Мечта многих шотландцев — проснуться сегодня утром в независимой стране — не исполнилась. Исторический референдум с рекордной явкой — 85 процентов, где жители отвечали на один-единственный вопрос: «должна ли Шотландия стать независимой страной?» прошел не в пользу сторонников отделения. Чуть больше половины проголосовавших — 55 процентов шотландцев — решили свое будущее: они остаются в составе Соединенного Королевства.

При этом первый министр Шотландии, лидер партии националистов Алекс Салмонд в своем утреннем выступлении уже успел отметить, что партия Шотландии в будущем вернется к вопросу о независимости. Это станет неизбежным в силу того, что разрыв между «да» и «нет» составил всего десять процентов — около 400 тысяч избирателей — это значит, что в шотландском обществе появился видимый раскол.

За что так билась Шотландия? И зачем ее жителям нужна была независимость? Долгая трехсотлетняя история взаимоотношений шотландцев и англичан никогда не была простой. В послевоенном 1945 году обе нации дружно отпраздновали победу над общим врагом и сплотились для решения совместных проблем. Оно и понятно: вместе восстанавливать страну и быстрее, и удобнее. Но уже через восемь лет, когда на престол взошла Елизавета II, среди шотландцев проскользнуло легкое недовольство. Неужели править будет сестра Елизаветы I? Та самая, которая в прошлом своей рукой подписала смертный приговор конкурентке в борьбе за английский престол — шотландской королеве Марии Стюарт? Впрочем, свое несогласие шотландцы все же выразили: на денежных банкнотах страны не найти портрета Елизаветы II. Толчок к усилению сепаратистских настроений был дан.

А в начале 1970-х годов стремление сторонников отделения Шотландии подкрепилось еще одним событием — у берегов Северного моря было обнаружено нефтяное месторождение. Делиться ресурсами с англичанами шотландцы не рады — по региону прокатывается волна митингов и протестов.

В Шотландской национальной партии утверждали, что деньги, полученные от добычи нефти, могут быть потрачены исключительно для развития Шотландии в случае ее независимости. «Это шотландская нефть» — главный политический лозунг партии в то время.

Партия националистов медленно, но уверенно получает все больше поддержки — и выигрывает первое место в Британском парламенте в 1967 году. Начинается процесс установления видимой дистанции между Англией и Шотландией: в конце 90-х годов шотландцы получают собственный парламент. Казалось бы, что еще нужно? Ведь Лондон права шотландцев уже никак не ущемляет: у них есть свой футбольный чемпионат, своя национальная сборная, валюта, которая выходит со знаком «Скотланд».

Однако по мнению шотландских националистов, в казну Соединенного Королевства они по-прежнему вносят слишком много. И с 2007 года, когда лидером партии становится талантливый оратор Алекс Салмонд, националисты начинают путь к своей главной цели — подготовке референдума о независимости Шотландии. Лондон недовольно топает ножками, обещая региону больше автономии в составе Англии, но все-таки дает шотландцам право на самоопределение. Референдум назначают на сентябрь 2014 года.

«Желание независимости проистекает из одной простой вещи: никто, абсолютно никто не сможет управлять делами этой страны лучше, чем люди, живущие и работающие в Шотландии, никто другой так не позаботится о Шотландии», — произносит эмоциональную речь Алекс Салмонд во время первых теледебатов. Лидер националистов предлагает шотландцам построить независимое государство. Однако на многие вопросы он сам не находит ответов. Так, к примеру, какая валюта будет у Шотландии? Сохранить фунт стерлингов, уверены националисты. Тем не менее, глава кампании «Лучше вместе», выступающей против независимости Шотландии, — лейборист Алистер Дарлинг — к предложению опонентов отнесся скептически: «Разводитесь, но при этом хотите оставить общий счет в банке?». Скорее всего, шотландцы остались бы с фунтом даже без согласия британцев. Но не имели бы собственного Центробанка и возможности печатать дополнительные деньги.

Без ответов также оставались вопросы вхождения нового государства в состав Евросоюза и членства в НАТО (Шотландии, как новому независимому государству, пришлось бы подавать заявку на вхождение). Как поделить совместные предприятия? Выплатить государственные долги? Одним словом, отделяясь, шотландцы рисковали больше потерять, а не приобрести. Процесс перехода занял бы многие годы, а то и десятилетия — и экономическое положение Шотландии вряд ли пошло бы вверх в ближайшие 20 лет. Плата за свободу для шотландцев была слишком высокой.

Но самое главное, к чему могло привести появление нового государства на карте Западной Европы — активизация сепаратистских движений внутри других стран. Именно поэтому жители Каталонии прихватили с собой флаги и отправились в Эдинбург: поддержать шотландцев за несколько дней до референдума. geo_icon