Фотографу Г. М. Б. Акашу 35 лет, и он наживается на детском труде. И на проституции. И на ураганах, которые разносят в щепки бамбуковые хижины в дельте Ганга, оставляя без крова тысячи людей.

Цинизм? Нет, будни фотожурналиста в такой стране, как Бангладеш, если он хочет зарабатывать на жизнь своим ремеслом, не приукрашивая реальность. Тогда придется снимать и трущобы, и детей, работающих в пыльных цехах кирпичного завода, и нищету. И при этом отгораживаться от своих героев беспристрастностью хроникера, в которой нет места состраданию. Через этот эмоциональный барьер фоторепортеру нельзя переступать.

Профессиональная этика запрещает журналистам отождествлять себя с  изображаемыми людьми — пусть даже и хорошими. Считается, что журналист должен сохранять нейтралитет в любой ситуации. Даже перед лицом ужаса.

Получается, фоторепортер не должен сочувствовать людям, которых снимает? И не может им помогать? Щелкнул затвором, продал снимки и забыл?

Эти вопросы мучают не только фотографов, но и редакции, по заданиям которых они работают. Таких редакций, как GEO, которые понимают профессию не только как источник заработка, но и как моральную ответственность. И как бизнес-модель, в которой лучшие новости — это плохие новости. Просто потому, что они интереснее.

GEO часто публикует потрясающие фотографии из стран Юго-Восточной Азии, снятые фотографом из Бангладеш Г. М. Б. Акашем. В редакции все с нетерпением ждут его новых работ: какие выразительные лица! Какая композиция! Какие необычные сюжеты!

Фотографии бедняков, борющихся за выживание, складываются в душераздирающие репортажи. Но людские страдания при этом становятся товаром — содержанием журнала, который продается за деньги. А сами герои фотографий, как правило, не получают за публикацию ни копейки. Журналисты могут лишь надеяться, что такие репортажи помогут читателям осознать, насколько несправедлив мир.

Это наивно? Или цинично?

Г. М. Б. Акаша, сына простого служащего, циником не назовешь. Когда он видит, как кто-то плачет, то и ему на глаза наворачиваются слезы. Вот уже десять лет он фотографирует малолетних проституток и нищих стариков, униженных и оскорбленных; людей, для которых каждый день — это борьба за жизнь.

Его фотографии становились призерами престижных международных фотоконкурсов. А компания «Никон», выпускающая фотоаппараты, недавно назвала его одним из самых влиятельных фотографов Азии.

«Но я еще ни разу не замечал, чтобы герои моих фотосюжетов стали жить хоть немного лучше, — говорит Акаш. — Ведь на этих снимках зарабатываю только я».

Г. М. Б. Акаш не хотел мириться больше с тем, что он отделен от своих героев. Он решил разыскать людей со своих старых фотографий и поделиться с ними частичкой успеха, которого он добился исключительно благодаря им.

Паромный терминал в Дакке. Столица Бангладеш не отличается красотой, и этот причал тоже не назовешь живописным местом. Берега реки Буриганги завалены грудами мусора. Сварщики латают ржавые баржи, в реку сыплются искры. На берегу два десятка торговцев разложили на кусках брезента свой товар — «шошу». Так здесь называют огурцы, самый  ходовой овощ в пышущей зноем Дакке. Одному из торговцев помогает сын — 13-летний молчаливый парнишка, которого зовут Мунна.

Мунна — один из первых десяти героев фотографий Акаша, которым он решил помочь. Акаш уверен, что профессиональная отстраненность во время фотосъемки вполне может сочетаться с заботой о людях в обычной жизни. И то, что этим утром Мунна помогает отцу, а не трудится в темном фабричном цеху, подтверждает правоту Акаша.

«Я сделал этот снимок пять лет назад», — рассказывает Акаш, показывая мятый журнал.  На обложке изображены старческие руки, ухватившиеся за рычаг. В заскорузлые пальцы, перепачканные машинным маслом, въелась металлическая пыль. Лицо человека на фотографии видно смутно, но зритель сразу понимает, что за станком работает не старик, а ребенок. На снимке — руки Мунны.Читать дальше >>>