На прошлой неделе вся Франция праздновала день молодого вина — божоле. В 1951 году в стране был принят закон, по которому вино нового урожая можно было начинать продавать с 15 ноября. Именно в это время обычно завершается процесс ферментации собранного винограда, а значит примерно к третьему четвергу ноября французские винные хозяйства заканчивают процесс приготовления вина.

Именно приготовления, так как каждый день смесь, которая впоследствии станет вином, нуждается в специальной обработке. Процесс этот начинается в начале сентября вместе с венданжем — сбором винограда.

Французы похожи на русских: они гордятся своей историей, верят в свою «богоизбранность», любят отдыхать культурно, да и вообще все, что касается истории и культуры, чтут и берегут.

Богоизбранность французов не в религиозности, а в самоощущении — да, мы вот такие, немного ленивые, расслабленные, очень вежливые, но очень хорошие. Хорошие и самодостаточные. Закрытость нации чувствуется даже в таком казалось бы весьма международном бизнес-процессе как производство вина. Французские виноделы, кажется, знают все о винах Франции, но вообще никакого понятия не имеют, например, о винах соседней Италии. По-английски говорят единицы. И это несмотря на то, что экспорт вина из Франции составляет почти 20 процентов в общемировом экспорте.

Я иду по дороге, которая тянется вдоль огромного поля, засаженного рядами винограда: лозы тянутся то вдоль, то поперек дороги, разделяя поле на неравные квадраты. В разных углах тарахтят высоченные комбайны, собирающие виноград. С одной стороны поля горная гряда, с другой виднеются дубовые рощи.

«Вон там мы выращиваем трюфели», — показывает на рощу Изабель Феранд, владелица виноградного дома 5 Sens. Ей немного за сорок, темные волосы собраны в хвост; она в джинсах и теплой толстовке, на ногах крепкие, на толстой подошве, ботинки — в таких ходят в походы.

Трюфели, конечно, не главное ее сокровище в этих полях. Хотя в этих краях в декабре работает один из главных международных рынков трюфелей в Менербе. Изабель владеет несколькими виноградниками. Всего 25 гектаров вокруг небольшой деревушки Рошгюд под Оранжем в Провансе. Поле, вдоль которого мы с ней идем, поделено между разными хозяйствами, кто-то из выращивающих виноград, сразу сдает его в кооператив, а кто-то оставляет часть себе и делает виноград.

К началу сентября каждое виноградное хозяйство набирает команду сборщиков. Сбор называется венданж (Vendanges). В виноградных областях есть специальные агентства, которые помогают набирать таких сезонных работников. Как и любая другая работа во Франции, она строго регламентирована законами, соблюдение которых блюдут различные ассоциации и государственные органы. Просто так приехать и поработать сборщиком не получится, нужно как минимум разрешение на работу во Франции. Однако можно попробовать венданж в качестве волонтера, оплаты не будет, но есть шанс хорошо провести время.

Оплата работы сборщика зависит от возраста и предыдущего опыта, но в среднем составляет около девяти евро в час. Опыт у сборщиков, как правило, отсутствует. «Так тяжело, каждый год приходится обучать новую команду», — вздыхает Изабель, когда мы уже почти пришли к месту сбора.

Обычно команда сборщиков человек 15-20, они делятся на несколько групп и идут параллельно вдоль нескольких рядов. Через каждый второй ряд едет небольшой трактор с кузовом, куда высыпают собранный виноград. Инструменты сборщика — большое пластиковое ведро и кусачки. Собственно, вся работа в том, что ты идешь вдоль лозы и срезаешь гроздья. Когда ведро заполняется, положено кричать «Су!» (seau — ведро, в переводе с французского) — тогда к тебе подходит крепкий парень, который был выбран командой на роль сменщика ведер, забирает твое наполненное, и выдает тебе пустое. Через час работы я начинаю чувствовать спину, но, в целом, работа несложная.Читать дальше >>>