Любой разговор в Луи-Котале через десять минут переключается на одну из двух тем: или на бонобо, или на еду. Потому что мы все оказались здесь из-за бонобо. А еда такая ужасная, что всем хочется поскорее отсюда удрать.

Исследовательский лагерь Луи-Котале — это песчаная просека, которую можно пересечь за двадцать шагов. Ни проточной воды, ни холодильников, ни интернета. Туалет — двухметровая яма, жилье — лачуги, крытые пальмовыми листьями, на которых сохнет поношенное белье. Так обычно выглядят поселения людей, потерпевших кораблекрушение. Но Луи-Котале окружен не морем, а джунглями бассейна Конго — вторым по площади после Амазонии лесным массивом на Земле.

Ни дуновения ветерка. За деревянным столом ужинает Готфрид Хоман. Перед ним чашка с водой и жестяная миска с рисом, фасолью и маниокой. То же самое было на обед, ничего другого не будет и завтра. Хоману за шестьдесят, его лицо раскраснелось от усталости: он целый день шел пешком до Луи-Котале, отправившись в путь из ближайшей деревни.

Вместе с Хоманом за столом сидят несколько молодых исследователей. На шаткой книжной полке — потрепанные книги с пугающими названиями типа «Там, где нет врачей». И иллюстрированный том «Бонобо» Франса де Валя, одного из ведущих экспертов по приматам. Именно по этой книге, опубликованной в 1997 году, люди до сих пор судят об этих обезьянах.

«Бонобо занимаются сексом больше и чаще всех остальных видов обезьян», — пишет де Валь. Он называет бонобо «хиппи из мира приматов», жаждущих «любви, мира и счастья». Красивый образ, приятный всем людям, нуждающимся в позитивной самоидентификации. Если один из наших ближайших родственников из животного мира живет счастливо и мирно — то почему бы и нам не жить так же? Вот только де Валь никогда не изучал бонобо в естественных местах их обитания. Объектами его исследований были только  бонобо из зоопарков.

По словам Хомана, де Валь «сильно преувеличивает» значимость секса в жизни бонобо, но при этом никак не опровергает этот стереотип. Двенадцать лет назад Хоман по заданию немецкого Института эволюционной антропологии общества Макса Планка в Лейп­циге основал исследовательский лагерь Луи-Котале. Первые пять лет ушли на то, чтобы бонобо просто привыкли к присутствию человека. «Только сейчас мы постепенно подходим к той фазе исследований, когда появятся первые результаты», — говорит Хоман.

Полевые исследования не терпят суеты, особенно когда речь идет о животном, которое стареет ненамного быстрее, чем человек. Хоман отвергает идею Франса де Валя, что поведение бонобо диктуется только сексом. Тогда что же на самом деле управляет их жизнью? Это Хоман и намерен выяснить.

В лагере еще темно. Молодая женщина допивает кофе и делает запись в журнале, светя себе фонариком, укрепленным на лбу. Имя: Лайза Московице. Время: 4:05. Цель: лес. Я тоже вписываю свое имя в журнал, и мы отправляемся в путь по лесной тропе. Пахнет сыростью. Стрекочут цикады. В такой час хочется молчать, но мы мелем всякую чепуху. Главное — говорить как можно громче, чтобы леопарды и слоны услышали нас издалека и ушли с нашего маршрута. Накануне бонобо устроили себе спальные гнезда примерно в семи километрах от лагеря. Туда мы и идем.

В лесу Луи-Котале живут около cорока бонобо. Они просыпаются на рассвете. Раскачиваются на ветках в кронах деревьев на высоте 30-40 метров. Невооруженным глазом можно различить только их силуэты. Да и в бинокль чаще видно листву, чем бонобо. Через полчаса разбиваемся на мелкие группы. Московице и я следуем за молодым самцом бонобо Роки и двумя самками — Ниной и Вильмой — с детенышами.

Лайза Московице специализируется на изучении социальной жизни самок бонобо. В большинстве сообществ млекопитающих родной клан обычно покидают самцы. У бонобо же из родного сообщества обычно уходят самки, достигшие одиннадцати-двенадцати лет. Они примыкают к чужой группе, после чего, по словам Московице, «происходит нечто уникальное»: самки, не связанные кровными узами, устанавливают тесные взаимоотношения. А ведь во всех учебниках биологии написано, что друг друга поддерживают только животные, родившиеся в одном сообществе. Московице хочет выяснить, какую пользу извлекают самки бонобо из такого поведения.Читать дальше >>>