Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Первый конкистадор

Пятьсот лет назад в испанской колонии Эспаньола в полной нищете умирает Алонсо де Охеда. Так бесславно заканчивается земной путь честолюбивого аристократа, чьи разбойничьи набеги на Южную Америку в начале XVI века положили начало порабощению целого континента
текст: Реймер Клювер
AKG/Eastnews

Его цель — нажива. Его метод — насилие. Ни угрызений совести, ни жалости. Главное, добыть жемчуг, такой крупный, чтобы его было не стыдно положить к ногам королевы. А еще золото в невиданных для Европы количествах. Его не остановят никакие препятствия. И уж точно не голые дикари, которые в августовский день 1499 года обрушили град стрел на его отряд.

Три месяца назад Алонсо де Охеда, командир флотилии из четырех каравелл, вышел из Кадиса по приказу испанского короля Фердинанда и королевы Изабеллы. Его задача — продолжить исследование берегов нового континента, контуры которого годом раньше впервые нанес на карту Христофор Колумб.

 К посланному в Испанию пергаменту Колумб приложил 160 жемчужин, найденных в Новом Свете. И теперь Охеда должен разведать «жемчужную страну».

Он не просто первопроходец. Ему нужны трофеи. Алонсо де Охеда — конкистадор, первый в длинном ряду авантюристов, которые устремятся на новый континент, чтобы завоевать его для своего короля. И обогатиться.

В нескольких тысячах морских миль от родной Кастилии, на кромке огромной, неизведанной, поросшей густыми джунглями земли Охеда приказывает высадить десант.

На берегу бухты, которую он потом назовет Пуэрто-Флечадо («Гавань стрел»), испанцев встречают вооруженные туземцы. Ни разу в жизни они не видели такие огромные корабли с широкими парусами и палубными надстройками величиной с дом. Сами они плавают в челноках, выдолбленных из цельных стволов. Живут в примитивных хижинах. Или ночуют под кронами деревьев.

Сейчас на их глазах к берегу приближаются шлюпки. Вдоль бортов установлены щиты от стрел, за которыми прячутся 26 солдат в металлических шлемах и кирасах.

Но, похоже, индейцы твердо решили дать отпор чужакам. Возможно, они приняли бледнолицых за посланников богов, которые несут им страшные бедствия. Или просто привыкли защищаться от набегов незваных гостей. Европейцы уже знают, что на островах у побережья нового континента живут людоеды.

Индейцы не подпускают испанцев к берегу, воинственно размахивая копьями и осыпая их стрелами, от которых не спасают даже доспехи. Один из солдат падает замертво, многие ранены.

Испанцы в смятении и уже готовы отступить, но тут один старый моряк, оставленный сторожить десантные шлюпки, призвав на помощь небеса, бросается с мечом на туземцев. За ним в атаку устремляются остальные.

Против острых железных клинков индейцы бессильны. Испанцы рубят направо и налево — в исступлении отсекают туземцам руки и крушат им черепа.

Это одно из первых крупных сражений испанцев на южноамериканской земле — безжалостное и неравное, как и все будущие конфликты между европейцами и коренным населением Нового Света. Потери отряда Охеды: один убит, 22 ранены. Потери индейцев — 150 убитых.

Испанцы преследуют убегающих туземцев до самой деревни. А там сжигают 180 хижин и бросают в трюмы своих кораблей первых индейских пленников. Эти рабы — живое доказательство триум­фа испанской короны.

Так с разбойничьего набега начинается жестокое покорение Южной Америки.

В те годы Европа с жадным азартом устремляется вдаль. С благословения Папы Римского, призывающего нести свет христианства в Новый Свет, тогдашние сверхдер­жавы — Испания и Португалия — претендуют на обширные и в основном еще не исследованные земли в Западном полушарии. Но их контуры вырисовываются перед европейцами далеко не сразу. Лишь со временем приходит понимание, что на западе лежит особый двойной континент. И на картах появляется Латинская Америка.

За новые земли с их богатствами конкурируют короли, купцы и мореплаватели. Почти все дальние экспедиции снаряжаются на частные деньги смельчаками, которые выходят в море с королевским патентом или по приказу своих правителей.

Богатые коммерсанты вкладывают деньги в эти рискованные авантюры в надежде на солидную прибыль. И чем больше сокровищ — золота, серебра, ценной древесины, пряностей, а потом и рабов — привозят мореходы из Нового Света, тем сильнее разгорается страсть европейцев к наживе. И их готовность к насилию.

Высадка Охеды в «Гавани стрел» близ современного Каракаса, столицы Венесуэлы, — начало уничтожения индейской цивилизации. Зловещее предзнаменование следующих десятилетий, когда миллионы коренных американцев будут убиты испанцами и завезенными ими инфекциями.

Всего через несколько лет после того, как Христофор Колумб открыл путь в Новый Свет, туда с востока приходят смерть и разрушения.

В 1492 году Колумб пересекает на трех кораблях Атлантический океан. Он ищет новый морской путь в Индию, к восточным пряностям и золоту. В Европе уже многие века считают, что на планете есть еще только два континента — Азия и Африка. А между западным европейским побережьем и восточным берегом Азии с многочисленными островами простирается гигантский океан.

В октябре 1492 года после 33 дней плавания по океану Колумб видит на горизонте землю. Местные жители называют этот остров Гуанахани. Сейчас известно, что он входит в состав Багамского архипелага в Карибском море. Но сам мореплаватель убежден, что достиг восточной оконечности Азии.

В 1493 году, после возвращения Колумба в Испанию, весть о его открытии быстро разнеслась по всей Европе. Доблестного морехода встречают как героя. Испанские монархи назначают его «адмиралом Океана и вице-королем открытых земель».
По крайней мере, на бумаге.

Колумб снаряжает новую, более крупную экспедицию, и в сентябре 1493-го снова выходит в море. На этот раз в его флотилии уже не три корабля, а семнадцать. Под началом Колумба — не меньше 1200 человек. Капитан одной из каравелл — Алонсо де Охеда, молодой дворянин из города Куэнка.

Охеда, который едва ли старше 25 лет, — фаворит королевы Изабеллы. Наверное, Колумб взял его в экспедицию, чтобы снискать ее благосклонность. Отец Охеды воевал под флагом Изабеллы Кастильской. В благодарность она взяла его сына под свое покровительство.

Говорят, что невысокий и худой, но миловидный и ловкий паренек привлек внимание королевы отчаянной выходкой, проделав у нее на глазах акробатические трюки на доске, закрепленной на одной из севильских башен на высоте 60 метров.

Потом Алонсо принимал участие в Реконкисте — войне с маврами, прослыв бесстрашным и бесшабашным воякой.

Впрочем, многие считали его скорее жестоким и беспощадным. И, видимо, были правы: в экспедиции к берегам Нового Света Охеда отличился именно бесцеремонностью, грубостью и жадностью.

Во время двух рейдов вглубь еще одного открытого Колумбом острова — современного Гаити, названного тогда великим мореходом Эспаньолой («Маленькая Испания»), Охеда приказывает убивать аборигенов. Он присваивает себе все найденное золото, отрезает уши одному из пленных индейцев и не останавливает насильников.

Позднее за эти «подвиги» историки назовут его первым конкистадором, открывшим эпоху насильственной колонизации Америки.

Через пять лет, вернувшись из плавания, Охеда начинает готовить уже собственную экспедицию. В свое время испанская монаршая чета дала Колумбу слово, что никому не позволят плыть в Новый Свет без его одобрения. Но в 1498 году отправившийся в свое третье плавание «адмирал Океана» передает с кораблем, возвращающимся в Испанию, сообщение о том, что дальше на юг, в районе современной Венесуэлы, тоже обнаружена земля. И монархи нарушают свое обещание.

К письму приложены жемчужины, которые Колумб выменял у местных индейцев. Изабелла и Фердинанд могут получить доступ к невиданным богатствам. Но вряд ли с такой задачей Колумб справится в одиночку. Поэтому король и королева решают сменить стратегию. Тем более что при дворе недовольны первооткрывателем: от купцов с Эспаньолы постоянно поступают жалобы на его методы управления.

Изабелла и Фердинанд снаряжают новые экспедиции. Одну из них поручено возглавить Охеде. В рекомендательном письме епископу Хуану Родригесу де Фонсеке, «чрезвычайному уполномоченному» по новым землям, монархи называют его «надежным человеком». Иными словами, достаточно жестким, чтобы отстаивать интересы короны.

Фонсека передает Охеде «для ознакомления» письмо Колумба и составленную им карту, сопроводив их подробными инструкциями. Цель экспедиции — легендарная «жемчужная страна». От районов, которые Колумб уже «застолбил» за собой, Охеде следует держаться подальше. Но неисследованных земель там и без них предостаточно. Так что шансы на успех огромны.

Утром 18 мая 1499 года Алонсо де Охеда выходит в море на трех каравеллах. Двумя из них командует человек, который скоро подарит новому континенту свое имя: Америго Веспуччи. Но главный все равно — Охеда. Ведь это у него королевский приказ.

Ни у Охеды, ни у Веспуччи нет таких денег, чтобы снарядить экспедицию. Их плавание финансируют купцы, которым за риск причитается дополнительное вознаграждение. По сути дела, это скрытый ссудный процент, который позволит инвесторам покрыть убытки, если корабли придут из Нового Света с пустыми трюмами или не вернутся вообще.

В этой экспедиции вообще все построено на контрактной основе. Королевский патент предусматривает выплату своего рода подоходного налога. В договоре между путешественниками и испанской короной записано: пятая часть всех трофеев — «золота, серебра, меди, олова, ртути, жемчуга, драгоценных камней, пряностей или лекарственных трав» — принадлежит казне.

То же самое относится к рабам. Правда, лишь к «чернокожим и мулатам». Индейцев в этом списке нет. Вероятно, Изабелла планирует обратить их в христианство, как потребовал Папа Римский, благословляя Испанию на управление новыми землями. Но Охеда не собирается следовать этому предписанию.

Епископ Фонсека составил подробный перечень находок, которые Алонсо де Охеда может привезти из плавания. В нем упомянуты «змеи и все прочие твари». И даже «чудища». Кто знает, какие существа водятся за океаном?

На каждый корабль назначен королевский казначей, который должен вести опись всех трофеев и забирать на хранение ценные вещи. Хранилище запирается двумя ключами. Один — на поясе у капитана, другой — у казначея.

Команду для своей каравеллы Охеда подобрал под стать себе: тридцать сорвиголов, не ведающих угрызений совести. Ночью перед отплытием они угоняют в порту Кадиса ялик, который каравеллы тянут за собой на буксировочном тросе.

У побережья Марокко они «реквизируют» еще одну каравеллу. Команду высаживают на берег, а владельцу предлагают присоединиться к экспедиции. А на острове Лансароте в Канарском архипелаге грабежом добывают канаты, якоря и другие недостающие снасти.

От острова Гомера небольшая эскадра берет курс на запад, а затем поворачивает к экватору. Уже несколько лет назад моряки заметили, что на юге дуют пассаты — попутные ветры, несущие корабли через Атлантику.

Всего через 24 дня на горизонте возникает Южная Америка — скорее всего, лесистые берега современной Французской Гвианы.

Охеда не задерживается там надо­лго. Его манит «жемчужная страна», которая, по расчетам Колумба, должна находиться дальше к северо-западу. Экспедиция разделяется на два отряда. По неизвестным причинам Веспуччи со своими кораблями следует вдоль побережья на юг. Вероятно, именно он первым из европейцев добирается до устья Амазонки.

Опасаясь посадить каравеллы на мель, Веспуччи бросает якорь в паре километров от суши. И вместе со своей командой добирается до берега на ялике. Там уже собрались туземцы, которые с любопытством разглядывают европейцев. «После нескольких недель в открытом море один лишь вид живых людей радует команду», — запишет позднее Веспуччи.

Когда бородатые чужаки спрыгивают на берег, индейцы разбегаются. То ли от страха, то ли от стеснения. Выманить их с окружающих холмов не удается даже дружелюбными жестами. Испанцы оставляют индейцам на берегу подарки — зеркала и другие безделушки.

Никто из них не догадывается, что это за берег. В Южной Америке в то время живет от десяти до шестидесяти миллионов человек — не только первобытные племена, но и развитые цивилизации. Империя инков как раз достигла своего расцвета. Чтобы получить хотя бы примерное представление об этом огромном новом мире, европейцам понадобятся десятилетия.

Но одно спутники Веспуччи понимают сразу: перед ними большой континент, а не просто остров. Местные реки несут в море слишком много пресной воды. Веспуччи уверен, что достиг Дальнего Востока.

Испанцы возвращаются на корабли, а затем снова совершают вылазку на берег. Со второй попытки им удается вступить в контакт с индейцами. Погремушки, мячи, зеркала, цепочки и другие подарки европейцев приводят в восторг туземцев, которые живут довольно большими оседлыми группами, занимаются охотой и рыболовством, выращивают маниок и кукурузу.

Испанцам тоже есть чему удивиться. Местные жители ходят совершенно голыми. Спят в сетках, натянутых между деревьями. И готовы предоставить европейскому гостю на ночь своих жен и дочерей. Для них это честь. А золото, драгоценности, жемчуг — все то, что высоко ценится в Европе, — индейцы готовы отдать испанцам чуть ли не даром.

Тем временем Охеда берет курс на северо-запад. Две его каравеллы на всех парусах летят к «жемчужной стране». Весь июль он плывет вдоль берега и, преодолев более тысячи километров, достигает острова Тринидад. Судовой картограф Хуан де ла Коcа зарисовывает его очертания.

Испанцы подбираются все ближе к цели, где их ждет сказочное богатство. По 20-50 солдат, вооруженных до зубов, то и дело высаживаются с кораблей на берег. Если туземцы оказывают сопротивление, люди Охеды расправляются с ними.

К концу июля они успевают прочесать весь район, указанный Колумбом. Но вместо несметных сокровищ находят лишь пару жемчужин.

Где же заветная «жемчужная страна»? Только потом выяснится, что Колумб многое приукрашивал в своих донесениях, чтобы оправдать перед испанской короной огромные расходы на свои экспедиции.

Эйфория, царившая на корабле Охеды, сменяется разочарованием. В начале августа испанцы срывают свою злость на индейцах, устроив бойню в «Гавани стрел». Они словно хотят показать, кто новые хозяева этой земли.

Контакты европейцев с туземцами все чаще заканчиваются конфликтами. Стычки нередко перерастают в резню. «Часто случается так, что 16 наших вступают в бой с двумя тысячами индейцев», — отмечает Веспуччи, корабли которого уже присоединились к эскадре Охеды. И хотя кое-что в его заметках можно считать преувеличением, они пугают своей откровенностью: «Под конец мы многих из них перебили, многих перерезали, а дома их разграбили».

За время плавания вдоль побережья испанцы встречают множество племен. Миролюбивых, живущих сельским трудом араваков. Оседлых земледельцев какетио, поклоняющихся Солнцу и Луне. И карибов — воинственных островитян-каннибалов. В их деревнях европейцы видят обглоданные человеческие кости и черепа.

А на острове, который позднее назовут Кюрасао, их встречают «великаны». Даже женщины здесь на 30 сантиметров выше испанцев. Средний рост мужчины в тогдашней Испании — 1,65 метра.

При виде рослых туземцев, вооруженных острыми деревянными мечами, люди Охеды возвращаются в шлюпки. Но тут замечают, что на острове много красного дерева.

Эта древесина пользуется большим спросом в Европе. Содержащееся в ней вещество бразилеин используется для изготовления краски. Испанцы уже рады всему, что может принести хоть какую-то прибыль. «Остров красного дерева и великанов» — так называет Кюрасао картограф Хуан де ла Коcа.

Чуть позднее испанские мореходы достигают берега, вдоль которого стоят необычные деревянные хижины на сваях. Они называют это место Венесуэлой — «маленькой Венецией». Позднее название закрепится за всей страной.

Здесь Охеде удается разжиться розоватым красильным деревом, которое испанцы уже видели на Кюрасао. И награбить много хлопка. В Европе он считается роскошью, а здесь растет сам по себе и хранится в домах на сваях. Но настоящих сокровищ конкистадоры не находят и здесь. Где же золото? Где жемчуг?

На берегах Маракайбо, большого солоноватого озера на северо-западе современной Венесуэлы, терпению испанцев приходит конец. Оставаться дальше в южноамериканских водах Охеда не может. Борта каравелл источены корабельными червями, и команда едва успевает откачивать из трюмов воду, просачивающуюся через тысячи щелей.

Напоследок испанцы то ли похищают, то ли выменивают на безделушки нескольких индейских девушек. Одну из них — скорее всего, дочь вождя — Охеда берет себе. Он увезет ее с собой и наречет при крещении Изабеллой.

Перед самым отплытием к родным берегам Охеде удается найти в окрестностях Маракайбо пару зеленых минералов. Вероятно, это изумруды. Их совсем немного, но вполне достаточно для того, чтобы пробудить в испанцах желание вновь вернуться в эти места.

С мыса Вела, расположенного на территории современной Колумбии, Охеда берет курс на Эспаньолу. Там он планирует обновить обшивку кораблей. И возможно, надеется на помощь обитателей колонии, которую основал Колумб. Теперь это главный опорный пункт Испании в Новом Свете.

Но когда 5 сентября 1499 года Охеда причаливает к южному берегу Эспаньолы, у него возникают новые проблемы. Там растут ценные красильные деревья, как на Кюрасао, и Колумб, подозревая, что бывшие подчиненные могут самовольно вырубить лес, посылает к месту высадки Охеды три каравеллы, чтобы этого не допустить.

Кое-как подлатав свои корабли, Охеда продолжает плавание. Еще несколько недель он как пират кружит по Карибскому морю и охотится на индейцев, чтобы продать их в рабство. И только в июне 1500 года возвращается в Кадис. Первый разбойничий набег европейцев на Южную Америку завершен.

Из 235 пойманных индейцев, которых Охеда взял на борт в Новом Свете, 35 не пережили плавания в тесном и зловонном трюме. Трупы просто выбросили за борт. А выживших туземцев продали с аукциона. Когда об этом узнала королева Изабелла, она еще раз категорически запретила красть индейцев.

Но вскоре испанские власти идут на попятную, потому что работорговля — важный источник дохода для капитанов-первооткрывателей. Отныне индейцев, которые признаны «бунтовщиками», можно открыто продавать как вещи.

Лишь благодаря продаже рабов Охеде удается покрыть расходы на экспедицию. Вся его добыча — это горстка жемчужин, краденая красная древесина из Венесуэлы и парочка драгоценных камней: аметисты и, наверное, рубины. Об изумрудах королевская чета велит молчать, а берега озера Маракайбо, где их нашел Охеда, объявляются закрытой зоной.

То ли в надежде поправить свои дела, то ли просто из-за жажды странствий Охеда старается изо всех сил организовать новую экспедицию в Америку. И по примеру Колумба не гнушается обманом, расписывая королю обширные жемчужные угодья и золотые прииски.

Его рассказы производят на Фердинанда и Изабеллу столь сильное впечатление, что уже в июле 1500 года Охеде разрешают снарядить вторую эскадру. На этот раз из десяти кораблей. Правда, из-за нехватки средств в море выйдут только четыре.

Охеда назначен губернатором Кокибакоа — изумрудного берега озера Маракайбо. Он первый высокопоставленный испанский чиновник в этой части мира. По крайней мере, на бумаге. Половина полученных здесь доходов официально считается его долей.

Март 1502 года. Венесуэла. Тот же берег. Та же дикая жажда наживы. На этот раз Охеда намерен вырвать удачу у судьбы. Он так уверен в своем успехе, что даже взял с собой кузнецов для ковки еще не добытого золота и серебра. Новоиспеченный губернатор делает ставку на опыт. В его отряде 150 человек. Многие из них — бывалые моряки, для которых это уже далеко не первое путешествие.

Близ Венесуэльского залива, откуда узкий пролив ведет в озеро Маракайбо, Охеда приказывает построить форт Санта-Крус («Святой крест»). Глинобитные стены, продовольственный склад и три пушки — так выглядит первое испанское укрепление в Южной Америке.

Скоро становится ясно, что место для крепости выбрано крайне неудачно. Вокруг — враждебно настроенные племена и топкие тропические леса. Все время идет дождь, на форт постоянно нападают индейцы, припасы заканчиваются, многих бьет лихорадка. Но Охеда держит свой гарнизон в железном кулаке. Одному провинившемуся солдату он приказывает отрубить пальцы на ногах, другому — загнать в ногу гвоздь.

Но все страдания и лишения испанцев напрасны. Они не находят в окрестностях ни намека на золото и серебро, о которых Охеда вещал при дворе. Настроение у обитателей форта резко меняется.

Неделя за неделей в зеленом аду. Двое купцов из Севильи, компаньоны Охеды, начинают опасаться за свои инвестиции. Под благовидным предлогом они завлекают Охеду на один из своих кораблей и с помощью недовольных членов команды сажают под замок.

Охеда пытается бежать, но терпит неудачу. Любимчика королевы заковывают в кандалы. Какой позор!

Спустя несколько недель компаньоны Охеды покидают форт. Первое испанское поселение в Новом Свете просуществовало лишь три месяца: в конце августа гарнизон бежит на Эспаньолу, прихватив с собой арестованного Охеду.

Там мореплаватель, который должен был стать первым испанским губернатором Южной Америки, предстает перед судом.
И с согласия королевского наместника, преемника уже отозванного к тому времени Колумба, признается виновным в жестоком обращении с подчиненными. Для вынесения окончательного приговора его отсылают в Испанию.

Там, к радости Охеды, обстоятельства складываются в его пользу. Он оправдан королевским судом. Более того, в 1505 году Охеде даже удается вернуться в Америку. Мечта об обогащении в Новом Свете уже давно стала его навязчивой идеей. Но и третье путешествие заканчивается безуспешно.

В 1509 году Охеда отправляется в четвертую экспедицию, которой суждено стать последней.

На этот раз ему опять поручено основать колонию. Королева Хуана, дочь умершей Изабеллы, назначает его губернатором Урабы, области на северо-западном побережье Колумбии, примыкающей к одноименному заливу. Эти места несколькими годами ранее изучил его давний соратник — картограф Хуан де ла Коса.

Но экспедиция оборачивается катастрофой. Охеда по старой привычке решает разграбить индейское поселение, но недооценивает силы противника. Десятки его солдат погибают. Сам Охеда ранен отравленной стрелой. Говорят, что выжить ему удалось только потому, что рану прижгли раскаленным железом. Горе-губернатор бросает гарнизон построенного им форта Сан-Себастьян на произвол судьбы и бежит на Эспаньолу, пообещав вернуться с подмогой. Но выбраться оттуда ему уже не удастся.

О последних годах жизни Охеды известно немного. На какое-то время его берут под стражу по обвинению в «преступлениях, совершенных во вверенной провинции и иных местах». Но приговор ему вряд ли вынесли.

Умер Алонсо де Охеда примерно в 1515 году на Эспаньоле. В полной нищете. И как рассказывают, облаченный в коричневую рясу францисканского монаха.

С десяток испанских экспедиций успевает побывать в начале XVI века в Южной Америке. Больше всего славы достается капитану Америго Веспуччи. Он описывает свои открытия в нескольких письмах, которые становятся известными по всей Европе. И в 1507 году немецкий картограф Мартин Вальдзеемюллер называет новый континент его именем — Америка.

В последующие столетия на южноамериканский континент будут вторгаться все новые испанские конкистадоры. И все они будут убивать и обращать в рабство
индейцев.

Начало этим ужасам положил Алонсо де Охеда. И то, что один из самых одиозных конкистадоров Франсиско Писарро впервые попал в Америку как простой солдат именно в составе экспедиции Охеды на территорию современной Колумбии в 1509 году — вряд ли простое совпадение.

Начиная с 1532 года, Писарро с отрядом всего в 170 человек завоевал империю инков в Перу.
И награбил горы золота. У него, как и у любого другого конкистадора, много общего с Алонсо де Охедой. Он тоже не ведает жалости и угрызений совести. Его цель — нажива. А метод — насилие.

Но Франсиско Писарро удается то, что так и не получилось у Охеды: он нашел сказочные богатства нового континента.

15.09.2015