«Страсть и верность», крупными синими буквами на серой бетонной стене. Они бросаются в глаза каждый раз, когда поезд замедляет ход перед конечной станцией «Ретиро» — одним из самых больших вокзалов Буэнос-Айреса. Этот лозунг — рецепт успеха в аргентинской политике, где чувства исторически значат намного больше, чем расчет и здравый смысл. Избиратели ориентируются не на предвыборные предложения, а на то, кто изображен на плакатах и флагах кандидата. А самый сильный, любимый и узнаваемый образ в Аргентине — Эва Перон. Через 63 года после своей смерти бывшая первая леди и жена президента Хуана Доминго Перона остается могущественнее всех современных политиков своей родины вместе взятых.По результатам социологических опросов, больше половины аргентинцев продолжают хранить ей верность.

Как и обещала Эвита в одном из своих выступлений, она «вернулась и стала миллионами»: открыток, плакатов, граффити, флагов, магнитов, футболок и кружек. Ее портрет на купюре в 100 песо и на фасаде Министерства здравоохранения и социального развития на центральной улице Буэнос-Айреса. О ее жизни рассказали десятки писателей и режиссеров со всего мира. Для аргентинских детей она добрая принцесса, персонаж мультфильма и фигурка из игры «Одень Эвиту».

Эту женщину в Аргентине любят или ненавидят с религиозным трепетом. Ее популярность можно сравнить только с той, какая бывает у рок-звезд и святых. Эва Перон прожила всего 33 года. И только шесть из них — в большой политике. Провинциалка из бедной семьи, второсортная актриса, живущая впроголодь и — наконец — содержанка. Когда самый популярный политик своего времени, 50-летний генерал Хуан Доминго Перрон, взял Эву Дуарте в жены, аргентинская аристократия окинула его презрительным взглядом и отвернулась. Светские дамы за глаза называли молодую генеральшу «кобылой». Их удивлению не было предела, когда стало понятно, что Эвиту интересуют не только шубы, платья, украшения и светские рауты.

При Пероне рабочий день стал фиксированным, появился оплачиваемый отпуск, компенсация за увольнение и ежегодная премия. В Аргентине, где животноводство и сельское хозяйство всегда были важнейшими источниками дохода, приняли первый закон о защите крестьянского труда. Эвита, тем временем, добилась для женщин права голосовать и быть избранными. И «расправилась» с благотворительностью в ее тогдашнем виде. Она прекратила традицию, по которой богатые женщины по религиозным праздникам под прицелами фотоаппаратов раздавали милостыню. Вместо этого появился государственный фонд социальной помощи имени Эвы Перон.

Тысячи швейных машинок, зубных протезов, велосипедов, одеял, игрушек, кастрюль и свадебных платьев бесплатно отправляли неимущим — «безрубашечникам», как их называла Эвита. Были построены десятки больниц, школ и кварталов социального жилья. Открылись бесплатные курсы медсестер, пункты помощи матерям-одиночкам и новые детские дома для сирот. Эва Перон была единственной в Аргентине первой леди, которая вышла из народа и никогда о нем не забывала. Два последних года своей жизни она руководила фондом и ездила по стране, с трудом справляясь со страшными раковыми болями, от которых нередко теряла сознание.

На кадрах кинохроники Эвита из окна движущегося поезда театральным жестом швыряет в толпу деньги. Ей нравилось жить, как в голливудском фильме, быть защитницей и доброй волшебницей. Но — судя по воспоминаниям современников — в личном общении она была далеко не святой, а властной, довольно истеричной, любящей роскошь. Но народная память неприятные факты не знает или игнорирует. В музее Эвиты Перон в Буэнос-Айресе есть зал с зеркальными стенами, в котором показывают кадры с похорон первой леди в июле 1952 года. Больше двух миллионов скорбящих только в столице, 18-дневный траур, груды цветов, заплаканные лица и ночное факельное шествие. Никого ярче, харизматичнее и противоречивее Эвиты в 200-летней истории аргентинской политики не было и нет.Читать дальше >>>