Кто не умеет смеяться трудностям в лицо — тот в Антарктику не поедет. Но даже закоренелые авантюристы рассчитывают на надежность техники и людей, которым вверяют свои жизни. Наш пассажирский лайнер Sea Adventurer, ранее носивший имя советской артистки Аллы Тарасовой, был построен в Югославии по заказу СССР в 1976 году. Корабль основателен и внушает доверие. Капитан ему под стать — у штурвала Алексей из Мурманска.

Наш путь начинается в аргентинском Ушуае, откуда частные яхты и круизные лайнеры отправляются на Южный полюс. 5 ноября выходим в путь. До цели трое суток в открытом океане, двое из которых отводятся на преодоление неспокойного пролива Дрейка. Вечером судовой врач разъясняет, как справляться с морской болезнью: лекарства или крепкий алкоголь. И пока американцы клеят специальные пластыри, русские скупают запасы рома в баре. 

В семь утра из внутреннего корабельного радио раздается бодрое «Goоd morning, ladies and gentlemens!» Пора вставать. За бортом — качка… Такие, доведенные до автоматизма действия, как прием душа или подъем по лестнице, превращаются в задачу на выживание. С криками «Караул, шторм!» бежим на капитанский мостик. Корабль медленно взбирается по огромной волне и замирает на вершине. Этим моментом нужно воспользоваться, чтобы преодолеть лестничный пролет, не сломав шею. А потом вниз, как на американских горках...

Видео
 На другой планете
На другой планете
Круиз в Антарктику: Пингвины, качка и купание в ледяной воде

На капитанском мостике тишь да гладь. Алексей с ухмылкой морского волка объясняет: «Рано тревогу бьете. Это разве шторм — всего четыре балла! Шторм будет завтра, баллов шесть-семь, но вы не волнуйтесь, прорвемся». И прорвались. После вечернего «йо-хо-хо и бутылка рома» муж не сразу понял, от чего его так «штормило».

В конце концов организм начинает адаптироваться к постоянному укачиванию. И когда границы реальности сужаются до размеров небольшого судна, встает проблема, чем себя занять. Для желающих весь день проводятся лекции о природе и животном мире Антарктики и первых экспедициях. По вечерам гиды из разных стран рассказывают о катании у себя на родине. Есть библиотека. В баре можно играть в настольные игры.

К концу третьего дня плавания кажется, что наш корабль и весь экипаж затеряны в открытом океане. Но вот кто-то кричит: «Земля!!!» Люди вываливаются на палубу. Вдалеке — в оранжевом свете кусок суши.

В детстве многие хотели стать космонавтами, побродить по другим планетам. Попадая в Антарктику, понимаешь, что для этого не надо лететь на ракете — эта, другая планета, прямо на Земле.

Лавируя между айсбергами, корабль подходит к месту первой высадки. Гиды уходят на разведку — прощупать склоны, определить уровень лавинной опасности, выбрать маршруты. Пассажиры облачаются в снаряжение: специальные рюкзаки и датчики, щупы, лопаты, карабины, ледорубы, веревки разной длинны. Гиды острят: «Все это железо теперь ваша вторая кожа».

Они вообще народ особенный, с юмором. Так, в одно прекрасное утро вместо привычного «Goood morning» из динамика раздается «Ах, белый теплоход…» и сообщение: «Дамы и господа. К нашему кораблю пришвартовалась русская подлодка. У вас есть уникальная возможность познакомиться с командой и сделать фото с капитаном. Через 30 минут подлодка отходит».

Не помню, как и что надеваю на себя, хватаю фотоаппарат и бегу на палубу. Здесь уже полкорабля. Потираем сонные глаза и замерзающие щеки, а подлодки не видно. Оказывается, один из гидов пошутил. Долго думаем, как проучить подлеца. Кладем ему в чехол от альпинистских кошек пятикилограммовую гирю. Ох и тяжелый был у него денек! Еле приполз он обратно на корабль. Тут ему секрет и раскрыли. За ужином герой дня был встречен бурными овациями.Читать дальше >>>