Чтобы прогнать акул, надо сцепиться руками в круг и барахтаться в воде, поднимая ногами тучи брызг.

Это не шутка. Десяток юношей и девушек в спасательных жилетах учатся тому, что будут делать при аварийной посадке самолета на воду. Место действия: бассейн в тренировочном центре «Аэрофлота» в полутора километрах от Шереметьево. За окном минус три, но в ярко освещенном зале жарко и душно. Посреди бассейна плавает спасательный плот, похожий на большую надувную ванну. Рядом в воде барахтаются будущие бортпроводники «Аэрофлота» — они учатся отгонять хищников.

У самой крупной российской авиакомпании есть прямые рейсы из Москвы в края с акулами — Лос-Анд­желес, Гавану и Майами. И если что, надо быть готовыми ко всему. Поэтому упражнение в бассейне входит в обязательную программу подготовки стюардов и стюардесс. Они должны отработать свои действия так, чтобы за 90 секунд эвакуировать всех пассажиров из самолета. На плоту может уместиться до 70 человек, а бортпроводников из них будет максимум два.

«Спасательной операцией» в бассейне руководят инструкторы Дмитрий Сивагин и Антон Саженин. Первый командует, второй наблюдает. Их задача — научить студентов спасать пассажиров. «Забравшись на плот, надо отплыть как можно дальше, — объясняет Антон Саженин, который сам восемь лет работал стюардом. — Тонущий самолет вполне может затянуть за собой людей».

В теплой воде никто не паникует, но работать все равно непросто. Наконец будущие бортпроводники, тяжело дыша, выбираются из бассейна. «Жилет держит на поверхности, но плыть в нем очень сложно, он сковывает движения. Это выматывает», — объясняет один из них.

Путь в этот бассейн далеко не прост. Отбор в школу стюардов и стюардесс «Аэрофлота» строгий: собеседование и медкомиссия. Внешность тоже должна быть подходящей: без шрамов и татуировок, с симметричными чертами лица. Образование — не ниже среднего специального, а лучше высшее. И, конечно же, разговорный английский. Chicken or fish?

Тех, кто пройдет этот отбор, ждут два с половиной месяца интенсивных занятий — шесть дней, с понедельника по субботу. Первые две недели студенты учатся обслуживать пассажиров.

Их «аудитория» — модель настоящего самолета. Впереди бизнес-класс, за ним — эконом. Одни изображают пассажиров, сидя в креслах. Другие выкатывают тележку с напитками. Те, кому сегодня досталась роль бортпроводника, достают пустые пакеты из-под сока. А в бизнес-классе — бутылки из-под вина и пластиковые блюда. «Пассажиры» не капризничают: они занимаются всего лишь третий день и заметно нервничают. Легче приходится тем, кто уже работал официантом или продавцом.

В арсенале школы стюардесс есть бутылки всех вин и муляжи всех блюд, которые подаются на борту. Даже кошерного спецпитания, требующего особого подхода — упаковку можно вскрыть только с личного разрешения пассажира. Все оборудование копирует настоящее: столики раскладываются, тележки погромыхивают, колеса скрипят.

В школе учится молодежь со всей страны: от Калининграда до Владивостока, из больших городов и маленьких деревень. Одни приехали сюда специально, чтобы стать бортпроводниками. Другие уже успели поработать в Москве. Многие живут в общежитии в 15 минутах езды на автобусе от учебного центра, почти у всех высшее образование. Среди будущих бортпроводников есть дипломированные учителя, экономисты, финансисты и юристы.

Например, 24-летняя Мария Бехтерева. Она перебралась в Москву из Иркутска, где до этого преподавала в школе английский язык. Увидев однажды рекламу «Аэрофлота» по телевизору, она решила заполнить анкету. Ее пригласили в Москву. И по дороге сюда, оказавшись впервые в жизни в самолете, она поняла: «Я хочу летать».

Летать она сможет уже через месяц, если успешно сдаст все экзамены. Для начала — на небольшие расстояния по России и странам бывшего СССР. На экзамене будущие бортпроводники должны показать, как действовать в разных ситуациях во время рейса. Авиакомпания примет на работу только получивших «хорошо» и «отлично».Читать дальше >>>