Намибия, пустыня Калахари. На рассвете из пещерки выбираются сурикаты: сначала родители с тремя малышами, затем старшие братья с сестрами и остальные члены клана. Встав на задние лапы и опираясь на хвост, они греются в первых лучах солнца. Через несколько минут почти все взрослые сурикаты отправляются добывать завтрак — насекомых и скорпионов. От охоты освобождены «часовые», которые занимают посты на скалах и ведут наблюдение: нет ли поблизости орлов, шакалов или кобр. Еще одна суриката остается «дома», чтобы присматривать за хозяйством и заниматься обучением детворы.

Сурикаты — это близкие родственники мангуст. Алекс Торнтон из Кембриджского университета (Великобритания) считает сурикат «в высшей степени коллективистским видом». Они вместе охотятся, сражаются, несут дозор, воспитывают детей. Много лет Торнтон вместе с коллегами  изучал в Южной Африке социальное поведение этих хищников, размер которых едва достигает 30 сантиметров. Ученые хотели добыть новые сведения о том, как в ходе эволюции млекопитающих сформировались удивительные отношения — кооперация.

Сурикаты во многих отношениях ведут себя иначе, чем ожидали закоренелые дарвинисты. Многие из них отказываются от зачатия собственного потомства и, соответственно, распространения своих генов. Вместо этого они заботятся о чужих детенышах — в основном это потомство более высоких по рангу членов клана. При этом «нянькам» приходится идти на большие жертвы: весь день, пока остальные сурикаты прочесывают пустыню в поисках насекомых, они голодают. К тому времени, когда юные сурикаты становятся самостоятельными, их опекуны теряют до десяти процентов своего веса.

На первый взгляд часовые тоже ведут себя самоотверженно. Пока группа охотится, один из членов клана всегда несет дозор. Взбирается на возвышение и застывает на солнцепеке, чтобы при малейшей опасности предупредить об этом остальных. Часовой сигнализирует постоянным посвистыванием о том, что он на посту. Если появляются враги, то сигналы меняются: короткая трель означает, что в небе появился безобидный африканский малый сокол, а об опасном боевом орле возвещает пронзительный тревожный крик. Раньше считалось, что, когда группа спасается бегством, часовые больше других рискуют жизнью: не сумев вовремя присоединиться к клану, они становятся легкой добычей для хищников.

Каково же было удивление исследователей, когда они обнаружили, что более чем за 2000 часов наблюдений ни один из часовых не пострадал. Враги всегда нападали на других сурикат. «Похоже, многие часовые не так уж бескорыстны», — считает Тим Клаттон-Брок, руководитель этого проекта. По его словам, особенно охотно сурикаты брали на себя роль часовых, когда были сыты. При этом они всегда старались, чтобы наблюдательный пункт был как можно ближе к укрытию. И обычно именно часовые первыми прятались от опасности.

Классическое толкование альтруистского поведения среди животных появилось в 1960-х: согласно теории кин-отбора (kin selection  — родственный отбор), во время эволюционного соперничества друг против друга выступают вовсе не отдельные особи, а кланы, состоящие из близких родственников. Внутри клана каждое животное старается сохранить наследственный материал, воспитывая вместо нескольких собственных детенышей многочисленное потомство близких родственников. То есть, предположительно, заботясь о членах своего клана, сурикаты обеспечивают дальнейшее существование и собственным генам.

Однако чем больше исследователи наблюдают за сурикатами, тем очевиднее становится, что их поведение плохо вписывается в эту теорию. Дозор, например, несут и животные из других кланов, примкнувшие к группе сурикат. И в воспитании детенышей тоже участвуют все сурикаты клана — в том числе и те, кто не связан с ними родственными узами. Значит, для такого поведения  должна быть другая причина. А может, сурикаты все же действуют бескорыстно?

Ученые выдвигают другую гипотезу: каждая суриката заинтересована в том, чтобы жить в группе, которая насчитывает как можно больше членов, и поэтому заботится о детенышах других. Маленьким колониям действительно приходится жить в постоянной опасности. Часовые могут стоять на посту не больше двух часов в день, и малочисленные кланы часто остаются незащищенными. Да и с изнурительными обязанностями нянек небольшой группе справиться труднее. К тому же охотничий участок маленьких групп может быть захвачен чужими кланами. Сурикаты, которые не помогают друг другу, в Калахари долго не протянут.

И напротив — большие группы выигрывают благодаря коллективизму. Объединившись в многоголосую стаю, которая лает и скалит зубы, они могут победить даже таких опасных врагов, как шакалы. Кооперация укрепляет группу, помогает ее численному росту и обеспечивает клану долгосрочную выгоду. Вывод ученых: сурикаты проявляют альтруизм только потому, что это выгодно им самим. У этих хищников есть веские причины для того, чтобы в борьбе за выживание в пустыне думать и о благе собратьев по клану. geo_icon