В 1931 году в США закрываются 2294 банка. Миллионы сидят без работы. Владельцы фабрик постоянно снижают зарплаты. Разорившиеся фермеры бросают свои земли. Толпы голодающих стоят в очередях к благотворительным столовым ради тарелки супа. Уже второй год в стране свирепствует Великая депрессия — жесточайший экономический кризис.

В середине мая в чикагском отеле собираются несколько сотен мужчин в элегантных костюмах. У них все прекрасно, несмотря на кризис. И амбициозные планы на будущее: прежде враждовавшие, эти люди теперь встретились, чтобы помириться и объединиться в своего рода картель.

Они планируют поделить рынок, прекратить соперничество, оживить старые сферы бизнеса и открыть новые. И зарабатывать еще больше. Их бизнес: вымогательство, контрабанда алкоголя,  ростовщичество, наркоторговля, проституция, торговля краденым и подпольные казино. Их методы — запугивание, насилие, убийства.

В тот день в Чикаго встречаются боссы более чем 25 мафиозных кланов Америки. Каждый контролирует организованную преступность в одном из крупных американских городов или районов Нью-Йорка. Эта сходка становится поворотным пунктом их взаимоотношений — они хотят прекратить войны.

Мафиозные лидеры учреждают комиссию по урегулированию конфликтов, куда входят главы семи кланов. Она будет следить за соблюдением договоренностей, сглаживать конфликты между семьями и разрешать споры. И позволит мафии модернизировать свой бизнес и сделать его прибыльнее. Инициатор всех этих реформ — человек, который видит себя скорее менеджером, чем патриархом гангстерского клана. Вскоре у мафиозного картеля появится новый доходный бизнес в совершенно новой сфере услуг — заказные убийства.

До того майского дня между мафиозными кланами царила жестокая вражда. Среди миллионов переселенцев, перебравшихся в конце XIX века в США из материковой Италии и с Сицилии, были и простые уголовники, и члены преступных группировок. На новой родине они не стали менять свое «ремесло»: объединившись в банды по шесть-десять человек, вымогали деньги у итальянских же иммигрантов.

В начале 1920-х в Нью-Йорке живет почти миллион итальянцев. Мафиози контролируют целые районы — Маленькую Италию, Восточный Гарлем и Уильямсбург. На Манхэттене же,  в районе Уэст-Сайда, хозяйничают ирландские гангстеры, а в Нижнем Ист-Сайде — еврейские банды.

Именно там начинают многие будущие члены мафиозного картеля: после введения в январе 1920 года «сухого закона» — запрета на производство и продажу напитков с содержанием алкоголя более 0,5 процента — гангстеры учатся подпольно перегонять и продавать на черном рынке спирт, подкупать полицейских и таможенников, налаживают контрабанду алкоголя из Англии и Канады. Главы преступных кланов становятся все более влиятельными, их банды превращаются в мощные организации, зарабатывающие миллионы долларов.

Но внутренняя конкуренция вредит бизнесу. Когда в 1930 году главарь одной из итальянских семей Восточного Гарлема самовольно провозглашает себя боссом всей нью-йоркской мафии и требует дани от итальянских «коллег», начинается война с бандой, чей предводитель отказывается платить.

В этом противостоянии за полтора года погибают четырнадцать мафиози и один случайный прохожий. Чаша сия не минует и самозваного босса всех боссов. Он умирает 15 апреля 1931 года в результате заговора, организованного его подручным — 34-летним Чарльзом «Счастливчиком» Лучано, неграмотным тщедушным человеком с изуродованным шрамами лицом.

Чарли Лучано перебрался с родителями в США из Палермо в возрасте девяти лет. Зарабатывал на жизнь карманными кражами, часто задерживался полицией — за разбои, нелегальное владение оружием, торговлю наркотиками,  подпольный игорный бизнес. Несмотря на многочисленные аресты, перед судом он оказался лишь раз: его приговорили к восьми месяцам тюрьмы.

В квартале Нижний Ист-Сайд он заводит дружбу с еврейскими бандитами. И из простенького торговца героином вырастает в «правую руку» одного из тех самых боссов, которые в 1930-м борются между собой за господство.

Но в отличие от своего шефа, верного традициям сицилийской мафии, Лучано принадлежит к новому поколению гангстеров — те родились в Италии, но выросли в Америке: говорят по-английски и понимают уличный жаргон.Читать дальше >>>