Крупный лохматый зверь величественно вышагивает вдоль сетчатой изгороди, стуча копытами и выпуская пар из ноздрей. Впереди тарахтит трактор, нагруженный морковкой. На часах — девять утра, время завтрака. Но услышав щелчок фотоаппарата, огромный зубр срывается с места и в одну секунду оказывается уже впереди машины. Следом несется и его семейство — две самки и трое детенышей. «Такие пугливые, всего боятся. А стоит побежать одному, так все сразу бросаются за ним — стадное чувство», — объясняет биолог Наталья Требоганова, руководитель зубрового питомника в Приокско-Террасном заповеднике.

Первый раз Наталья Требоганова приехала сюда, в село Данки Серпуховского района Московской области, еще студенткой — на практику. В советское время зубров в основном разводили в Белоруссии и на Украине — исторической родине этих животных. В 1990 году, незадолго до распада Советского Союза, в заповеднике под Серпуховом зубров было не больше десятка, да и те часто болели.

Сегодня здесь живут уже 53 зверя. Каждый год около 20 зубров выпускают «на волю» — отправляют в заказники по всей России. Там они — под охраной — самостоятельно питаются и заводят потомство.

Еще восемьдесят лет назад такое трудно было себе даже представить: в 1927 году браконьеры истребили последних вольных зубров (кроме одного по кличке Кавказ), и на Земле осталось лишь 48 животных, разбросанных по зоопаркам (подробнее см. GEO 11/2010).

«Кто тут самый голодный? Конечно же, Шпору! — Наталья подходит к кормушке с веткой ивы в руке. – Держи веточку, малыш!»

«Малыш» — двухметровый взрослый самец весом не меньше тонны. «Это у нас стандартная кличка для всех. Так мы подзываем их есть», — с улыбкой говорит Наталья Требоганова.

У Шпору с семьей, как и у других быков, — отдельный загон площадью 50 гектаров. Каждое утро шестеро работников заповедника привозят им комбикорм. Животных кормят и сеном, которое хранится в амбарах по соседству, занавешенных ярко-красными и фиолетовыми тряпками, — это списанные парашюты, которые где-то раздобыл директор заповедника, бывший десантник. Государственный заповедник существует во многом благодаря волонтерам и благотворительным взносам.

В 2004 году здесь при поддержке WWF запустили программу «Усынови зубра». С тех пор за 50 тысяч рублей в год каждый может стать «крестным родителем» зубра. Именно столько нужно на годовой запас корма для зубра. При этом можно самому выбрать подопечного и даже придумать ему имя, начинающееся на слог «му» или «мо». Это условие — не прихоть владельцев питомника, а научная необходимость. «М» — означает Московскую область, «у» — символизирует кавказского зубра, «о» — беловежского. В остальном фантазию можно не ограничивать: например, одного из шести быков заповедника зовут Муугли — в честь выросшего «на воле» мальчика.

Сегодня во всем мире насчитывается около 4,5 тысячи зубров, более 600 из которых обитают в России. Но вычеркивать зверя из Красной книги рано. Для этого нужно, чтобы 600 голов было в каждом регионе, занимающемся их разведением. Пока же в Орловской, Брянской и Калужской областях — на самой большой вольной территории в России — их всего лишь две сотни. geo_icon