В конце XIX века из далекой Латинской Америки в Лондон пришло необычное известие: в Патагонии найдены останки гигантского ленивца. Эта новость заинтересовала британскую газету «Дэйли Экспресс» настолько, что в 1900 году она профинансировала научную экспедицию на юг Чили. Целью поездки была поимка и доставка в Англию таинственного животного, обитающего в пампе.

Правда, находить огромные кости и куски толстых шкур, которые не могли бы принадлежать ни одному из известных существ на Земле, начали задолго до этого события. В 1789 году доктор Бартоломе де Муньос, путешествуя по Аргентине, наткнулся на практически полностью сохранившийся скелет мегатерии (от греческого «мегас» – большой и «терион» – млекопитающее). Его размер можно было сравнить разве что со слоном: рост составлял три метра, длина туловища – пять, а хвост тянулся далеко по земле.

Полвека спустя во время своего путешествия по земле Нового Света на берегу Пунта-Альта Чарльз Дарвин также нашел кости громадного животного. После реконструкции скелета в Королевском хирургическом колледже находка натуралиста вызвала у ученых лишь смех и недоверие: перед ними предстал то ли необъятных размеров медведь с головой верблюда, то ли гигантский ленивец с языком жирафа... Все изумлялись: разве совершенная природа могла создать такое нелепое животное? Однако, несмотря на сомнения, имя существу все-таки дали: milodon darwini.

Но самым упорным искателей гигантского ленивца стал аргентинец Флорентино Амегино. В 1861 году вместе с немецким ученым Германом Бурмейстером он нашел новые останки милодона. После смерти коллеги Флорентино Амегино продолжил поиски неизвестного науке животного в одиночку. Он собирал любые сведения о нем: расспрашивал местных жителей, изучал старинные манускрипты. Он узнал, что индейцы-теульче называли этого зверя Йемиш и считали его громадным кротом, погибающим от солнечного света. Они уверяли, что он прячется в непроходимых лесах и активен только ночью.

Путешественники в своих записях писали о встречах с «су» или «суккарат», существом невероятных размеров с толстой шкурой, покрытой «камнями», и, как правило, обитающим около воды.

В конце 1880-х годов Амегино получил любопытное известие от экс-губернатора аргентинской провинции Санта-Крус Рамона Листы: якобы, охотясь, он столкнулся с животным, «напоминающем ящера» огромных размеров. После этой новости сообщения о встрече с громилой стали поступать от разных людей все чаще и чаще... Амегино начал надеяться, что рано или поздно он увидит животное своими глазами.

На шаг к мечте Амегино приблизил немецкий иммигрант, бывший капитан дальнего плавания, овцевод Герман Эберхард. Летом 1895 года, исследуя ближайшие земли, на одном из склонов Сьерро-Бенитес он заметил огромную пещеру. Ее размеры поражали воображение: высота составляла 30 метров, ширина – 80, а глубина – 200. Переводя свой взгляд с огромных сталактитов, свисающих с потолка, на пол, Эберхард увидел большой кусок шкуры с костяными наростами неизвестного животного.

Находка совсем не взволновала Эберхарда, зато привлекла внимание ученых, в том числе Амегино. Исследовав шкуру, профессор сравнил ее с образцом, полученным от индейцев, и понял: обе принадлежат одному и тому же существу. В честь экс-губернатора он дал ему имя milodon listai и стал еще больше верить в то, что милодон жив и сегодня.

Однако его коллега, основатель и директор Музея естественной истории в Ла-Плате, Франциско Морено занял противоположную позицию. Изучив тот же кусок шкуры, он заявил, что уверен: милодон давно умер, а шкура сохранилась в хорошем состоянии благодаря особому микроклимату в пещере.

В Англии с Морено не согласились и, благодаря «Дэйли Экспресс», отправили на поиски милодона экспедицию во главе с мистером Хескетом Причардом. Однако она оказалось безуспешной: найти живого ленивца-гиганта не удалось. В своей книге «В сердце Патагонии» Причард описал свое путешествия, вдохновившее Артура Конан-Дойля на создание книги «Затерянный мир».Читать дальше >>>