Новости партнеров


GEO приглашает

Бесплатный проезд на городском транспорте и скидки на посещение городских достопримечательностей —  карта Jerusalem City Pass сэкономит вам время и деньги


GEO рекомендует

Бренд Röndell дополнил ассортимент посуды из нержавеющей стали эргономичным набором  Savvy - RDS-940


Новости партнеров

О вине запросто

Это звучит странно, но на юге Германии, куда все едут за сосисками и пивом, есть многовековые — и весьма самобытные — традиции виноделия
текст: Дарья Князева
фото: Дарья Князева

Прижимая к груди папку с отчетами лесничего и бухгалтерскими ведомостями по работе винодельни, наследная принцесса Штефани Лёвенштайн забегает в дегустационный зал, чтобы попрощаться с коллегами — управляющим энотекой Томасом и секретаршей Викторией. Она раскланивается с группой туристов, которых почти не видно за стеной пустых бокалов, и интересуется, довольны ли они визитом. Туристы с видом знатоков обсуждают только что отведанный терпкий рислинг и нетерпеливо кивают: мол, визит проходит как надо. Ни реверанса, ни почтительного поклона. Они понятия не имеют, что перед ними представительница старинного баварского рода, что ее семье принад­лежат виноградники и леса, которые они проезжали по пути сюда, вино, которое они пьют, и даже замок в стиле барокко, которым они любуются в открытое окно. Ведь невозможно подумать, что у наследников всей этой красоты тоже восьмичасовой рабочий день и срочная работа, которую приходится брать на дом.

Муж Штефани, Карл, собственно, потомок династии Лёвенштайн, в прошлом году погиб в автокатастрофе. На Штефани осталось четверо детей, хотя, правильнее сказать, все восемь — плюс виноградники в нижнем течении Майна и в долине Рейна, винодельня в Клянхойбахе (40 километров на юго-восток от Франкфурта), лесничество между Шпрессартом и Оденвальдом и отель в хозяйском замке XVIII века. Педиатр по образованию, она бесстрашно бросилась в новую для себя работу управляющей­— и воплотила в жизнь самые смелые замыслы покойного мужа.

Сегодня «Фюрст Лёвенштайн» — это примерное хозяйство, куда приезжают за советом соседи. Здесь самый современный бродильный павильон — ангар из легкого дерева в стиле эко-тек. На позиции главного технолога — женщина, что редкость в консервативном винопроизводстве. Даже бочки для вина лёвенштайнцы стали делать из собственного шпрессартского дуба: к концу недели ими планируют заменить немногие оставшиеся в погребе французские резервуары.

По первым буквам имени погибшего Карла теперь названы вина производства Лёвенштайн: Coronilla — сухой, звонкий рислинг; Ashodilla — из популярного в здешних краях сорта сильванер; Reserve — выдержанный пино нуар; Loewenstein — рислинг класса гран-крю с рейнских виноградников. Они хорошо пьются из тонкостенных бокалов, созданных специально для винодельни именитым итальянским сомелье Энрико Бернардо из легендарного цвизельского хрусталя, — таких же легких и невесомых, как сами вина. Это робкие, деликатные напитки, они теряются перед вульгарным миллиметровым стеклом, перед картофельным пирогом и говяжьим стейком, который предлагают на закуску, как теряется благородная барышня, столкнувшись на узкой садовой дорожке со свинопасом.

<quote>Франконские вина кажутся порождением иной — более нежной и возвышенной — души, чем сопровождающая их южно-германская кухня. Если кому-то померещится, что они кислят, так это от испуга, что луковый пирог или острая колбаска перебьет их цветочные ноты.</quote>

В отличие от пищи, изобильной и неизощренной, над приготовлением вина немцам приходится много трудиться. Например, они специально прореживают посадки на склоне, чтобы оставшейся лозе достались по максимуму солнца и силы немногочисленных минералов, содержащихся в известняковой почве. Потом вино долго и бережно выдерживают в суперсовременных металлических резервуарах с функциями контроля давления и влажности. Немецкие бродильные погреба лишены деревянной романтики погребов итальянских и французских, они, скорее, похожи на завод по производству «мерседесов» — повсюду сияющая сталь, рычаги и клавиатуры.  

Хотя это и тяжелая каждодневная работа, трудолюбивые баварцы занимаются виноделием как хобби, наряду с хоровым пением, культивированием герани и вышиванием. У многих семей городка Эрленбах-на-Майне, что в Нижней Франконии, по гектару или полгектара виноградных плантаций на солнечном склоне горы Хохберг: они ухаживают за посадками после работы и по выходным, а на сбор урожая приглашают друзей и знакомых — добровольцы приезжают сюда даже из Мюнхена. Среди других здесь есть и участок Группы социальной помощи, где трудятся так называемые «веселые виноделы» — инвалиды в развитии, люди с тяжелыми неврологическими заболеваниями. Они выпускают собственное красное вино с забавной этикеткой в стиле наив. Вино это получается тоже, так сказать, в стиле наив, но прекрасно идет с местным ноздреватым хлебом и мягким сыром с травами в час, когда обед уже прошел, а до ужина еще далеко.

Между террасами из красного песчаника, на которых разбиты виноградные плантации, проложена дорога — широкая, чтобы на ней могли разъехаться два трактора. В 1954 году ее объявили туристическим маршрутом и назвали «Дорогой красного вина». Это было смелой инициативой. Вообще-то Франкония гордится своими белыми винами, а о красных разумно умалчивает — они в большинстве своем бедные, прозрачные и кисловатые. Но на Хохберге каким-то чудом вызревает достойный пино нуар, который в Германии называют «шпетбургундер».

За каждый квадратный метр возделываемых виноградников собственнику в год начисляют 45 евро. Таким образом государство поддерживает винодельческие традиции региона и создает его жителям возможность продуктивного досуга. Террасы, укрепленные красным камнем, аккуратно поднимаются по склонам гор Хохберг, Центграфенберг, Штайнгрюблер и Майнхёйле. В ложбинке между ними лежат два городка — Мильтенберг и Бюргштадт, сросшихся в единый клубок домов и улиц. Сюда сворачивает велосипедная дорога, бегущая по берегу Майна. Эта главная «достопримечательность» Майнской долины длиной 600 километров очень востребована у туристов. Особенно ранней осенью, когда у виноделов вызревает «федервайсер» — напиток на грани между состарившимся суслом и молодым вином. Эта мутная розоватая жидкость крепостью шесть градусов с пенкой и осадком прекрасно утоляет жажду после кручения педалей; иссушающий алкогольный привкус в ней полностью отсутствует.

<quote>Велосипед — лучший вид транспорта для тех, кто желает свести близкое знакомство с винодельческой продукцией региона. Вдоль реки по отполированной шинами дорожке катятся велосипеды-тандемы, велосипеды о двух, трех и четырех колесах, велосипеды с багажниками для люлек и пристяжными тележками, в которых вместе с хозяевами едут собаки, велосипеды с выгнутым рулем, дугообразной рамой и электромоторчиком. Гараж, где велосипеды отдыхают между поездками, часто является по совместительству и винным погребом; это лишний раз подчеркивает эмоциональную близость двух самых популярных хобби жителей южной Германии — домашнего виноделия и любительского велоспорта.</quote>

В Вюрцбурге, куда вслед за течением Майна прибывают велосипедисты, раскинулись самые большие в стране государственные виноградники — под стеной замка Мариенберг и на склонах гор, подступающих с севера. За обедом здесь вино, как правило, разбавляют водой с ломтиком лимона — эта немецкая версия мохито называется «хуго». Так же как и «федервайсер», оно прекрасно утоляет жажду и не требует к себе повышенного внимания. Это мудро, потому что ничему жидкому и прозрачному, кроме местного красноватого пива, не под силу спорить с франконскими свиными медальонами, тыквенным салатом и белыми баварскими сосисками с горчицей.

Зато за ужином белое вино берет свое. Его любовно подают к тушеной капусте и кнедликам в бутылке особенной формы, которую франконские виноделы с боем отстояли у евросоюзных властей, мечтающих унифицировать всю продукцию Старого Света. Бутылка эта низенькая, приплюснутая, с коротким горлышком и крутыми боками. Существует как минимум четыре версии ее происхождения — от похабных историй про козью мошну до апокрифических про спор монаха с дьяволом. Сейчас в буклетах и рекламных роликах франконское вино позиционируют как «самое удобное вино для пикника». В том числе для велопикника, ведь бутылка по контурам напоминает дорожную фляжку.

Александра Меммель работает в Государственном винном погребе Вюрцбурга — одном из немногих в Германии, где бережно сохранены милые сердцу средневековые интерьеры. Здесь есть каменные лестницы, рассохшиеся деревянные панно с готическими письменами, низкие закопченные своды, пузатые дубовые бочки с родовыми гербами и люстра со свечами. «Этой бочке больше четырехсот лет, — говорит она, похлопывая по крутому дубовому боку. — Ее в числе других спрятали на севере Франконии, а после войны искали со специальной экспедицией. Нашли, правда, не все. Но приятно думать, что где-то в мире до сих пор сохранилось вино XVII века». 

Здесь также можно взять шефство над одной из бочек (новодел, конечно, но никто не знает, где ее спрячут, а потом найдут через четыре века). За две тысячи евро на торце бочки из шпрессартского дуба гравируют герб семьи или учреждения, ее патронирующего. И хотя нельзя ни забрать покупку из погреба, ни даже отливать из нее вино, когда закончатся домашние запасы, желающих стать фиктивным владельцем бочки более чем достаточно. Это и Вюрцбергский университет, и крупные немецкие компании, и частные лица. «У немцев очень развито чувство сопричастности. Они охотно расстаются с деньгами под предлогом помощи родному региону, поддержки исторических промыслов, сохранения местных достопримечательностей», — объясняет Ирина Кейко, руководитель представительства Немецкого офиса по туризму в России. Иметь бочку с собственной гравировкой в Государственном погребе очень престижно. И ничего, что ее почти никто не видит, кроме работников погреба и экскурсантов. Тем, кто купил право ее патронировать, просто важно знать, что их две тысячи евро послужили благой цели — поддержанию винодельческих традиций Вюрцбурга.

Правда, вся эта средневековая красота с гравированными бочками и оплывшими свечами оставлена здесь только для декорации: правое крыло государственного погреба можно снять как зал для свадьбы или корпортатива, арендовать для съемок кино, дегустации или дискотеки. А собственно бродильный процесс происходит в левом крыле, экипированном теми самыми металлическими резервуарами с датчиками давления и влажности. Практичные немецкие виноделы понимают: чтобы уверовать в достоинства местного вина, приезжим необходима эта вышедшая из употребления атрибутика, но все же в настоящем, а не показушном производстве отдают предпочтение новым технологиям. Это существенно уменьшает количество дрозофил.

<quote>В соседней с Баварией Саксонии винодельческая зона простирается на 450 гектаров, а винный путь, соединяющий ее эпицентры, протянулся на 80 километров между Дрезденом и Мейсеном. На него нанизаны охотничьи замки, французские парки, крепости, фарфоровые мануфактуры, музей ГДР, рестораны, где подают специальное меню под саксонское вино, и, конечно же, винодельни. В том числе и Государственная винодельня Саксонии, расположившаяся в замке Вакербарт. </quote>Здесь есть показательная плантация, где чинными рядками стоят лозы всех сортов, которые растут в этом регионе: вездесущие сильванер и мюллер-тургау, золотой и черный рислинг, онемеченные мерло, шардоне и шираз. Есть ресторан, где подают самый вкусный в округе луковый пирог и куриную грудку с гарниром из карамелизированной моркови. Есть замок с бельведером на горе, который можно арендовать на выходные или ради свадебной съемки. Есть, конечно же, погреб с лабиринтом из гигантских алюминиевых жбанов, между которых можно бродить с аудиогидом. В конце визита гостям наливают на пробу три сорта местного вина и на жидкокристаллических мониторах показывают научно-познавательный фильм, где синие шарики-дрожжи поглощают красные шарики-сахара и выделяют бесцветные шарики алкоголя.

Саксонский винный путь, параллельно которому проходит один из красивейших международных велотреков, заканчивается в Дрездене, столице федеральной земли Саксония. Дрезден хочет воскресить свой далекий барочный образ, стертый английскими бомбардировками и советской оккупацией, но не хочет забывать и недавнее гэдээровское прошлое в виде Дворца культуры с мозаичным панно в стиле соцреализма и панельными девятиэтажками. Эти две противоречивые эпохи борются за место на его улицах, а за их жестокой красивой баталией наблюдают с террас кафе вальяжные туристы с белыми от пива усами.

Пиво здесь победило. Еще два века назад Дрезден плотным кольцом окружали виноградники — на склонах приэльбских холмов вызревали чудесные белые сорта, любимые курфюрстами. Однако, чем больше город хорошел, тем дороже стоила земля на панорамных террасах, занятых посадками. В течение XIX века лозу вырубали, на ее месте строили виллы, разбивали французские парки и английские сады. Выжили только виноградники, объявленные заповедными зонами или памятниками ЮНЕСКО: область на плато Шонфельд и в пригороде Пирна, виноградники в районах Пильница и Динглингер.

Конечно, немецким винодельческим регионам нужен француз с длинным носом, в шарфике и беретке. Он научил бы наивных саксонцев и франконцев подбирать вино под блюдо и блюдо под вино, менять бокалы, когда открывают новую бутылку, крутить вино в нужном направлении, чтобы оно «полнее раскрывало свой букет», и делать фетиш из прогнивших от старости бочек. Но пока француз сюда не добрался, немецкие профаны чистосердечно радуются вину как умеют. Сусло у них бродит в цистернах, похожих на огромные банки содовой. Сухие и сладкие, красные и белые вина пьются из одного и того же бокала, а часто разбавляются минеральной водой. На закуску подают ассорти из острых и жирных колбасок с маринованными огурцами — то, что никак нельзя подавать к и без того робкому сильванеру. Местные виноделы не грезят об иностранных рынках сбыта и всячески подчеркивают, что при всей любви к местному вину не рискнут покуситься на олигополию французских и итальянских коллег. «Не надо сравнивать здешнее вино с иностранными авторитетами, — говорит Ирина Кейко из Немецкого офиса по туризму, поклонница франконских белых вин. — Важно просто знать, что, если вы едете на велосипеде вдоль Майна, Рейна или Эльбы, устали и свернули с трассы в соседнюю деревеньку, вам всегда нальют хорошего домашнего вина и дадут закусить колбаской».

12.12.2011