Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


От моря и до Небо

Иордания — это мост, соединяющий прошлое и настоящее
текст: Елена Соболева
фото: Елена Соболева

«Я родился в пещере!» — утверждает черноглазый бедуин по имени Тесер, свешиваясь с верблюда. «Вон в той!» — убедительно продолжает он, кивая на один из черных провалов в скалах Петры, выбирая тот, который подальше. «Давай подвезу, — показывает он на привязанного за верблюдом ослика, украшенного красной попонкой. — Пять долларов. За десять довезу до Казны». Тут у Тесера звонит айфон: ко входу в Петру подъехал автобус с группой японских туристов. Засунув мобильный телефон в складки галабеи, Тесер подгоняет верблюда ударом голых пяток по бокам. «Салям!», — едва успевает бросить он мне на ходу, устремляясь к новой туристической поживе.

Легенду про рождение в пещерах Петры с удовольствием повторит туристу любой провожатый. На самом деле большинство бедуинов, как и 20-летний Тесер, слишком молоды, чтобы эта история оказалась правдой. С 1973 года бедуины живут в деревне, построенной для них по договору с королем Иордании в обмен на земли города Петры. В домах с отоплением, водопроводом и солнечными батареями для нагрева воды. Теперь там есть даже беспроводной интернет. В свободное от катания туристов на верблюде время, Тесер разъезжает по деревне на джипе или сидит в скайпе. «Обмениваюсь в чате кулинарными рецептами с французскими подружками», — загадочно сообщает он.

Бедуины жили в Петре столетиями, приспособив потерянный миром набатейский город в скалах под свой непритязательный пустынный быт. Коптили кострами потолки дворцов и привязывали верблюдов к римским колоннам. А когда в 19 веке вместе с первыми европейцами к ним пришли винтовки, они изрешетили пулями фасад здания, которое между собой давно называли «аль-Хазне» («Казна»), думая, что трехметровый кубок-украшение прячет внутри золото.

Когда в 1812 году Петра вновь явилась миру после столетий забвения, на шестидесяти квадратных километрах ее территории проживало от силы две сотни бедуинов. Сейчас в деревне их уже три тысячи. Великанские дворцы и храмы Петры достались кочевникам пустыни вроде вотчины на откуп, так же как египетским арабам остались пирамиды фараонов, а современным москвичам — социалистические мозаики и гранитные статуи московского метро. Кровной связи с ними нет никакой, зато есть прибыль: можно показывать туристам.

Несмотря на реальные исторические события, например, покорение города римским императором Трaяном в 106 году нашей эры или приход крестоносцев в 12-м веке, про историю Петры и самих набатейцев доподлинно неизвестно почти ничего. Даже то, действительно ли они основали Петру четыре тысячелетия назад. Огромный город в пустыне на перекрестке караванных путей в прохладном каньоне Сик, Петра ошеломляет своим масштабом: на много километров по обе стороны широкой дороги уходят в горы дворцы, гробницы, развалины античных храмов, амфитеатры и даже водопровод. По размаху с Петрой сравнимы разве что Помпеи.

К тому же город как будто строили великаны — высота фасадов большинства зданий — 40-50 метров, дверные проемы раз в семь превосходят человеческий рост. По разному стилю зданий понятно, что народы в Петре появлялись и исчезали в течение столетий, достраивая что-то свое. Много раз так происходило за всю историю земель, на которых ныне расположена Иордания — молодое арабское королевство, которому еще нет даже ста лет.

Несмотря на молодость государственного образования, земля Иордании — ровесница самой истории. Святая Земля Ветхого Завета — долина реки Иордан — место, где вполне мог находится Эдемский Сад, куда Господь поместил человека с наказом «беречь ее и возделывать ее». Ее — то есть землю, в библейские времена обильную урожаями и щедрую на всходы. Археология в свой час подтвердила книги пророков: похоже, что именно здесь появилось земледелие и первый домашний скот. Древняя земля Ирам — ныне иорданская пустыня Вади Рам — шесть тысяч лет назад была цветущим краем, не знавшим недостатка в воде, плодах и дичи.

Но вслед за добром в мир неизбежно вошло зло. В райском саду случилось грехопадение, а хозяйственная деятельность человека привела к первой в истории экологической катастрофе. За несколько веков щедрая земля Ирам была истощена первыми посевами и вытоптана первыми домашними животными. Вот уже несколько тысячелетий Вади Рам — бесплодная пустыня с красным песком и скалами из затвердевшего песчаника.

Закатное солнце золотит скалы, окружающая реальность превращается в фантасмагоричный марсианский пейзаж. Вади Рам — это Красная Планета. Если бы только не люди вокруг! Песок, на сколько хватает глаз испещрен следами покрышек. Уже не пустыня, но проходной двор. Мурашки бегут по коже, от того насколько повторяется история, и человек ничему не учится. Кажется, что в Вади Рам вот-вот случиться вторая катастрофа — на этот раз из-за туристов и красивейшая пустыня просто превратиться в свалку...

Горы Вади-Рам похожи на сенбернаров-великанов. Положив головы на толстые лапы, они стерегут покой пустыни. Когда перестают реветь моторы, слышно что в Вади Рам очень, очень тихо.

От Вади Рам за один час — всего-то 80 километров — добираемся до Красного моря. У Иордании его лишь кусочек — северо-восточная часть Акабского залива. Через залив хорошо виден израильский Эйлат, густо застроенный многоэтажными гостиницами, а чуть левее — пустынное побережье Египта. В Акабе, городе-порте, связывающим страну с нефтяными скважинами стран Арабского залива, в первую очередь с Саудовской Аравией, стоят под разгрузкой нефтеналивные танкеры. Подъемные краны опустошают вагонетки с фосфатами, которые добывают в иорданских карьерах и отправляют морем по всему миру.

«Страна у нас бедная, а население богатое», — говорят иорданцы. Иордания — государство почти без природных ресурсов, живет в достатке за счет добрых отношений с соседями и выгодного расположения на берегу двух морей. От богатой соседки Саудовской Аравии Иорданское королевство получает дешевую нефть, а мирное соглашение с Израилем дает стране выход к Средиземному морю и доступ на европейские рынки. Порт Акабы — важнейшая точка пересечения торговых маршрутов Ближнего Востока, какой в древности была горная Петра.

После зимних температур пустыни у моря неожиданно тепло. В декабре в Акабе вполне можно плавать, и тем более — нырять с аквалангом. Береговой риф, хоть и называется природным заповедником, уже поврежден портом, и не за горами то время, когда он может исчезнуть совсем. Если только порт не будет перенесен. Городские власти замахиваются на превращение города в один из крупнейших курортов Ближнего Востока с семью тысячами гостиничных мест, аквапарком и площадками для гольфа. Но пока этого не произошло — видное преимущество Акабы в сравнении с египетскими дайв-сайтами состоит в том, что дайверов здесь немного и удается избежать столпотворения людей с аквалангами на рифах.

Наутро снова смена климата и высот. Дорога на север до второго иорданского моря — Мертвого — идет вдоль границы с Израилем. На сотню километров по левую сторону дороги видны белые пограничные вышки и невысокие горы. Справа тоже горы — повыше и нежно-фиолетовые, там — Вади Рам и Петра. Посередине — снова пустыня. Вдруг остановка — деревня около дороги, пять десятков пыльных домов, на одном надпись «Rest». То есть туалеты и чай. К электрическому столбу привязан меланхоличный осел.

И снова сонная, желтая дорога. Пустыня это почти не менялась с библейских времен. Разве что проложили шоссе, да недавно посадили хилые по пояс деревца. Рядом с ними обязательно стоит цистерна с водой: без искусственного полива растениям не выжить. Фантастически не к месту в этом древнем пейзаже оказываются куски широких пластиковых труб, лежащие вдоль дороги. Недавно под пустыней Вади Рам нашли пресную воду и теперь строят 350-ти километровый водопровод, который будет снабжать водой столицу.

И вдруг неожиданная зелень, лес финиковых пальм и буйство белых бугенвилий. Неужели мираж? Это долина реки Иордан. На 120 километров на север, до границы с Сирией вдоль Иордана тянутся плодородные земли. В горах Петры сегодня плюс 16 градусов, а в долине плюс 26, зреют бананы и помидоры. В долине всегда лето и четыре урожая фруктов в год, которых хватает на все страну. Здесь, в водах Иордана, Иоан крестил Иисуса. Тогда Иордан был полноводным, оправдывающим свое название «шумная река».

Вдоль Иордана когда-то зеленели тропические леса, а в прибрежных зарослях папируса водились гиппопотамы. Сейчас от былого растительного великолепия ничего не осталось, разве что возвышаются кое-где вечнозеленые смоковницы. Иордан — коричневый после дождей, неглубокий и холодный, почти теряется в зарослях осоки. На берегу реки стоят русская и греческая церкви. Русская совсем новая, сверкает на солнце золотой луковкой и белыми стенами на фоне пальм.

Теперь вверх — еще десяток километров в горы и попадаем в более древний эпизод библейской истории — на гору Небо, с которой закончил свои странствия Моисей. Пророку не дано было ступить на Землю Обетованную. Но перед смертью он получил от Бога дар — увидеть цель Исхода с вершины высокой горы. С продуваемой всеми ветрами Небо, вознесшейся над Мертвым морем, Иерехоном и долиной Иордана, Моисей увидел Ханаан. Он умер и был похоронен втайне, по предположениям, на этой самой горе. Кроме ветхозаветной панорамы, ехать на гору стоит, чтобы посмотреть на развалины византийской базилики, украшенной мозаичным полом, да современный крест — фантазию на тему Змеиного Посоха Моисея.

Всего полчаса с горы Небо, и вы окажетесь на 425 метров ниже уровня океана. Самая низкая точка суши планеты — берег Мертвого моря — украшен сталагмитами соли. Не так густо, как в Израиле, но и концентрация соли здесь поменьше (300 грамм на литр). С тех пор как Мертвое море разделилось на два бассейна в 1977 году, более мелкий Южный остался у Израиля. В иорданском Северном бассейне и воды побольше, и на море больше похоже.

Тело в такой воде теряет десять процентов веса. Увы, не навсегда, а только до выхода из чудо-водоема. Но и такая временная потеря веса очень полезна: она обеспечивает разгрузку суставов и расслабляет мышцы. Вода поддерживает не хуже матраса. Матраса теплого, мокрого и маслянистого на ощупь.

Во время купаний в поры кожи попадают растворенные в жидкости минералы и микроэлементы, которые передаются в кровь и лимфу, ускоряя метаболизм и способствуя выведению токсинов. После купания в Мертвом море очень хочется спать, тем более что воздух в долине насыщен большим количеством брома.

Утром снова поднимаемся в горы, куда забралась столица Иордании — Амман. Амман — это ключ к пониманию страны, мост, перекинутый с древних земель в современность. Половина шестимиллионного населения Иордании живет в Аммане, предпочитая жестокой пустыне Иорданских земель прохладный горный климат. Зимой здесь, на высоте 1100 метров, даже бывает снег. Амман расползся по девятнадцати холмам так безалаберно, что невозможно сказать, где у города центр. Может быть он на одном из холмов, возле Цитадели, где рядом с дворцом Омейядов лежат колонны римского храма Апполона? Храм относится к древнеримскому владычеству, дворец строили в 730 году мусульманские халифы. Рядом стоят византийский храм шестого века и белая Мечеть Короля Хуссейна, возведенная в 1924 году. Чуть ли не вся история человечества уместилась на одном холме...

Чумазые дети играют в мяч прямо на проезжей части. В запутанных городских переулках пахнет кофе с кардамоном. Недалеко от развалин римского амфитеатра строится небоскреб из синего стекла. По узким шоссе текут реки новых европейских автомобилей. Ветхозаветный Раббат Аммон, позже античная Филадельфия, сейчас современный мегаполис Амман — столица королевства, где мудро и осторожно правит Абдалла Второй, любимый своим народом потомок одной из старейших династий в мире. На некоторых фотографиях Абдалла Второй, элегантный мужчина в европейском костюме, прижимает к уху мобильный телефон. Этим он словно символизирует открытость Иордании для бизнеса и переговоров. Его земля принадлежит к числу стран, где сходятся все времена и культуры, где море соседствует с горами, а жара ладит с холодом.

Преданные забвению древние цивилизации по прежнему живут здесь, запечатанные в камне и песках. Потерянный миром розовый город дождался своего часа, чтобы теперь удивлять туристов, а молчаливые горы пустыни каждый вечер встречают закат, как и тысячи лет назад. И хочется думать, что ничего, ничего не изменилось.

 

Благодарим Иорданское управление по туризму в России (JTB) за организацию поездки.

26.12.2012