Столь «боголюбивый и преблаженный, благочестивый и благополучный. Бог покорил под ноги его все племена варваров. Как он один ниспроверг все заблуждения многобожия и обличил все роды идолослужения, то один также, и при жизни и по смерти, удостоился благ, каких не достигал никто другой». Это Евсевий, епископ Кесарии, восхваляет императора Константина вскоре после его смерти. Но на святого этот властитель похож мало.

Да, благодаря ему в Римской империи укоренилось христианство. Но при этом он всю свою жизнь желал, чтобы в нем видели избранника языческого бога солнца. Он любил выступать за добродетель, но это не помешало ему убить собственную жену, а также сына, тестя и троих шуринов. Он не побывал ни на одном христианском богослужении, а крещение принял лишь при смерти.

Так что же двигало императором? Это до сих пор остается загадкой. Одни исследователи согласны с французским историком Полем Веном, считающим Константина «значимой для христианства фигурой», «властителем, одержимым великой миссией», без которого «христианство осталось бы авангардной сектой». Другие, например швейцарский историк культуры Якоб Буркхардт, живший в XIX веке, считают его «убийственным эгоистом», которому всего лишь хватило ума «разглядеть в христианстве религию мирового значения и использовать ее соответствующим образом».

Неужели христианство оказалось орудием в руках выскочки, для которого не было ничего
святого?

Во времена Константина христианской религии еще далеко до доминирующей. Ее придерживаются не больше десяти процентов населения 70-миллионной Римской империи. Среди элиты христиане — вообще редкость. Но эта кучка верующих считает, что именно их религия единственно верная — претензия по тем временам революционная. Причем за монополию на религиозную истину борются десятки христианских сект. Так что же заставляет правителя, принадлежащего к языческой знати, порвать с этим кругом ради христианства?

О детстве Константина известно немного. Даже об имени, которым его нарекли при рождении, нет достоверных данных. Гай? Лициний? Марк? Тит? С известной долей уверенности можно утверждать лишь то, что Константин — внебрачный сын римского офицера, рожденный 27 февраля между 270 и 288 годами в городе Наисс (современный Ниш в Сербии). Его отец Констанций дослужился до должности префекта претории, то есть капитана гвардии телохранителей императора и главного армейского судьи.

В 293 году римский император Диоклетиан проводит государственную реформу, положив конец власти так называемых «солдатских императоров», на протяжении полувека сменявших друг друга. Всего их насчитывалось около пятидесяти, и практически все они были убиты. Чтобы сохранить огромные владения, утвердить абсолютную власть и пресечь любые попытки переворотов и бунтов, Диоклетиан делит территорию империи на четыре части и вводит тетрархию — власть четырех, на вершине которой два августа  —  он сам и его старый приятель Максимиан. Им подчиняются два цезаря: Галерий, повелитель дунайских земель, и Констанций, верный воин Диоклетиана.

При императоре Диоклетиане учеников Иисуса Христа считают угрозой государству. Большинство римлян относятся к этим святошам скептически, не понимая, как те могут осуждать гладиаторские игры, пользующиеся огромной популярностью в империи. А культ, созданный христианами вокруг их святых и мучеников, и вовсе отвратителен: они поклоняются мощам преступников!

Но главное — они подрывают религиозные устои, на которых держится Римская империя. Ведь именно многочисленные боги удерживают ее от распада. Ходят ли подданные империи в храм Гекаты, чтобы умилостивить богиню Луны, мажутся ли кровью быков в честь фригийской матери богов Кибелы или бичуют друг друга, потому что так велит бог Митра, — им дозволено все, пока они живут в мире.

Христиане же хотят разрушить этот мир, посягая на принцип «новая религия не должна осуждать старую». Больше того, считая себя единственными носителями  религиозной истины, они отвергают поклонение «божественному гению императора».Читать дальше >>>