Они говорят, что ее звук похож на ржание дикой лошади. Или на ветер, пролетающий над лугом. Морин хуур, двухструнная скрипка с лошадиной головой на грифе, неразрывно связана с культурой кочевников и служит монголам чем-то вроде символа нации.

Еще Чингис-Хана сопровождал в походах личный скрипач, игравший на морин хууре. А в 2002 году президент Монголии выпустил декрет, обязывающий иметь такую скрипку в каждом доме. При этом глава семейства должен уметь извлекать из нее звуки.

Имиджевая кампания для исчезнувшего образа жизни

Вот уже 20 лет после падения коммунистического режима страна старается оживить культурные традиции. Кириллица все еще заменяет старое уйгурское письмо, которое великий Хан, по легенде, лично подарил своему народу. Теперь правительство пытается освежить воспоминания о забытых во времена строительства социализма национальных героях.

Туристы приземляются в международном аэропорту Чингис-Хана. Его лицо красуется на сигаретных пачках, валюте, бутылках водки. А посреди степи, всего в часе езды от столицы Улан-Батор, стоит 40-метровая статуя стоимостью в несколько миллионов долларов. Однако еще успешнее и известнее Чингис-Хана - сама морин хуур, играть на которой учат в музыкальных школах и консерваториях. На ней музицируют как в юртах, так и в клубах Улан-Батора.

Возвращение на афиши

Певец Илчи был фронтменом пекинской панк-группы, когда горловое пение пробудило в нем интерес к монгольской народной музыке. Он поехал в китайскую Внутреннюю Монголию , откуда его увезли в 12-летнем возрасте, и создал группу Ханггай. Морин хуур эта группа отвела роль главного инструмента - и легко выбилась в лидеры целого музыкального направления.

Прогресс против традиции

Илчи пришлось заново учить монгольский язык, на котором он теперь поет о стемительно уходящем образе жизни. Ведь вновь ожившая традиция может снова кануть в Лету. Обнаруженные недавно залежи меди и угля спровоцировали в Монголии «золотую лихорадку», которая обернулась для страны быстрым экономическим ростом.

Впервые за всю историю в Улан-Баторе появились пробки на дорогах там, где раньше было больше лошадей, чем автомобилей. В пустыне канадское предприятие South Gobi инвестировало в шахту 200 миллионов долларов. Слоган у этой компании такой: «Монголия – Саудовская Аравия угля». geo_icon