Альпы есть Альпы. Когда суммарная длина трасс в регионе катания превышает 200 километров, бессмысленно говорить: «О, там такие горы!»

Потому что всюду, где больше пары сотен километров выглаженных ратраками спусков, горы есть и такие, и сякие, и эдакие; и для новичков и для экспертов; и жилье там тоже всякое есть, и развитая инфраструктура, и обращать внимание нужно на две вещи.

Первое — обеспечивает ли горнолыжный район проживание ski-in, ski-out? Потому что главное лакомство на горнолыжном курорте — это не печеньки с имбирем, а возможность прыгнуть на склон прямо из подъезда (а иногда — и с балкона) и тем же самым способом вернуться назад. Новые районы катания обычно это обеспечивают (как французские Три Долины — Куршевель, Мерибель, Менюир, Валь-Торанс). А старые районы катания (как швейцарский Санкт-Мориц) — нет. Но Мориц или Межев берут другим: старыми камнями, старыми деньгами, старой Европой. Каждому свое.

Второе — местный бог, genius loci, местный колорит, национальная субкультура. В австрийском Ишгле танцуют на барных стойках ночи напролет. В австрийском же Лехе веселье апре-ски смолкает уже к десяти вечера. Каравай-каравай, кого хочешь выбирай.

Относительно молодой австрийский курорт Зерфаус-Фисс-Ладис, в общем, наглядно демонстрирует работу этого двойного принципа. Но при этом является и ярчайшим исключением.

Останавливаясь в любом из отелей или коттеджей флагманского поселка Зерфаус, не следует рассчитывать на ski-in, ski-out, увы! Зато из любого отеля пару минут идти до метро — настоящего, одного из двух авст­рийских метрополитенов (второй — в Вене), состоящего из четырех станций, со всеми привычными «осторожно-двери-закрываются-следующая-станция…», привозящего к подъемникам, — и это тоже факт. Улыбку в этом метро вызывает разве что первая станция по пути следования, которая называется Raika (то бишь «Райффайзенбанк»), а следующая — Kirche («Церковь»)…

И хотя по типу культуры это традиционная Австрия (пунктуальная, спокойная, зажиточная, добротная, радушная, но без избыточного, в итальянском духе, шика), такого объема вложений в детский, семейный отдых я нигде, признаться, не видел. Это уже какие-то США. Размах Диснейленда.

212 километров подготовленных склонов, 67 подъемников с суммарной пропускной способностью 90 тысяч человек в час, невероятные зоны внетрассового катания (одна со мной сыграла злую шутку, подарив, однако, незабываемый опыт). Перепад высот — от 1200 до 2820 метров, сам Зерфаус на высоте 1460 метров (что хорошо: не нужно адаптироваться к высокогорью), семь фан-парков и несколько специализированных детских зон, а всего детские лыжные школы «усаживают за парты» — если бы к лыжам и скейтам можно было приделать парты — до трех тысяч детей в день.

Это все сухие, типично альпийские (и в этом смысле нетипично австрийские) цифры, смысл которых — убедить в том, что для покатушек тут раздолье всем. И правда раздолье. Замечательный результат для заштатных деревень, где первый подъемник запустили лишь в 1957-м. И все бы хорошо, но в 1970-х годах жителям Зерфауса так надоели транзитные автомобилисты, что они запретили сквозной проезд через свою деревню. Это правило действует и поныне: на машине можно подъехать к отелю или к гостевому дому — но лишь при условии, что ты зарезервировал жилье. А в 1985-м для компенсации запрещенного транзита здесь построили метро — самое высокогорное в мире. Так что Зерфаус — деревенька на 1100 жителей без автомобилей, но с метрополитеном…

Но главное в местных горах, местных склонах — это не количество трасс, не перепад высот, а (внимание!) ширина этих трасс. Здесь над любой вертикалью, даже маркированной красным или черным цветами, господствует горизонталь. Таких широких, широченных, широчайших трасс, как в Зерфаусе, я не видел нигде — и сомневаюсь, что увижу.Читать дальше >>>