Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


На вулкане

Камчатка уникальна тем, что здесь представлены практически все виды имеющихся в мире вулканов. Извержения происходят часто и привлекают внимание не только вулканологов, но и многочисленных фотографов и туристов: наблюдать за огненными потоками, вырывающимися из недр земли, сюда приезжают со всего света
текст: Оксана Орлова
Денис Будьков

Вертолет снижается и зависает в воздухе над лавовым потоком: сверху кажется, что лава делит землю пополам. В салоне становится нестерпимо жарко, вертолет болтает в воздухе. После аэрофотосъемки вулканологи, скорее всего, решат разбить палатки прямо на краю лавового потока. Важно взять образцы лавы и пепла: по ним можно понять, насколько длительным и опасным будет извержение. Извержения вулканов на Камчатке — не редкость. Из тридцати активных вулканов каждый год дейст­вуют от трех до семи. Заместитель директора по научной работе Института вулканологии и сейсмологии Дальневосточного отделения РАН Сергей Самойленко объясняет, что Камчатка — одно из немногих мест в мире с тройным сочленением тектонических плит — Тихоокеанской, Североамериканской и Евроазиатской. «Тихоокеанская плита двигается очень быстро, на восемь-девять сантиметров в год, и это приводит к большой вулканической активности», — говорит Самойленко.

Для него, как и для многих вулканологов,  Камчатка — что-то вроде лаборатории, где представлены практически все виды вулканов, имеющихся в мире, за исключением совсем редких. Самый известный камчатский вулкан — Ключевский. «За шесть с половиной — семь тысяч лет Ключевский смог вырасти до самого большого вулкана Евразии!» — с гордостью в голосе говорит Самойленко.  Вулканы на Камчатке то засыпают все вокруг пеплом, который потом выпадает в городах и поселках, то выплевывают огромные облака дыма, то извергают лаву. Пожалуй, они здесь — главные ньюсмейкеры. 

Для вулканолога ничего интереснее извергающегося вулкана нет: в Институте вулканологии и сейсмологии РАН есть группа реагирования, которая сразу же выезжает к месту извержения. Некоторые извержения длятся месяцами, и тогда вулканологи работают вахтовым методом.

Правда, многие переходят из вахты в вахту — уж слишком затягивает наблюдение за «работающим» вулканом. Среди коллег Сергея Самойленко много потомственных вулканологов, да и сам он еще мальчишкой ездил с отцом в экспедиции на Камчатку. Поэтому трудно сказать, чем он больше руководст­вовался при выборе профессии — романтикой или тягой к исследованиям.

Самойленко вспоминает, как в 2010 году вулкан Кизимен, «спавший» до этого 80 лет, стал извергать раскаленную лаву раз в несколько минут, а не раз в несколько дней или недель, как это происходит обычно. Это был самый большой лавовый поток — его толщина доходила до 260 метров.

А в 2012-м проснулся Плоский Толбачик, который извергался девять месяцев, привлекая туристов и фотографов.  Зимой к месту извержения приезжали только экст­ремалы, но потом к вулкану уже можно было подъехать и на автомобиле. Самойленко объясняет, что такие извержения относятся к гавайс­кому типу, самому зрелищному — с большим количеством извергающейся лавы. Поэтому и туристов было так много. К счастью, серьезных несчастных случаев тогда не произошло — если кто из туристов и получил вывихи и ушибы, то от падения на камни. Вулканологи же за пятьдесят лет существования института при извержениях не пост­радали ни разу.

До этого самое крупное извержение Плоского Толбачика произошло в 1975-м, вулкан извергался полтора года и принес известность Институту вулканологии и сейсмологии Дальне­восточного отделения РАН. После того извержения появился новый туристический аттракцион «Мертвый лес» — мрачноватые обуглившиеся остовы деревьев среди «лунного» ландшафта. Вулканической активностью на Камчатке так или иначе созданы все туристические достопримечательности: и «Ущелье изваяний» с причудливыми фигурами и арками, и лавовые гроты, и «Поленница» — гора, словно специаль­но сложенная из каменных поленьев правильной формы.

Самые крупные и опасные извержения случились на Камчатке  в середине прошлого века: в 1956 году, когда начал извергаться вулкан Безымянный, облако пепла поднялось на высоту 40 километров, после чего «пепельный снег» выпал во всем Северном полушарии. В 1964-м
было опасное извержение вулкана Шивелуч, но в обоих случаях обошлось без человеческих жертв.

Действительно опасными могут быть столбы вулканического пепла: поднимаясь на высоту десять–пятнадцать километров, пепел распространяется горизонтально: как раз на этой высоте обычно проходят трассы пассажирских самолетов. Камчатка находится на пути следования множества самолетов из Юго-Восточной Азии, каждый день над полуостровом пролетают около 20 тысяч пассажиров. Попадание вулканического пепла в двигатели авиалайнеров может вывести их из строя.

в июне 1982 года у пассажирского самолета «Боинг-747», летевшего из Куала-Лумпура (Малайзия) в австралийский Перт, внезапно отказал один, а потом и три остальных двигателя. Самолет начал падать, и только на высоте четырех тысяч метров удалось запустить один двигатель, а за ним и два других. Причиной этого инцидента, чуть не приведшего к крупной авиакатастрофе, стал пепел вулкана Галунггунг, расположенного рядом с трассами международных авиалиний, соединяющих Азию и Австралию.

15 декабря 1989 года летевший из Амстердама «Боинг-747» с 231 пассажиром и 13 членами экипажа на борту, заходя на посадку в городе Анкоридж, попал в облако вулканического пепла. На высоте 7500 метров все четыре двигателя заглохли. Когда до земли оставалось менее 2000 метров, пилотам все же удалось их запустить. После посадки из каждой турбины самолета было извлечено по 60 килограммов вулканического пепла.

Самым известным вулканом последнего десятилетия стал труднопроизносимый исландский Эйяфьядлайокудль: в 2010 году из-за его активности сотни авиакомпаний были вынуждены отменить полеты. А на Аляске за последние 40 лет самолеты четырежды попадали в облака пепла, причем три последних инцидента произошли за последние 15 лет.

В России с 1993 года действует Камчатская группа реагирования на извержения вулканов (KVERT), которая круглосуточно отслеживает активность местных вулканов и отправляет эти данные в авиакомпании. В зависимости от опасности извержениям присваивают уровни  от «красного» (высокая степень угрозы для авиаполетов) до «зеленого».

Для самих жителей Камчатки вулканы не слишком опасны: большинство из них находятся вдали от населенных пунктов. К тому же Камчатка — не самый обжитой регион России. По данным Росстата, на полуострове 317 тысяч жителей, плотность населения — 0,68 человека на квадратный километр. И всего три города: Петропавловск-Камчатский, Елизово и Вилючинск.

В советские времена Камчатка была базой военно-морского флота и закрытой территорией для советс­ких и иностранных туристов.
Возможно, отчасти благодаря этому природа здесь осталась практически нетронутой. Сергей Самойленко говорит, что пытался уехать
с Камчатки, работал на «материке»
и за границей, но все равно вернулся обратно. Видимо, за вулканами можно наблюдать вечно: рутинной и однообразной работа вулканолога точно никогда не станет.

15.12.2015