Романтических легенд, полуграмотных сказаний и домыслов разной степени пристойности, сочиненных об этих танственных японках, сегодня в мире больше, чем самих гейш. Впрочем, пенять на репутационные издержки некогда весьма престижной профессии в экзотической стране не стоит — любой иностранец, попадавший в Японию за последние 300 лет, увозил в багаже воспоминаний прежде всего ни на что не похожие картинки.

Сначала сама Япония была одной такой большой картинкой — неповторимая во всем. Она и теперь неповторима, правда — в немногом. С годами модернизация и глобализация вымыли из японской жизни некогда воспетых во всех мыслимых жанрах самураев — свирепых и причудливо выбритых мужчин в деревянных сандалиях, опоясанных железом в несколько этажей и живущих по канонам жесткого кодекса. Остался, правда, самурайский дух, да и поведенческий стиль, скорее, жив, чем мертв, но кто ж вникает в неявные тонкости, когда явные, броские — перед глазами? Вот они, по-прежнему загадочные, запеленатые в кимоно, — настоящие гейши. Они были тогда, остались и теперь. Это ли не чудо?

Их сегодня исчезающе мало —  около тысячи на всю страну, но это живая диковинка, совершенно реальная, хотя и не такая пестуемая, как борцы сумо. Откормленных по особому рецепту немногословных великанов, обитающих в резервациях ояката (хозяев борцовских школ), всего-то и научили 82 способам выталкивать соперника из круга, очерченного канатом из рисовой соломы. Зато едва ли не каждый день их показывают по телевизору, о них пишут в газетах, в качестве почетных гостей приглашают на праздники и торжества. Гейш в новостях практически не бывает — это профессия малопубличная.  

Японские гейши для неяпонских людей, случайных и небогатых, сродни фантому: при сильном  желании можно, конечно, встретить экземпляр на улице, заранее вызнав, где ждать, и поглазеть со стороны. Если повезет, и сфотографировать можно, как искусница садится в такси или даже (в Токио или Киото) в повозку рикши. Но приобщиться к таинствам — чрезвычайно трудно, даже практически невозможно (без высоких рекомендаций и тугого кошелька). Как невозможно толком понять, настоящую ли гейшу в самом деле удалось подстеречь.

Все дело в объективных трудностях: чтобы разобраться и знать наверняка, она ли, надобно быть в курсе массы существенных подробностей, которые позволят правильно прочитать картинку.

Например, одежда — если яркая по цветам, а на кимоно сверху богато вышитая накидка, так это и не гейша вовсе, а гражданка, занятая в смежном развлекательном бизнесе, хоть и тоже очень дорогая. И на прическу надо смотреть внимательно и пристрастно: чем больше шпилек, висюлек и прочих ярких мелочей в волосах (или парике), тем меньше вероятность, что перед вами гейша — ей скромный и часто одинокий гребешок положен. А еще на ноги важно смотреть, точнее, на обувь — сколько палочек на подметке деревянных башмачков гэта (два или три), каков (и есть ли вообще) носок. И ворот на кимоно принципиально важен  — цвет какой, как там на затылке, — глубок ли вырез или лаконичен (пусть шея и вся в белом, но если нарочито открыта  — не гейша это, а та самая гражданка, о которой уже говорилось). Пояс оби — очень важная деталь: если завязан впереди, профессия другая, да если и сзади даже, все равно вопросы для уточнения есть — каков по форме узел, какой длины «хвосты» (у учениц гейш — майко — это убранство иное). А еще  ведь сумочка, веер — каждая деталь должна правильно читаться.

Должна, но широкими массами не четко и не всегда читается. Уж  очень это тонкая дисциплина — японская гейша.

Мне сказочно повезло: посчастливилось наблюдать реальных гейш за реальной работой. Счастье состояло в том, что я оказался в Японии в долгой командировке в нужное время: вторая половина 1980-х, в японской стране — расцвет  «экономики пузыря». Это был дивный этап, когда Япония была буквально залита деньгами, недвижимость постоянно дорожала, под нее давались огромные кредиты, биржа росла как на дрожжах, и даже знаменитая «Тойота» две трети годовой выручки получала не от продаж автомобилей, а от операций с ценными бумагами. В результате — демонстративная расточительность во всех эшелонах общества. Тратили, не жалея, все — корпорации, государственные мужи, коллеги. Золотой век для гейш, уникальный шанс для гостя. Читать дальше >>>