На днях он вышел из своей хижины в рыбацком поселке Бусокбусок, что на северо-востоке Филиппин, и на ощупь добрался до своего сада в лесу за поселком. Там-то и случилась беда. 74-летнего слепого старика зовут Винсент Капарас. Он живет здесь, на берегу бухты Касигуран, уже почти полвека и знает наизусть каждую тропу, каждую ветку, все ручьи и подводные камни.

Но в тот день земля ушла из-под ног Винсента: «Я провалился в яму, — рассказывает Капарас, — и только через несколько часов соседи нашли меня и вытащили из этой дыры». Старик сидит на кровати у себя в хижине с прогнившими дощатыми стенами и дырявой соломенной крышей. Типичное жилище для поселка Бусокбусок.

Откуда в саду яма? Старик задумывается. Он молча держит меня за руку — это прикосновение заменяет Винсенту зрительный контакт. Наконец поворачивает ко мне свое морщинистое лицо и шепчет: «Охотники за сокровищами!»

Опять пресловутые искатели сокровищ? Про них говорит чуть ли не каждый житель поселка Бусокбусок. По слухам, где-то на архипелаге закопано легендарное «золото Ямаситы». Говорят, что этот клад стоит больше ста миллиардов евро. Что якобы японцы, оккупировавшие Филиппины во время Второй мировой войны, хранили здесь добычу, награбленную на Яве, Суматре, в Малайзии, Сингапуре и Бирме.

Но потом вражеские подводные лодки, взяв под свой контроль морские пути восточной части Тихого океана, потопили несколько японских судов с золотом. И тогда японский генерал Томоюки Ямасита, командовавший филиппинским фронтом, решил зарыть оставшееся золото. Людей, выкопавших для этого специальный туннель, Ямасита приказал казнить. И никто, кроме самого генерала, не знал, где спрятан клад.

Но Ямасита унес эту тайну в могилу. В сентябре 1945 года он сдался десантировавшимся на Филиппины американским войскам, через пять месяцев его повесили.

«Нет у нас никакого золота, — уверяет Винсент Капарас. — Нечего тебе здесь искать, американо!» Мне никто не верит. Каждый из примерно 2700 жителей поселка Бусокбусок, с которыми я встречаюсь, уверен, что я приехал сюда в поисках пресловутого японского «золота». Пытаться объяснить им, что я не из США, бесполезно.

И вообще: цель моего приезда кажется им абсурдной. Неужели кто-то действительно может приехать сюда только для того, чтобы узнать, как люди справляются с последствиями ураганов?!

Как можно жить в поселке, который постоянно становится жертвой тайфунов? Можно ли привыкнуть к тому, что все средства к существованию регулярно смывает в море? Почему никто не переезжает отсюда?

Поселок Бусокбусок находится в филиппинской провинции Аврора, в самом сердце одного из самых опасных районов Земли. В каждый сезон муссонов, который длится с июня по декабрь, на провинцию обрушивается около двух десятков тропических циклонов. Они добираются до бухты Касигуран то в виде шторма, то в виде супертайфуна, когда ветер достигает скорости 250 километров в час и с дьявольским воем обрушивается на перекошенные хижины. Такие же, как у Винсента Капараса.

«Здесь вполне можно жить, — спокойно говорит Капарас. И добавляет: — Тут никто не умирает с открытыми глазами». Звучит таинственно. В переводе с тагальского эта пословица означает: «Здесь есть все, что нужно для жизни; открой глаза и посмотри по сторонам!»

На первый взгляд трудно поверить, что в Бусокбусоке есть все, что нужно для жизни. Тот, кто приезжает сюда по морю на водном такси, видит поначалу лишь горстку хижин с соломенными крышами, ютящихся по обе стороны бухты. Они едва различимы в густой зелени тропиков.

Главная улица поселка тянется вдоль берега бухты — два с половиной километра камней и ям, во время муссонов превращающихся в озера. На одном конце улицы — школа на холме, на другом — караоке-бар Хулио Матаса, единственное развлекательное заведение во всей округе.

Первое, что бросается в глаза еще до того, как лодка причалит, — это хижины, разрушенные недавним тайфуном. Местные жители оценивают силу тайфуна именно количеством поваленных хижин. Иначе говоря, чем больше бездомных людей в общине, тем мощнее был тайфун.Читать дальше >>>