«Пера Палас» был платой за страх. «Восточный экспресс», обещавший доставить пассажиров с Восточного вокзала Парижа в Константинополь в роскоши, достойной отеля «Георг V» за 67 часов, был настоящим убийцей. Одного за другим он доводил до инфаркта разоряющихся хозяев роскошных круизных лайнеров, еще недавно возивших европейских королей, восточных махараджей и русских князей. Теперь все они предпочитали морской качке почти бесшумный дворец на колесах, созданный в 1883 году бельгийцем Жоржем Нагельмакерсом. Рано или поздно против бельгийца должна была начаться война.

Она была объявлена в 1891 году. Неизвестные захватили «Восточный экспресс» и ограбили пассажиров, унеся с собой 120 тысяч фунтов стерлингов, не считая драгоценностей. Нагельмакерс не отреагировал. Второе нападение — в заложники были взяты пять пассажиров, позже отпущенных за большой выкуп, — заставило европейскую знать вновь интересоваться расписанием пароходов. Нагельмакерс ответил тем, что спрямил опасный отрезок пути из Бухареста до Константинополя, исключив паромную переправу через Черное море. Но пассажиров «Экспресса» от этого не прибавилось. И тогда бельгиец принял решение построить в Константинополе для тех, кто прибывал в турецкую столицу «Восточным экспрессом» — и только для них, — роскошный отель.

Место для него выбирал лично Нагельмакерс. Он остановил свой выбор на квартале Тепебаси в районе Пера, откуда открывался великолепный вид на залив Золотой Рог в проливе Босфор. Этот район, ныне переименованный в Бейоглу, в народе назывался «посольским» — до переезда столицы в Анкару здесь располагались посольства Великобритании, Швеции, Италии, Франции и Германии. Тут же сосредоточились и самые дорогие отели Константинополя, из которых сегодня уцелел лишь «Гранд Отель Лондон».

Константинополь был не единственным городом на пути следования «Восточного экспресса», где принадлежащее Нагельмакерсу «Международное общество спальных вагонов и скоростных поездов» решило строить гостиницы. Но именно здесь Нагельмакерс задумал возвести отель, роскошью не уступающий парижскому «Ритц». Проект заказали жившему в Турции французскому архитектору Александру Валлори, автору штаб-квартиры Банка Оттоманской Империи и многих красивых зданий в Константинополе. Валлори поставили условие: техническим оснащением отель должен превосходить самые роскошные дома империи.

Отель был спроектирован с поистине султанским комфортом. В нем предполагалось электрическое освещение, горячая вода и даже то, чего еще не было ни в одном из дворцов халифа Абдул-Хамида II, — лифт. Полагают, именно из-за этой «неполиткорректности» при возведении отеля, которое началось в 1892 году, возникли сложности. Строительство растянулось на три года, а разрешение на устройство лифта было получено и вовсе в 1900 году.

Открытие нового отеля, получившего название «Пера Палас», состоялось в 1895 году и было отмечено грандиозным балом. Кто именно присутствовал на нем, неизвестно, но в «золотой книге» отеля вскоре появились автографы большой любительницы путешествовать в «Восточном экспрессе» австрийской императрицы Елизаветы, короля Румынии Кароля I, будущего короля Болгарии Фердинанда I. В некоторых источниках утверждалось, что останавливался в «Пера Палас» и Николай II, но в длинном списке королевских особ, президентов и знаменитостей на золотой табличке при входе в отель русский император не значится. Зато на золоте выбит Троцкий, живший в отеле после вынужденного отъезда из СССР совсем недолго. Из опасения за жизнь Льва Давидовича турки перевезли его на один из Принцевых островов в Мраморном море. А еще в 1920-м здесь жил Александр Вертинский. Его в списке почетных гостей отеля нет, возможно, потому, что, бежав вместе с бароном Врангелем, он жил в Константинополе по греческому паспорту, выданному на имя Александра Вертидеса.Читать дальше >>>