Так получается, что Маскат можно назвать островом спокойствия? Исам эль-Маллах загадочно улыбается в ответ. Мы только что обсуждали последние новости арабского мира — революции в Тунисе, Египте и Ливии, антиправительственные протесты в Йемене, Сирии и Бахрейне.

В начале 2011 года небольшие волнения были и в Омане, но сейчас здесь все тихо. Невероятно тихо.

Как отреагировал Его Величество султан на протесты? Эль-Маллах, спокойный и уравновешенный господин, держит в руке чашку жасминового чая. У него вполне европейские манеры, но по-английски он говорит с арабским акцентом: «Его Величество приказал предпринимателям повысить минимальную зарплату на 40 процентов. А стипендии студентам увеличены более чем на треть. Кроме того, в ближайшее время султан создаст 50 тысяч новых рабочих мест».

На этом разговор о политике заканчивается. Все настолько просто, что эль-Маллаху хватает трех предложений, чтобы закрыть тему.

Он отставляет чашку в сторону и возвращается к первоначальному вопросу: «Что же касается открытия оперного театра, то, к сожалению, мне запрещено вам что-либо рассказывать. Государственная тайна!»

Мы сидим в вестибюле отеля «Гранд Хайятт», одной из четырех фешенебельных гостиниц столицы страны — Маската. В центре зала бьет фонтан; над ним возвышается бронзовый всадник в натуральную величину с кречетом на плече. Вокруг фонтана — зоны отдыха с навесами, которые облюбовал местный бомонд. Мужчины одеты в дишдаши — традиционные белые долгополые балахоны, женщины c головы до ног укутаны в черные одеяния — абаи. Эти группы людей в холле отеля издалека напоминают беспорядочно перемешанные шахматные фигуры.

Египтянин Исам эль-Маллах — профессор музыковедения. В Оман он приехал несколько месяцев назад по личному приглашению султана, а до этого преподавал в Мюнхене. Музыковед будет помогать своим оманским коллегам управлять Королевским оперным театром Маската — первым на всем Аравийском полуострове.

Здание оперы окружено искусственными садами и издалека похоже на мираж, возникший на полоске земли между песчаным побережьем и городской автострадой. Оно построено в стиле оперных театров эпохи итальянского Ренессанса и одновременно символизирует «оманский ренессанс». Полы в театре — из лучшего мрамора, потолки из ценных пород дерева украшены резьбой и покрыты чистым золотом. Самый большой в арабском мире орга'н и все сценическое оборудование привезены из Германии. Сколько стоило строительство театра? Профессор эль-Маллах уверен: это неважно. Потому что это «подарок султана собственному народу».

Оперу открыли в октябре 2011 года. За несколько недель до премьеры египетский музыковед эль-Маллах упорно отказывался отвечать на вопрос о том, какой спектакль покажут в день открытия: «Государственная тайна!»

Оказалось — «Турандот».

Оман — необычное государство. Пока в одних странах арабского мира призывы к демократии подавляют танками, в Омане возводят
в ранг государственной тайны название премьерного оперного спектакля. Неужели «арабская весна» не заглянула в эти края? Или здесь вообще нет никакой «зимы»? А может быть, те, кто «мерзнет», просто молчат?

Абсолютному монарху Омана приписывают два качества: стремление к гармонии и неприятие диссонансов. И это не просто комплимент. Эти черты характера действительно отличают султана Кабуса бен Саида от авторитарных соседей. А ведь начиналось все в типичном для арабских диктаторов стиле.

В 1970 году Кабус сверг с трона своего отца. Тот бескровный дворцовый переворот готовился при поддержке британского правительства. Через восемь лет в Омане открыли месторождение нефти. Еще через три года страна приобрела определенный вес в мире, став импортером «черного золота».

 В то время в Омане бушевала гражданская война — сепаратисты, пользуясь покровительством коммунистического режима соседнего Южного Йемена, боролись за отделение южной оманской провинции Дофар.Читать дальше >>>