Целых полторы недели мая мы благоденствовали: Анни приносила нам то абрикосовый пирог, то запеканку из брокколи, то печенье с изюмом. Однажды нам перепал даже тыквенный суп в бидончике. Все сбалансированное по жирам, калориям, витаминам и питательным элементам, немного пресное, но адски полезное. В день, когда она сдала свой экзамен по детской кулинарии, мы поздравляли ее неискренне – на самом деле мы мечтали, чтобы ее отправили на пересдачу и нам бы еще пару недель не пришлось готовить ужины.

Анни проходит череду испытаний, в результате которой получит статус воспитательницы. Он позволит ей трудоустраиваться в детские сады и ясли, стать няней или так называемым «ассистентом по материнству» при мэрии или даже при желании содержать троих воспитанников на дому. До этого она уже сдала тесты по математике-физике-химии, французскому и истории-географии, предоставила досье о прохождении стажировки в частном детском саду и выдержала беседу по профориентации с вкраплением вопросов по биологии. Впереди – зачеты по пинг-понгу и пеленанию. Анни ответственно готовится к каждому, но период, предшествующий  сдаче детской кулинарии, ее друзьям пришелся особенно по вкусу.

Вся проблема Анни в том, что к 26 годам она не успела родить троих детей. Многодетные мамы при желании получают диплом воспитательницы автоматом. Но на протяжении многих лет, прошедших с окончания школы, Анни мечтала работать в гостиничном бизнесе и со свойственным ей упорством набирала дипломы университетов, школ и спецкурсов по сложной специальности «хостесс». Глаза у нее открылись, когда она переехала из Венгрии во Францию к бойфренду. Анни повезло, ведь 26 – не тот возраст, чтобы сожалеть о потерянных годах.

Чуть меньше повезло Грейс, филологу по образованию, которая до 32 лет пыталась работать переводчиком с разных диковинных языков в библиотечном хранилище Франсуа Миттерана, но в конце концов тоже поняла, что во Франции быть учителем начальной школы лучше. Она уже год готовится к декабрьским экзаменам и спит в обнимку с талмудами по детской психологии, потому что человеческих особей в возрасте 6-12 лет за время работы в архивах видела только издали и совершенно не представляет, как с ними общаться. Ей вместо пинг-понга и пеленания придется сдавать углубленную историю и географию, и тут еще надо понять, кто же с точки зрения Франции выиграл Вторую Мировую Войну – вполне вероятно, что в США, откуда родом Грейс, считают по-другому.

 Франсин – чистокровная француженка из Бургундии, работает в банке и не любит подростков. Но длящийся два года конфликт с шефом и неожиданное материнство толкнули и ее искать защиты в государственном секторе экономики: через три-четыре года Франсин серьезно подумывает сдать экзамен на звание преподавателя старшей школы, «потому что там математика уже посложнее, мозг хотя бы не впадет в кому». У учителей длинный летний отпуск и каникулы в течение учебного года совпадают со школьными – так она сможет больше бывать со своим сыном Жоной, который к тому времени как раз пойдет учиться (здесь школа начинается с трех лет). А то, что по работе ей придется целый день проводить с ненавистными подростками – ну что ж… У каждой профессии есть свои минусы. 

Во Франции работать в системе образования очень почетно, особенно в периоды социальной нестабильности. Судя по количеству переквалификаций в преподаватели за последние два года, Франция сейчас переживает именно такой период. Пусть у учителей не слишком высокая зарплата, но зато масса льгот, преференций и обещаний государства увеличить уже имеющиеся. Это очень охраняемая категория и один из стратегических объектов предвыборной агитации. Потерять расположение учительского лобби равносильно политической смерти, чему пример – Николя Саркози, который, пытаясь снизить бюджетные расходы, сократил 11 тысяч рабочих мест в школах и университетах.

Преподаватели в обязательном порядке раз в полгода повышают квалификацию на каких-нибудь курсах, имеют завидный запас отпускных дней и премии за выслугу лет, даже небольшую. Потому что продержаться в некоторых французских школах, особенно тех, что в спальных районах Парижа, столичных пригородах и крупных городах вроде Марселя и Лиона, - задача не из легких. Про это снято много душераздирающих эпизодов французского кинематографа, а классика жанра – фильм «Опасная профессия» с Жираром Депардьё. Там герой, чтобы после развода быть поближе к детям, просит перевода в неблагополучный лицей в парижском пригороде – и последовательно проходит через все круги ада, который устраивают ему ученики: от избиений и погрома в квартире до шантажа и обвинений в изнасиловании несовершеннолетней. На афише Депардьё с забинтованной головой, загипсованной рукой и кровоподтеками на лице вымученно улыбается зрителю, а за его спиной беснуются ученики-мучители. Оригинальное название фильма Le plus beau métier du monde переводится как «Лучшая работа на свете»… geo_icon