Антонис Лиакос – уважаемый в Афинах профессор истории. Если спросить его, что значит быть сегодня греком, он вспомнит в ответ две поэмы своих соотечественников. Одна из них принадлежит перу Костиса Паламаса, написашего ее в 1896 году. Это гимн Олимпийских игр. Согласно его тексту, Греция – это сплошной классический ландшафт, с культурными памятниками, оставшимися от минувших эпох. Там есть все, что выстроили в прошлом не только греки, но и их завоеватели: римляне, византийцы, венецианцы и османы. Все эти археологические находки образуют своего рода годовые кольца на срезе двухтысячелетнего древа истории греческого народа. Прислушаешься к гимну, и перед глазами встает образ страны, пребывающей в гармонии со своей историей; образ нации, преисполненной гордости за свое блистательное прошлое; народа, с олимпийским спокойствием впитавшего даже культуру своих узурпаторов. Неужели это и есть облик современной Греции?

Второе стихотворение рисует уже менее идиллическую картину. Его автор – Йоргос Сеферис, лауреат Нобелевский премии по литературе 1963 года.

В его стихах Греция предстает в образе человека, очнувшегося от глубокого сна и сжимающего в руках античную голову из мрамора. Он словно не знает, как без этой головы жить дальше и что с ней делать. Ему попросту надоело за нее постоянно держаться.

«Нынешняя Греция отчаяно пытается найти свою новую национальную идентичность, разрываясь  между современностью и античностью». Так интерпретирует стихи Сефериса греческий историк Антонис Лиакос. Для страны, которая стремиться жить по законам современности, античность становится непосильной ношей. Это мнение разделяет и афинский писатель-философ Никос Димоу. Конечно, современным грекам лестно слыть наследниками Аристотеля и Платона. Но в этой славе есть и что-то тягостное, говорит он. «Как будто древние предки - Нобелевские лауреаты, а их потомки –  простые троечники».

История современной Греции (Эллады) началась с провозглашения независимости королевства Греция в 1830 году. С тех пор граждане нового государства стали именоваться греками – эллинами. Но и у этих названий была непростая история. Стараниями отцов христианской церкви слово «греки» давно приобрело новое значение. Так в народе теперь звали язычников. 

Христианство закрепилось в восточной части Средиземноморья в IV веке н. э. Христиане приняли греческий язык и сохранили многие философские и поэтические произведения греков, а также их трактаты по медицине, математике и астрономии. Но при этом они уничтожили свидетельства эпохи эллинизма: философские школы, статуи, храмы, театры, борцовские арены и все площадки для публичных диспутов. Христиане тогда же и приравняли все «греческое» к «языческому».

До христианства в Средиземноморье господствовал эллинизм – историческая эпоха, отличавашаяся распространением греческих языка и культуры. Ее истоки уходят в VIII век до н. э., а ее конец совпадает с окончательной христианизацией Римской империи в VI веке н. э. Афины, как и многие другие греческие города, более 700 лет входили в состав империи. В Афинах эпоха эллинизма завершилась с запретом религиозных культов и Олимпийских игр. А главный афинский храм Парфенон на священном холме Акрополе превратился в христианскую церковь.

В середине XIV века Грецию завоевала Османская империя, истребившая все эллинистические традиции. Османское владычество продолжалось почти 500 лет. Свое возрождение в качестве независимой нации, Греция отпраздновала лишь в 1830 году.

В те времена среди европейских интеллектуалов было много поклонников античности. Они считали, что новая Греция должна была занять место Древней Эллады, считавшейся колыбелью европейской цивилизации и демократии. Появилось даже движение филэллинов, сочувствовавших Греции в борьбе за освобождение от турецкого ига. К нему примкнули лорд Байрон, Виктор Гюго, Александр Пушкин, Гейнрих Гёте и даже баварский король Людвиг I. 

«Античность стала главным духовным капиталом нового греческого государства», – считает  эксперт по истории Восточной Европы из университета Вены Оливер Йенс Шмитт. Именно этот капитал гарантировал Греции симпатию стран Западной Европы: «К Греции всегда относились благосклоннее, чем к ее балканским соседям».Читать дальше >>>