издан в 1917 году. Но любопытно сегодня идти по тем же улицам, по которым век назад шел художник и искусствовед.

Тучков переулок в 2014 году весь забит машинами. Дома на месте, но некоторые, кажется, не реставрировались со времен Лукомского. В одном из них — детский сад. Конечно, если бы в нем размещался банк, как в Волховском переулке, выглядело бы здание несколько иначе.

Георгий Лукомский — один из тех, кто был связан с Музеем старого Петербурга. А музей этот возник в начале двадцатого века благодаря первому петербургскому градозащитному движению — Обществу архитекторов-художников. Это движение создало комиссию, в задачу которой входило фотографирование всех памятников архитектуры, представляющих художественный интерес. Что должно было помочь спасти их от уничтожения и переделок. И многие спасло.

Через сто лет история повторилась. В начале 2007 года градозащитное движение «Живой город» провело народную инвентаризацию «горячих точек». Город поделили на сектора, добровольцы обходили кварталы и фиксировал проблемные объекты.

Дмитрию Литвинову, генетику по образованию, досталась Коломна в Адмиралтейском районе. Сейчас он координатор движения. Дмитрий был противником строительства «Охта-центра» и сноса исторических построек. Вспоминает, что в 2000-е на одном только Невском проспекте снесли шесть зданий. «Казалось, что ситуация развивается по московскому сценарию, когда значительная часть старой Москвы была уничтожена, — говорит он. — Для Петербурга такой судьбы я не хотел».

Начиная с 2007 года, усилиями градозащитных движений ежегодно проводилось не менее двадцати крупных акций, в том числе «Марши за сохранение Петербурга». Ситуация стала улучшаться, на взгляд Дмитрия, даже не с приходом губернатора Георгия Полтавченко, а уже раньше — в последние полтора года правления Валентины Матвиенко. «Видимо, под давлением общественности курс, который диктуется из Москвы, поменялся, — говорит Дмитрий. — И сейчас ситуация лучше, чем когда-либо. Сносов практически нет».

Двигаемся дальше по Васильевскому острову с путеводителем Лукомского: «Прекрасные дома на углу Среднего проспекта и набережной, старинные амбары, отлично обработанные дворы и особняк на Биржевом переулке — как все это вместе типично, цельно! Какой прекрасный «угол» старины сохраняется здесь».

В этом углу сегодня на некоторых домах можно увидеть граффити, но все-таки чаще — надписи на табличках: «Охраняется государством». Иногда на том же доме висит листок: «Объект находится под охраной ЧОП». И еще неизвестно, какая охрана надежнее.

Чтобы понять, почему из Петербурга так часто доносятся отголоски градостроительных скандалов и громких протестов, надо вернуться в историю СССР.Читать дальше >>>