Петер Келер показывает на перекресток в двух шагах от бывшего КПП «Чарли»: «Вот здесь раньше я забирал западных туристов для экскурсий по Восточному Берлину». На асфальте едва заметной линией брусчатки выложена полоса, по которой проходила Берлинская стена, граница между капиталистическим Западом и социалистическим Востоком, граница двух миров. 55-летний Петер Келер водит экскурсии по родному городу с начала 1980-х — тогда он был членом организации «Молодой турист» в ГДР. Он свободно говорит по-русски, у него немного усталая улыбка. «Западный Берлин я тогда изучал только по книжкам». Рядом оживление: группа американских туристов стоит в очереди, чтобы сфотографироваться со студентами, переодетыми в советского и американского пограничников, на фоне бывшего КПП. Рядом на тротуаре продаются типичные берлинские сувениры — кусочки Стены, таблички «Внимание, Вы покидаете Западный Берлин», открытки с поцелуем Брежнева и Хонеккера.

Еще двадцать пять лет назад свободные прогулки по всей длине Фридрихштрассе казались фантастикой. А сегодня все, что осталось от быших границ и идеологий, — линия на асфальте. Там, где когда-то проходила самая охраняемая граница Европы, теперь полные американки покупают открытки и сувениры.

Первый бум популярности Берлина случился сразу после падения Cтены, в конце 1980-х — начале 1990-х, когда объединенный город стал символом окончания «холодной войны».

В 1999 году сюда из тихого Бонна переехали парламент и правительство, и город стал полноценной столицей новой, объединенной Германии. Сегодня это один из трех самых популярных среди туристов городов Европы.

«В детстве я завидовала жителям Мадрида или Рима, ведь у них постоянно спрашивали дорогу туристы, — рассказывает 32-летняя Софи Кинт, родившаяся в Западном Берлине. — Я мечтала о том, что у нас в Берлине тоже когда-нибудь будет много иностранцев, а я стану объяснять им, как пройти к Рейхстагу». Сегодня Софи Кинт работает в государственном агентстве по туризму «Берлин Туризмуз унд Конгресс» и рекламирует свой город за границей.

Ее мечта сбылась: «Сегодня у Бранденбургских ворот туристов больше, чем местных жителей», — улыбается она. С каждым годом поток туристов растет: в 2010 году город посетило около двадцати миллионов человек, на 14 процентов больше, чем в предыдущем. По количеству ночевок в отелях Берлин обогнал даже Рим. «Чтобы достичь цифры в десять миллионов ночевок, нам потребовалось 55 лет, — сказал мэр Берлина Клаус Воверайт. — Вторые десять миллионов мы привлекли всего за десять лет». Берлин вошел в тройку самых популярных городов Европы наряду с Лондоном и Парижем. Город завлекает туристов своей историей, бурной культурной жизнью и ночными клубами. Добавьте к этому сравнительно дешевые отели и доступные авиабилеты и получите самый модный мегаполис Европы. Хотя далеко не самый богатый. Без работы здесь каждый десятый житель; городской бюджет едва сводит концы с концами.

Потсдамерплатц — символ стремительных изменений в немецкой столице. Раньше здесь проходила Берлинская стена, рядом с которой был пустырь. Софи Кинт, хрупкая высокая девушка с русыми волосами, завязанными в хвостик, сидит за столиком в уличном кафе на Потсдамской площади. Современные высотки, возникшие здесь за последние десять лет, аккуратные газоны-холмики, появившиеся лишь пару лет назад. На них в лучах майского солнца греются студенты рядом со своими велосипедами, едят бутерброды и салаты из пластиковых тарелок офисные служащие. «Представляете, в начале 1990-х тут ничего не было? — задает вопрос Софи Кинт. — Посреди пустыря стоял только винный ресторан «Хут». Она указывает на лес из новеньких кирпичных, бетонных и стеклянных конструкций. Где-то среди них затерялось единственное старинное серое здание с типичными для Берлина квадратными окнами.

Пустыря я не помню. Но хорошо помню огромную стройплощадку в начале 2000-х. Помню, что еще в 2005-м она была неуютной, тут гуляли ветра и сами берлинцы обходили ее стороной. Но за последние пару лет городу удалось вдохнуть жизнь в грандиозный проект — и Потсдамская площадь стала одним из центров жизни нового Берлина. «Она приблизилась к тому образу, какой у нее был в 1920-х», — говорит Софи. Только архитектура другая.Читать дальше >>>