Ветер заметает снегом поблескивающую на солнце ледяную взлетно-посадочную полосу. Допиваем кофе в кухонном блоке аэродрома Ново в Восточной Антарктиде и бежим к двухмоторному турбовинтовому самолету «Твин Оттер». Он прикреплен к полосе тросами, чтобы не унесло ураганным ветром. Начальник российской полярной станции Новолазаревская дает команду на взлет. И предупреждает: «Времени в обрез».

Нас уговаривать не нужно. Уже несколько дней мы ждем летной погоды, чтобы вылететь с побережья Антарктиды в глубь континента. Все это время штормовой ветер не давал нам ни малейшего шанса. И вот, наконец, он ненадолго стих.

Пять дней назад из Кейптауна в Восточную Антарктиду прилетел транспортный самолет Ил-76, доставивший на ледовый континент 50 ученых со всего мира, которые потом разъедутся по своим научным станциям. И нашу экспедицию — австрийского полярного исследователя Кристофа Хёбенрайха, итальянского альпиниста Марио Тримери, немецкого кинооператора Ральфа Лейстла и меня. Наша цель — горы Дригальского в 160 километрах к западу, на Земле Королевы Мод. Большая часть этих гор покрыта мощными ледниками. Лишь несколько утесов вздымаются на километр из ледового панциря. Мы хотим запечатлеть этот отдаленный район на фото и видео. И проверить, не ощущаются ли там последствия глобального изменения климата.

День первый

Канадский пилот Дейв в район гор Дригальского летит впервые. Очищаю ото льда замерзший иллюминатор «Твин Оттера». Под нами — белая пустыня, по сравнению с которой Сахара кажется не такой уж и безжизненной. Наше снаряжение, бензин и запасы продовольствия уместились на четырех нартах. Мы рассчитываем, что все это (и конечно, опыт Кристофа Хёбенрайха, участвовавшего в 18 полярных экспедициях) поможет нам выжить в суровых условиях.

Через час в иллюминаторе появляются вершины массива Орвин, к которому относятся и горы Дригальского. Дейв несколько раз облетает участок ледника, который кажется ему подходящим для посадки. И через пару минут полозья самолета касаются снежной целины. Выгружаем нарты, и «Твин Оттер», взмыв в небо, исчезает за горизонтом. Ветра нет, сквозь облака пробиваются солнечные лучи. Настроение почти праздничное. У Кристофа, целых два года готовившего эту экспедицию, от нахлынувших чувств наворачиваются слезы на глаза.

Спешно устанавливаем палатки. Два слоя теплоизоляции и толстые спальные мешки на пуху спасут нас от смертельного холода. День близится к концу, но солнце все никак не заходит. Лишь в полночь солнечный диск слегка касается линии горизонта на юге — и тут же снова поднимается в небо. В разгар лета в Антарктике вообще не бывает темных ночей.
Мы находимся в зоне между побережьем и приподнятым на 3000 метров Полярным плато — ледниковым щитом с центром в Южном полюсе. Оттуда в сторону моря постоянно дуют катабатические ветры — плотные нисходящие холодные потоки, «падающие» с плато и достигающие скорости до 300 километров в час. Несущаяся по льду снежная поземка в призрачном свете полночного солнца выглядит завораживающе.

Лишь в три часа утра мы зачехляем камеры и заползаем в палатку. На термометре — минус 32. Я забираюсь в спальный мешок, прихватив с собой зубную пасту — иначе к утру она превратится в лед. А вот фотоаппараты и видеокамеры приходится оставлять снаружи: в холодной палатке влага, которая содержится в выдыхаемом нами воздухе, может вывести их из строя.
Холод — главная опасность, подстерегающая нас в пути. Если мы замерзнем, никто не придет на помощь. Спасательных вертолетов на Земле Королевы Мод нет. А мест, пригодных для приземления «Твин Оттера», в горах мало.

День второй

Несколько часов сна — и мы снова на ногах. Термометр показывает, что в палатке минус 26. Снаружи неуютно: небо затянуло облаками, дует ледяной ветер. Высунувшись из палатки, быстро сгребаю снег в пластиковый пакет и втаскиваю его внутрь. Воздух в этой части Антарктики такой сухой, что, если попытаться растопить снег на огне, он сразу испарится. Чтобы этого не произошло, надо предварительно добавить к нему воды. К счастью, Ральф спрятал в спальном мешке бутылку с водой. Но из целого котелка снега получается всего две чашки воды. В итоге на то, чтобы приготовить завтрак — мюсли и много кофе — и заполнить водой термос, уходит полрюкзака снега.Читать дальше >>>