Сайты партнеров




GEO приглашает

28-го января в центре современного искусства «Винзавод» c 12:00 до 18:00 пройдет Юна-Фест — выставка-пристройство собак и кошек из приютов


GEO рекомендует

Специальные предложения и скидка 10% от GEO при бронировании размещения на сайте Hotels.com


На другом берегу Миссисипи

На протяжении столетий прерии к западу от Миссисипи были страной индейцев: бескрайний травяной океан, простирающийся до Скалистых гор. Но в 1820-е годы в горы, богатые пушным зверем, потянулись охотники. Началось покорение Дикого Запада
текст: Мартин Пэтч
Everett Historical Shutterstock

В 1820-х для большинства граждан США к западу от реки Миссисипи, несущей свои воды от Великих озер к Мексиканскому заливу, начиналась «другая Америка».

Лишь немногочисленные белые американцы отваживаются поселиться на западном берегу Миссисипи. На земле, с трудом отвоеванной у леса, они строят бараки, школы и церкви, прокладывают дороги. Им приходится полагаться только на себя, отражая нападения индейцев и борясь с болезнями. Лишь изредка с восточного берега Миссисипи первопроходцам Дикого Запада доставляют кое-какие товары.

Других белых жителей на огромной территории за Миссисипи нет. Тем не менее граница США проходит в 1300 километрах к западу от Сент-Луиса — самого большого поселения первопроходцев на «другом» берегу могучей реки. Далее до самого Тихого океана простираются владения вице-королевства Новая Испания, которое в 1821 году стало независимой Мексикой.

За Лесами Долины Миссисипи лежат Великие равнины — холмистая прерия, которая тянется полосой в 600 километров от Канады до нынешней мексиканской границы. К западу от этих равнин поднимаются высокие (до 4400 метров) Скалистые горы со снежными вершинами. В горах обитают вилороги и олени, по необъятным прериям бродят около 25 миллионов бизонов, рыскают медведи гризли, койоты и волки.

Но есть здесь и люди — десятки разноязычных индейских племен, поселившихся в этих местах тысячи лет назад. Некоторые из них охотятся на бизонов — например, индейцы лакота из народа сиу. Другие, как индейцы мака, занимаются китовым промыслом. А индейцы племени арикара оседло живут в деревнях и возделывают поля в долине реки Миссури, которая берет свое начало в Скалистых горах, петляет по прерии и впадает в Миссисипи недалеко от Сент-Луиса.

Первые белые смельчаки стали наведываться на земли индейцев в 1800 году. Это были картографы и военные, которые построили несколько фортов на берегах рек. Но дальше всех вглубь неизведанной страны проникли охотники и торговцы мехом.

Сотни мужчин пытают счастья в этом деле. Самый удачливый и знаменитый из них — Джедедайя Смит, сын галантерейщика из штата Нью-Йорк. В 1821 году 22-летний Джедедайя, с детства влекомый бескрайними просторами Дикого Запада, о которых он читал в книгах, приезжает в Сент-Луис. Отсюда начнется его путь к славе великого первопроходца. Смит станет первым американцем, добравшимся по суше до нынешней Калифорнии. Он первым из белых переберется через горы Сьерра-Невада, дойдет до Большого Соленого озера и проведет людей вдоль тихоокеанского побережья из Калифорнии до нынешнего штата Вашингтон.

Но это будет еще не скоро. Пока же Джедедайя ищет себе работу в Сент-Луисе.

В одной из местных газет он натыкается на объявление: фирма, торгующая мехом, ищет «сотню предприимчивых молодых людей», готовых отправиться по Миссури до самых истоков реки и там в течение трех лет добывать бобров. Смит идет по объявлению и его тут же принимают на работу: он религиозен, не курит, почти не употребляет алкоголь и вообще производит впечатление умного и рассудительного человека.

Весной 1822 года Смит вместе с другими «предприимчивыми молодыми людьми» отправляется в путь. Пройдя вверх по Миссури около 800 километров на весельных лодках, звероловы достигают форта Аткинсон — западного форпоста Соединенных Штатов, расположенного в 1650 километрах от Вашингтона.

Дальше, к истокам Миссури, Смиту и его товарищам предстоит добираться на свой страх и риск.

Всего за 40 лет до этого, в 1780 году, трудно было представить, что территория США так разрастется. В те времена Дикий Запад начинался уже за Аппалачами — горной системой, которая тянется с севера на юг всего в 250 километрах от атлантического побережья, пересекая почти все 13 бывших британских колоний, которые в 1776 году провозгласили независимость.

Но уже в мирном договоре 1783 года, подписанном между Великобританией и США, бывшей метрополии пришлось не только признать независимость Соединенных Штатов, но и согласиться с правами нового государства на территории к западу от Аппалачей. Раньше Лондон запрещал селиться белым подданным на этих землях, занятых индейцами.

Официально США заявляют, что будут и впредь уважать права коренных жителей. Но на практике белые не гнушаются никакими средствами, чтобы завладеть землями индейцев. Они подкупают вождей и стравливают племена, а все попытки индейцев сопротивляться белому вторжению решительно подавляются американским правительством. Со временем эти присоединенные земли получат статус так называемых территорий, а потом станут штатами Индиана, Иллинойс, Миссисипи и Алабама.

Впрочем, в Северной Америке есть свои интересы и у других держав.

Французы, основным опорным пунктом которых стал Новый Орлеан в устье Миссисипи, довольно далеко продвинулись на север вдоль берегов реки. Им принадлежит огромный регион к западу от Миссисипи, названный Луизианой в честь короля Людовика XIV.

Британцы тоже не собираются отказываться от всех своих колоний в Северной Америке: они претендуют на Орегон и на территорию будущей Канады.

Земли, из-за которых ведут спор европейцы и американцы, практически неизведанны. Их границы определены нечетко, и между заинтересованными сторонами то и дело вспыхивают серьезные конфликты. Но в этих противостояниях у Соединенных Штатов есть серьезное преимущество: население страны благодаря притоку иммигрантов растет гораздо быстрее, чем в других частях Северной Америки. Число жителей США удваивается каждые 20 лет.

Вскоре в 13 бывших колониях почти не остается свободной земли для фермеров. Все больше людей отправляются искать счастья на Дикий Запад. Правительство не может остановить поток людей — впрочем, оно к этому и не стремится. Напротив, многие политики и общественные деятели приветствуют миграцию: они считают новые территории гарантией того, что молодая нация не будет страдать от проблем перенаселенной Европы — бедности и деспотизма.

Президент США Томас Джефферсон энергично способствует заселению Запада: он форсирует процесс покупки земли у индейцев, а бунтующие племена просто изгоняет с исконных территорий.

В 1803 году Джефферсон отправляет в Париж делегацию, которая должна договориться о покупке Нового Орлеана и части Флориды, принадлежащих Франции. Переговорщиков ждет приятный сюрприз: практически за ту же сумму французы предлагают всю Луизиану. После кровавого восстания на Гаити Франция только рада избавиться от своих заморских владений. В итоге США всего за 15 миллионов долларов (с учетом инфляции это примерно 250 миллионов нынешних долларов) вдвое увеличивают свою территорию.

Но никто толком не знает, что там, в этой Луизиане. Поэтому президент Джефферсон отправляет в регион исследовательскую экспедицию. Она должна изучить местность, установить контакты с живущими там племенами, но прежде всего — определить, какую выгоду можно извлечь из этих земель.

Руководителями экспедиции Джефферсон назначает двух офицеров — Мериветера Льюиса и Уильяма Кларка. В мае 1804 года во главе отряда из сорока человек они на лодках отправляются от восточной границы Луизианы вверх по течению Миссури.

Путешествие Льюиса и Кларка длится более двух лет. Участники экспедиции пересекают равнины и леса Луизианы, преодолевают Скалистые горы и в конце концов добираются до Тихого океана. Они очень дружелюбны к индейцам: в незнакомом краю судьба первопроходцев зависит от помощи коренных жителей. Многие индейцы встречают белых путешественников по законам гостеприимства и охотно составляют для них карты местности.

В 1806 году Льюис и Кларк возвращаются из экспедиции со 140 географическими картами новых земель. Первопроходцы рассказывают об огромном количестве бобров, обитающих в бассейне Миссури. Мех этих животных очень ценится — особенно в Европе, где бобры уже почти истреблены.

И на добычу бобров вверх по Миссури отправляются сотни охотников.

В числе заказчиков из Сент-Луиса, снарядивших весной 1822 года Джедедайю Смита на охоту, был и Уильям Эшли, вице-губернатор недавно образованного штата Миссури.

Вместе со своим партнером он учредил компанию по торговле мехом, которая сулит большие прибыли. Правда, есть одно «но»: торговля пушниной контролируется государством — по крайней мере теоретически. Закон запрещает белым охотиться на землях к западу от Миссисипи. Только индейцы имеют право обменивать ценный мех на другие товары в заготовительных конторах, принадлежащих правительству. Такая система должна привязать индейцев к государству и подорвать влияние британских торговцев пушниной, которые, не обращая внимания на границы, часто перебираются из Канады на территорию США.

Но Эшли, как и других коммерсантов, мало заботит закон. Индейцы в качестве поставщиков меха ему не нужны. Он отправляет на охоту своих людей. Конечно, Эшли осознает, что индейцы могут воспротивиться такой конкуренции, поэтому ничего не гарантирует своим людям: они будут работать на свой страх и риск.

В охотничью экспедицию Эшли снаряжает более ста человек: первая группа отправляется за добычей в апреле, вторая — месяцем позже. Оставив позади форт Аткинсон, охотники продолжают свой путь вверх по Миссури. Только при попутном ветре им удается идти под парусом. В остальное время приходится пробираться вперед на веслах или отталкиваясь шестами от дна.

Эшли и Джедедайя Смит идут со второй группой охотников. В юности Смиту уже доводилось видеть на востоке США индейцев, у которых белые давно отобрали землю. Коренные жители, которых он встречает теперь — совсем другие: они хоть и торгуют с белыми, но сохранили свой уклад жизни. Эти гордые воины никому не собираются покоряться.

Самое сильное впечатление на Смита производят индейцы сиу, вигвамы которых разбросаны вдоль Миссури. Издалека жилища индейцев кажутся Смиту «огромными снопами пшеницы, хозяева явно заботятся об их внешнем виде».

Когда путешественники останавливаются на привал, сиу нередко приходят к ним в лагерь и приглашают к себе. Вигвамы из бизоньих шкур, оказывается, «очень удобны». Кроме того, участники экспедиции отмечают «интеллектуальные черты лиц» сиу.

Охотники встречают на пути и племя арикара. В отличие от сиу, они живут оседло в деревнях, обнесенных частоколом из бревен, и выращивают кукурузу, фасоль и табак.

Эшли решает причалить поблизости от двух таких деревень. Он беседует с вождями, вручает индейцам подарки и покупает у арикара лошадей. Они понадобятся звероловам зимой, когда реки в Скалистых горах покроются льдом.

Скоро должен начаться охотничий сезон, и Эшли отправляет часть своих людей на лодке вверх по Миссури, а сам со Смитом и с остальными членами группы направляется на лошадях к лагерю, который разбила в месте слияния Миссури и реки Йеллоустон первая группа экспедиции.

По пути через прерию Джедедайя впервые видит большое стадо бизонов: «Мои глаза не привыкли к такому зрелищу, и мне показалось, что по равнине бегут все буйволы мира».

По отчетам экспедиции Льюиса и Кларка трапперы примерно представляют себе изгибы русла Миссури и в начале октября благополучно добираются до лагеря первой группы.

Эшли, доставив охотников к месту промысла, отправляется верхом обратно в Сент-Луис, а трапперы приступают к ловле бобров. Зимой мех у этих животных гуще, чем летом, поэтому такие шкуры ценятся выше.

Охотники заходят в ледяную воду и ставят капканы рядом с плотинами, построенными бобрами. Ночью звери, угодив в ловушки, захлебываются водой. Наутро охотники собирают тушки, снимают с них шкуры и натягивают на рамки, чтобы очистить от грязи и высушить.

Самые холодные месяцы Смит проводит в лагере у подножия Скалистых гор. Первопроходцы зимуют в хижинах, охотятся на бизонов, вилорогов и оленей, обдирают кору с тополей — когда земля покрыта снегом, это единственный корм для лошадей.

В апреле 1823 года Джедедайя Смит отправляется на юг, чтобы встретиться там с Эшли и купить у арикара еще лошадей.

Однако отношение этого племени к белым заметно ухудшилось. Зимой торговцы мехом застрелили двух индейцев, в том числе сына вождя. Кроме того, арикара опасаются, что Эшли займет их место посредников между индейскими племенами и белыми.

Смиту все же удается выменять несколько лошадей. Но ночью, когда Джедедайя и примерно сорок его спутников разбивают лагерь у реки, несколько охотников допускают досадную оплошность.

У Арикара, как и у некоторых других индейцев, живущих на берегах в районе Миссури, есть обычай: женщины племени в знак госте­приимства предлагают ночью мужчинам спать с ними. На этот раз такого не произошло, но, вероятно, сама мысль об этой возможности стала слишком сильным искушением для некоторых охотников. Ночью несколько человек отправились в деревню.

В четыре утра один из них прибегает обратно в лагерь: арикара убили его товарища! А на рассвете индейцы, вооруженные луками, нападают на группу Смита. Корабли, на которых прибыл Эшли со своими людьми, спешно поднимают якоря и уходят вниз по течению, бросив товарищей в беде. Джедедайя, укрывшись за тушами убитых лошадей, отстреливается, пока его выжившие спутники забираются в лодки. Сам он не пострадал, но в ходе получасового боя погибают двенадцать его товарищей и все лошади. Еще два человека вскоре умирают от полученных ранений.

После такого конфликта путь по Миссури к охотничьим угодьям в Скалистых горах становится небезопасным. Поэтому в конце лета около десятка мужчин решают отправиться туда по суше. До них никто из белых на это не отваживался. Смельчаки движутся строго на запад от Миссури: они планируют через горы Блэк-Хилс выйти к реке Бигхорн в Скалистых горах. Там их должна встретить вторая группа охотников, выехавшая из своего лагеря на реке.

Руководить опасным предприятием Эшли поручает Смиту, который проявил геройство в бою с арикара. День за днем охотники идут по низкой траве, ведя за собой лошадей, нагруженных поклажей. На пути им встречается лагерь индейцев сиу, у которых удается раздобыть новых лошадей. Иногда индейцы, обитающие в этих местах, относятся к пробирающимся через прерии белым как к вероятным торговым партнерам, иногда — как к врагам. Но они не видят в них особой угрозы.

Вскоре Смит со своей группой добирается до Блэк-Хилс — горной системы, расположенной перед Скалистыми горами. Сюда еще никогда не ступала нога белого человека.

Несколько дней спустя, когда первопроходцы пробираются по густо заросшим берегам реки, из леса неожиданно выходит медведица гризли. Охотники в панике разбегаются, а огромный зверь направляется в сторону Смита. Медведица сбивает его с ног, ломает ему несколько ребер и кусает за голову, едва не оторвав ухо.

Когда одному из охотников удается наконец пристрелить свирепую медведицу, покалеченный Джедедайя еще в сознании, но никто из перепуганных трапперов не решается даже прикоснуться к истекающему кровью товарищу.

Наконец они спрашивают у самого раненого, что же им теперь делать. И Смит снова демонстрирует полное хладнокровие: двух человек он отправляет за водой, еще одному объясняет, как зашить раны обычной иголкой. Смит остается в живых, но у него теперь нет правой брови, да и от уха мало что осталось. Отныне он будет скрывать уродливый шрам под длинной челкой.

Зиму группа проводит на стоянке индейцев кроу: это племя дружелюбно относится к белым, хотя и не прочь украсть у них лошадей. Кроу рассказывают Смиту о землях, лежащих за высокими горами. По их словам, в тамошних реках столько бобров, что даже капканы ставить не нужно — достаточно просто прогуляться с дубиной вдоль берега.

Индейцы объясняют Джедедайе, как пройти через горы, рисуя «карту» на песке. Ориентируясь по этой карте, Смит и его люди действительно находят проход между горами. Он потом получит название Южного перевала — по аналогии с Северным, по которому в свое время перебрались через Скалистые горы Льюис и Кларк.

Ширина прохода — около 30 километров, через эту пологую возвышенность посреди непроходимых на вид гор могут свободно проехать повозки с любыми грузами. Смит отправляет своему шефу Эшли подробное описание маршрута, а сам, набравшись смелости, переходит со своими товарищами по ту сторону Скалистых гор. Так они попадают на земли, куда прежде из белых добирались только трапперы из британской «Гудзонз Бэй Компани», пройдя на юг из Канады. Именно на них вскоре и натыкается группа Смита. Несколько месяцев конкуренты следят друг за другом, охотясь в одной и той же местности.

Только в апреле 1825 года пути соперников расходятся. Примерно в это же время Джедедайя и его спутники получают известия из Сент-Луиса: узнав об открытии  Смитом Южного перевала, Эшли отправил гонцов ко всем своим трапперам. Согласно его плану, все они должны встретиться летом у одной из рек к западу от Южного перевала.

Когда Эшли в июле прибывает на условленное место, все его люди уже в сборе. Коммерсант передает им новое снаряжение, сахар, кофе, табак, патроны, ножи — и забирает шкуры, чтобы отвезти ценный товар в Сент-Луис.

Эти «рандеву» отныне будут повторяться каждое лето, превратившись в настоящие праздники: охотники устраивают бег наперегонки, состязаются в скачках, проводят время за азартными играми. Виски тоже льется рекой — торговцы доставляют напитки в горы и продают здесь втридорога.

Иногда на эти встречи собираются тысячи охотников и торговцев, к которым присоединяются и индейцы: они ставят неподалеку свои вигвамы, чтобы торговать с белыми. Кое-кто из охотников покупает с помощью своих подарков любовь краснокожих красоток. Есть и те, кто, влюбившись, женятся на индианках — тогда их принимают в племя, и они начинают жить по его законам.

Рандеву облегчают трапперам годы жизни вдали от городов. Они могут дольше охотиться и больше зарабатывать. Смит тоже лишь ненадолго отлучается в Сент-Луис, а все остальное время проводит на западе.

Еще в 1824 году Эшли предложил Смиту стать совладельцем компании, а два года спустя Джедедайя выкупает и долю самого Эшли. Теперь он сам планирует еще более рискованные экспедиции. «Я хотел первым увидеть земли, куда еще не ступала нога белого человека, пройти по рекам, которые текут там», — напишет он позднее в своем дневнике.

В 1826 году Смит отправляется в трудный путь от Большого Соленого озера на юго-запад. Он доходит со своими людьми до реки Колорадо, пересекает пустыню Мохаве и достигает территории нынешней Калифорнии — граждане США впервые добираются в эти края с востока.

В том же году Смит снова отправляется в Калифорнию, чтобы проложить оттуда путь на крайний северо-запад нынешних США. Группа Смита пробирается по заснеженным горам и непроходимым лесам. На трапперов часто нападают индейцы. Из 30 человек, отправившихся в путь, до британской торговой колонии на реке Колумбия добираются только четверо — в том числе и сам Смит.

Эта экспедиция обернулась для него финансовой катастрофой, но за следующие два года Джедедайе и его партнерам удается добыть на склонах Скалистых гор огромное количество бобровых шкур. Их успех привлекает в горы Запада все новых трапперов.

И уже скоро путь, по которому прошел Смит, становится оживленным охотничьим маршрутом.
Но в капканы попадается все меньше бобров — во многих местах их почти полностью истребили. К тому же цена на бобровый мех резко падает: европейские шляпники научились делать головные уборы из шелка, и бобровые шапки повсеместно выходят из моды.

В 1840 году проходит последнее рандеву. Трапперы становятся на Западе маргинальными персонажами. В отличие от поселенцев, которые обустраивают фермы, прокладывают дороги и возводят дома, большинство охотников никогда не стремились к тому, чтобы осесть на земле и обрабатывать ее. Снимаясь с места, они оставляли после себя только тлеющие кострища.

После долгих лет странствий Джедедайя Смит в октябре 1830 года возвращается в Сент-Луис и покупает там дом. На основе записей, сделанных во время экспедиций, он составляет подробную карту Дикого Запада. На ней лишь одно белое пятно — в южной части Скалистых гор, принадлежащих Мексике. Это одна из причин, снова зовущих Смита в дорогу. Весной 1831-го он отправляется на запад с караваном повозок, везущих товары в мексиканский город Санта-Фе.

Этот маршрут хорошо разведан и считается относительно безопасным. Но в пустыне на территории нынешнего Канзаса у путешественников заканчиваются запасы воды, и Смит, свернув с дороги, отправляется верхом на поиски родника.

Можно только гадать, что произошло дальше. Вероятнее всего, Смита убили команчи. Несколько недель спустя его ружье было обнаружено в Санта-Фе: судя по всему, команчи продали его мексиканским торговцам.

Тело же великого первопроходца Дикого Запада так и не было найдено.

20.02.2015