«Я родился в пещере!» — утверждает черноглазый бедуин по имени Тесер, свешиваясь с верблюда. «Вон в той!» — убедительно продолжает он, кивая на один из черных провалов в скалах Петры, выбирая тот, который подальше. «Давай подвезу, — показывает он на привязанного за верблюдом ослика, украшенного красной попонкой. — Пять долларов. За десять довезу до Казны». Тут у Тесера звонит айфон: ко входу в Петру подъехал автобус с группой японских туристов. Засунув мобильный телефон в складки галабеи, Тесер подгоняет верблюда ударом голых пяток по бокам. «Салям!», — едва успевает бросить он мне на ходу, устремляясь к новой туристической поживе.

Легенду про рождение в пещерах Петры с удовольствием повторит туристу любой провожатый. На самом деле большинство бедуинов, как и 20-летний Тесер, слишком молоды, чтобы эта история оказалась правдой. С 1973 года бедуины живут в деревне, построенной для них по договору с королем Иордании в обмен на земли города Петры. В домах с отоплением, водопроводом и солнечными батареями для нагрева воды. Теперь там есть даже беспроводной интернет. В свободное от катания туристов на верблюде время, Тесер разъезжает по деревне на джипе или сидит в скайпе. «Обмениваюсь в чате кулинарными рецептами с французскими подружками», — загадочно сообщает он.

Бедуины жили в Петре столетиями, приспособив потерянный миром набатейский город в скалах под свой непритязательный пустынный быт. Коптили кострами потолки дворцов и привязывали верблюдов к римским колоннам. А когда в 19 веке вместе с первыми европейцами к ним пришли винтовки, они изрешетили пулями фасад здания, которое между собой давно называли «аль-Хазне» («Казна»), думая, что трехметровый кубок-украшение прячет внутри золото.

Когда в 1812 году Петра вновь явилась миру после столетий забвения, на шестидесяти квадратных километрах ее территории проживало от силы две сотни бедуинов. Сейчас в деревне их уже три тысячи. Великанские дворцы и храмы Петры достались кочевникам пустыни вроде вотчины на откуп, так же как египетским арабам остались пирамиды фараонов, а современным москвичам — социалистические мозаики и гранитные статуи московского метро. Кровной связи с ними нет никакой, зато есть прибыль: можно показывать туристам.

Несмотря на реальные исторические события, например, покорение города римским императором Трaяном в 106 году нашей эры или приход крестоносцев в 12-м веке, про историю Петры и самих набатейцев доподлинно неизвестно почти ничего. Даже то, действительно ли они основали Петру четыре тысячелетия назад. Огромный город в пустыне на перекрестке караванных путей в прохладном каньоне Сик, Петра ошеломляет своим масштабом: на много километров по обе стороны широкой дороги уходят в горы дворцы, гробницы, развалины античных храмов, амфитеатры и даже водопровод. По размаху с Петрой сравнимы разве что Помпеи.

К тому же город как будто строили великаны — высота фасадов большинства зданий — 40-50 метров, дверные проемы раз в семь превосходят человеческий рост. По разному стилю зданий понятно, что народы в Петре появлялись и исчезали в течение столетий, достраивая что-то свое. Много раз так происходило за всю историю земель, на которых ныне расположена Иордания — молодое арабское королевство, которому еще нет даже ста лет.

Несмотря на молодость государственного образования, земля Иордании — ровесница самой истории. Святая Земля Ветхого Завета — долина реки Иордан — место, где вполне мог находится Эдемский Сад, куда Господь поместил человека с наказом «беречь ее и возделывать ее». Ее — то есть землю, в библейские времена обильную урожаями и щедрую на всходы. Археология в свой час подтвердила книги пророков: похоже, что именно здесь появилось земледелие и первый домашний скот. Древняя земля Ирам — ныне иорданская пустыня Вади Рам — шесть тысяч лет назад была цветущим краем, не знавшим недостатка в воде, плодах и дичи.

Но вслед за добром в мир неизбежно вошло зло. В райском саду случилось грехопадение, а хозяйственная деятельность человека привела к первой в истории экологической катастрофе. За несколько веков щедрая земля Ирам была истощена первыми посевами и вытоптана первыми домашними животными. Вот уже несколько тысячелетий Вади Рам — бесплодная пустыня с красным песком и скалами из затвердевшего песчаника.Читать дальше >>>