Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


Маска Эвиты Перон

Почему исход президентских выборов в Аргентине зависит от женщины, которая умерла 63 года назад
текст: Екатерина Базанова
Дмитрий Трофимов

«Страсть и верность», крупными синими буквами на серой бетонной стене. Они бросаются в глаза каждый раз, когда поезд замедляет ход перед конечной станцией «Ретиро» — одним из самых больших вокзалов Буэнос-Айреса. Этот лозунг — рецепт успеха в аргентинской политике, где чувства исторически значат намного больше, чем расчет и здравый смысл. Избиратели ориентируются не на предвыборные предложения, а на то, кто изображен на плакатах и флагах кандидата. А самый сильный, любимый и узнаваемый образ в Аргентине — Эва Перон. Через 63 года после своей смерти бывшая первая леди и жена президента Хуана Доминго Перона остается могущественнее всех современных политиков своей родины вместе взятых.По результатам социологических опросов, больше половины аргентинцев продолжают хранить ей верность.

Как и обещала Эвита в одном из своих выступлений, она «вернулась и стала миллионами»: открыток, плакатов, граффити, флагов, магнитов, футболок и кружек. Ее портрет на купюре в 100 песо и на фасаде Министерства здравоохранения и социального развития на центральной улице Буэнос-Айреса. О ее жизни рассказали десятки писателей и режиссеров со всего мира. Для аргентинских детей она добрая принцесса, персонаж мультфильма и фигурка из игры «Одень Эвиту».

Эту женщину в Аргентине любят или ненавидят с религиозным трепетом. Ее популярность можно сравнить только с той, какая бывает у рок-звезд и святых. Эва Перон прожила всего 33 года. И только шесть из них — в большой политике. Провинциалка из бедной семьи, второсортная актриса, живущая впроголодь и — наконец — содержанка. Когда самый популярный политик своего времени, 50-летний генерал Хуан Доминго Перрон, взял Эву Дуарте в жены, аргентинская аристократия окинула его презрительным взглядом и отвернулась. Светские дамы за глаза называли молодую генеральшу «кобылой». Их удивлению не было предела, когда стало понятно, что Эвиту интересуют не только шубы, платья, украшения и светские рауты.

При Пероне рабочий день стал фиксированным, появился оплачиваемый отпуск, компенсация за увольнение и ежегодная премия. В Аргентине, где животноводство и сельское хозяйство всегда были важнейшими источниками дохода, приняли первый закон о защите крестьянского труда. Эвита, тем временем, добилась для женщин права голосовать и быть избранными. И «расправилась» с благотворительностью в ее тогдашнем виде. Она прекратила традицию, по которой богатые женщины по религиозным праздникам под прицелами фотоаппаратов раздавали милостыню. Вместо этого появился государственный фонд социальной помощи имени Эвы Перон.

Тысячи швейных машинок, зубных протезов, велосипедов, одеял, игрушек, кастрюль и свадебных платьев бесплатно отправляли неимущим — «безрубашечникам», как их называла Эвита. Были построены десятки больниц, школ и кварталов социального жилья. Открылись бесплатные курсы медсестер, пункты помощи матерям-одиночкам и новые детские дома для сирот. Эва Перон была единственной в Аргентине первой леди, которая вышла из народа и никогда о нем не забывала. Два последних года своей жизни она руководила фондом и ездила по стране, с трудом справляясь со страшными раковыми болями, от которых нередко теряла сознание.

На кадрах кинохроники Эвита из окна движущегося поезда театральным жестом швыряет в толпу деньги. Ей нравилось жить, как в голливудском фильме, быть защитницей и доброй волшебницей. Но — судя по воспоминаниям современников — в личном общении она была далеко не святой, а властной, довольно истеричной, любящей роскошь. Но народная память неприятные факты не знает или игнорирует. В музее Эвиты Перон в Буэнос-Айресе есть зал с зеркальными стенами, в котором показывают кадры с похорон первой леди в июле 1952 года. Больше двух миллионов скорбящих только в столице, 18-дневный траур, груды цветов, заплаканные лица и ночное факельное шествие. Никого ярче, харизматичнее и противоречивее Эвиты в 200-летней истории аргентинской политики не было и нет.

Нынешний президент страны Кристина Киршнер, а до этого ее муж Нестор Киршнер, всегда называли себя «перонистами» и активно использовали образ Эвиты и ее супруга. И пропаганда подействовала. Несмотря на многочисленные коррупционные скандалы, для миллионов аргентинцев ассоциативная цепочка выглядит так: правящий с 2003 года «Фронт за победу», субсидии на газ и электричество, бесплатная медицина и образование, дешевый транспорт, программы помощи неимущим, улыбающаяся Эвита Перон.

До президентских выборов в Аргентине остался один день. Кристина Киршнер была у власти два срока, переизбираться на третий конституция запрещает. От ее партии баллотируется нынешний губернатор провинции Буэнос-Айрес Даниэль Сиоли. Сын разбогатевшего итальянского предпринимателя, в прошлом известный спортсмен, начисто лишенный политической харизмы и избегающий дебатов. Народной любовью он — как представитель элиты — никогда не пользовался. Но вот Киршнер передает ему по наследству «маску» Эвы Перон. Ее портрет помещают на предвыборные плакаты, Сиоли начинает публично восхищаться достижениями «перонизма» и берет в свою команду внучатую племянницу Эвиты. И чудо! Рейтинг растет, и теперь главная интрига только в том, выиграет Даниэль Сиоли в первом туре или все же будет второй.

Его главный соперник, кандидат от оппозиции и мэр Буэнос-Айреса Маурисио Макри, который представляет интересы крупного бизнеса и состоятельных аргентинцев, в бешенстве. Ни один из социологических опросов не дает ему больше 30 процентов голосов. За две недели до выборов, вероятно, ни с кем не посоветовавшись, он решается на отчаянный шаг. Люто ненавидящий левые идеи и лично Кристину Киршнер Маурисио Макри неожиданно для всех ставит в центре Буэнос-Айреса памятник генералу Перону. Лучше сюжета для вечерних политических шоу и фотожаб придумать сложно.

А Даниэлю Сиоли продолжает везти. За неделю до выборов в Аргентине торжественно отмечают 70-летие «перонизма»: 17 октября 1945 года возмущенный народ добился освобождения генерала из-под ареста. И предвыборная кампания провластного кандидата заканчивается народными гуляниями. Пахнет жареным мясом, уличные продавцы предлагают воду и пиво, над толпой реют десятки флагов с портретом Эвиты и Хуана Перона, а ведущий со сцены объявляет, что следующей прозвучит любимая песня Кристины Киршнер.  

23.10.2015