Новости партнеров




GEO приглашает

В День всех влюбленных, 14-го февраля, на экраны выходит серия итальянских короткометражек «Italian Best Shorts 2: любовь в Вечном городе». Семь романтических мелодрам и комедий об отношениях с миром, друг с другом и с самим собой


GEO рекомендует

Greenfield запускает коллекцию чайных капсул для машины Nespresso. Сорта черного, зеленого и травяного чая с фруктовыми нотками, вкусом лесной земляники или малины со сливками, или гранатом для индивидуального заваривания


Конструктор из 1300 деталей

Техника на грани фантастики? Или бесполезная роскошь? Путешествие в долину Валле-де-Жу в Швейцарии, на родину самых дорогих механических часов в мире
текст: Вольф Шнайдер
фото: Manufaktur Jaeger-LeCoultre

Самое сложное и самое неторопливое ремесло в мире — так отзываются знатоки о швейцарской часовой индустрии. Один из ее центров раскинулся на высоте 700 метров над уровнем Женевского озера. Здесь, в 50 километрах на север от Женевы, находятся мануфактуры трех ведущих часовых фирм Швейцарии: «Бреге», «Одемар Пиге» и «Жежер-ЛеКультр».

Последняя выпустила недавно на рынок набор из трех наручных часов, его розничная цена: 1,8 миллиона евро. Причем купить часы можно только в наборе, а не по отдельности. Что, впрочем, не пугает потенциальных покупателей, общее число которых компания оценивает не более чем в 400 человек во всем мире. Эти люди покупают часы, конечно, не ради сигналов точного времени. А просто из любви к искусству.

Директор компании по маркетингу Стефан Бельмон честно признается: «Мы продаем не просто часы, а мечты». Он знает, о чем говорит. Фирма планирует выпустить всего лишь 30 наборов. Производство затянется до 2014 года, но это нисколько не отпугивает клиентов. Они готовы ждать.

Но начиналось все не с маркетинга, а c профессиональных амбиций. С желания сделать что-то новое, раздвинуть границы возможного. Доказать всему миру, на что способны швейцарские часовые мастера, преданные любимому делу. Некоторые из них делают часы уже в третьем поколении.

Целыми днями они сидят в одной позе, чуть ли не касаясь подбородком стола с 1300 деталями, из которых предстоит собрать маленький шедевр. Самые мелкие из компонентов механизма хронографа — до 0,2 миллиметра в длину. Неопытный глаз их и не различит.

«Конечно, лучше, если у часовщика спокойный характер», — говорит Кристиан Лоран, руководитель Мастерской сложной механики. Сохранить внутреннее равновесие помогает спорт — многие часовщики катаются на горных велосипедах, увлекаются парусным спортом, бегают зимой на лыжах, благо в 20-километровой долине снег лежит четыре месяца в году. Хотя зимой бывает и минус 30.

Как вообще получилось, что в этой горной долине с не самым мягким климатом поселились люди? Своей нынешней славой Валле-де-Жу обязана гугенотам, появившимся здесь в конце XVI века. Когда в 1685 году Людовик XIV начал насильственно обращать французских протестантов в католичество, 200 тысяч человек бежали в Германию, Нидерланды, Англию и Швейцарию.

Соседи были рады беглецам. Еще бы — протестанты были высокообразованными людьми и владели ремеслами.

<quote>Среди них были и часовщики. Свой первый поселок в Швейцарии они основали под Женевой. Поселенцы нашли даже запасы железной руды. С нее-то все и началось. Первые мастерские по обработке металлов появились в XVIII веке, позднее началось производство шестеренок, бритв и всяких разных часов — музыкальных, кукольных.</quote>

Одним из первых в долине поселилось семейство ЛеКультр, чей отпрыск по имени Антуан основал здесь в 1833 году свою часовую мастерскую. Спустя 11 лет он собрал «миллионометр», позволявший измерять детали с точностью до микрона. В 1847 году он же изобрел ремонтуар — механизм подзаводки карманных часов без ключа.

Позднее Антуан ЛеКультр ввел систему «вертикальной интеграции», которой его мануфактура славится по сей день. Она подразумевает, что почти все детали часов, включая часовой механизм, корпус и прочие комплектующие, изготавливаются на одном предприятии. В часовом деле это большая редкость.

В 1903 году к делу подключился внук Антуана по имени Жак-Давид. К этому времени фирма уже лидировала на часовом рынке. В 1907 году ее мастера изготовили часовой механизм толщиной всего 1,4 миллиметра. В 1929 году здесь же были сделаны самые маленькие в мире механические часы. Они имели форму коробочки: всего полтора сантиметра в длину, толщиной полсантиметра, весом один грамм, 98 деталей.

В 1937 году мануфактура из долины Валле-де-Жу объединилась с эльзасским заводом Эдмона Жежера, производившим хронометры. Тогда-то и началась золотая эра швейцарских часов — на мировом рынке появились самые разные марки со знаком «Сделано в Швейцарии». Швейцарцы вышли на первое место в мире и по количеству, и по качеству своих часов.

Гром грянул через полвека. В начале семидесятых годов прошлого столетия японские часовые марки начали наступление на позиции швейцарских часовщиков. Использование кристалла кварца в качестве колебательной системы часового механизма в считанные дни лишило швейцарских часовщиков их главного преимущества — точности.

Еще в 1960-е годы считалось нормальным, если наручные часы отставали или спешили на одну-две минуты в день. Чтобы сократить эту разницу до нескольких секунд, нужно было раскошелиться. Клиенты с деньгами, как правило, отоваривались в Швейцарии.

В результате наступления кварцевых часов разорилась половина швейцарских производителей, 45 тысяч человек остались без работы.

Казалось, знаменитым часам пришел конец. Но уже в 1983 году швейцарский предприниматель Николас Хайек выпустил на рынок новую марку — «Свотч». Благодаря автоматизации производства его товар оказался еще дешевле японского, ничуть не уступая ему по точности. Блистательная рекламная кампания сделала из простеньких часов культовый продукт.

В тот момент многие решили, что успех новинки станет началом конца традиционных мануфактур. Но все получилось с точностью до наоборот.

Похоже, большую роль сыграла психология, причем как покупателей, так и производителей. На примере «Свотч» производители увидели, что швейцарские часы могут в мгновение ока вернуться на вершину популярности. Это подстегнуло честолюбие швейцарцев, и они начали рекламировать внутренние ценности, «душу» механических часов. Это вам не крошечный генератор с ремешком на запястье.

Часы обрели былую славу, став символом статуса.

История швейцарских часов так и начиналась — со статуса. Когда в 1890 году какой-нибудь фабрикант извлекал на свет золотые карманные часы, то явно не для того, чтобы узнать, который час. Основным мотивом было совсем другое: он хотел произвести впечатление на тех, у кого ничего подобного в кармане не было.

С тех пор наручные часы прочно вошли в нашу жизнь. Многие дорогие модели не бросаются в глаза, во всяком случае, сразу. И тем не менее — запястья многих людей украшают маленькие чудеса техники. Но их знаменитая точность уже давно ушла на второй план. Даже лучшие хронографы не могут сравниться с кварцевыми часами.

 «В ближайшие годы большинство производителей еще будут работать над тем, чтобы сделать свои модели еще сложнее. Запас идей по улучшению точности пока не исчерпан», — говорит Людвиг Охшлин. Швейцарский часовщик работает хранителем Международного музея часового дела в городе Ла-Шо-де-Фон, который считается одним из центров часовой промышленности.

«Берете корпус поменьше, собираете в нем деталей побольше. И показываете тем самым, что умеете управлять сложными процессами», — Охшлин тоже когда-то собирал часы своими руками. Он работал на многие компании, в том числе и на «Улисс Нардан», а теперь возглавляет в Люцерне мануфактуру.

Его девиз — элегантная простота, но таких, как он, в Швейцарии меньшинство. Его не занимает конструкция самых сложных в мире часов. Причина в буквальном смысле «простая»: «Допустим, вы и так знаете, как решить задачу, причем простым путем. А теперь представьте себе такую математику, которая предлагает одни сложные варианты. Какое решение вы выберете?» Часы из мастерских Охшлина тоже не из дешевых. Однако в отличие от моделей «Жежер-ЛеКультр» они рассчитаны на более широкий круг клиентов.

Шесть недель уходит только на предпродажную подготовку товара. Мастера компании испытывают готовые часы в покое и движении, на жаре и на холоде, их бьют и опускают в воду под давлением пять атмосфер. Фирма выпускает часы для дайверов, некоторые из моделей выдерживают глубину до трехсот метров, показывая уровень погружения, также напоминая вибросигналом о том, что пора всплывать. В ассортименте компании — 60 моделей, каждый год к ним добавляются пять-шесть новых.

Пожалуй, самыми выдающимися являются три модели из коллекции Hybris Mechanica. Явная попытка механического искусства превзойти самое себя! Первые часы «жиротурбийон» имеют особый балансир. Он помещен внутри каретки, состоящей из 112 деталей. Она вращается вокруг трех осей, что минимизирует влияние гравитации на баланс во всех трех измерениях. Обычный турбийон компенсирует гравитацию в состоянии покоя и в движении, если часы лежат или их носят на руке. «Жиротурбийон», в свою очередь, гарантирует точность хода, что бы владелец часов ни вытворял со своим телом.

Вторую модель производители наградили названием «Триптих»  тоже не случайно. Часы имеют прямоугольный поворотный корпус, так что тройной циферблат открывается на манер триптиха. На первом циферблате — местное время, на втором — солнечное время, зодиакальный календарь и индикаторы времени восхода и заката солнца. И на третьем, в основе корпуса, — вечный календарь, показывающий дни недели, число, месяц и год вплоть до 2100 года, причем без подзавода. Плюс фазы Луны.

И в завершение неразлучной тройки — Grande Sonnerie. Название уже говорит само за себя — это часы с настоящим колокольным звоном. Механизм боя, известный англичанам триста лет назад, состоит из четырех гонгов. Но в крупных английских карманных часах места для них хватало. Как же извлечь кристально чистый звук из крошечных, да еще водонепроницаемых коробочек? Чтобы суметь создать нечто подобное, нужно быть поистине великим конструктором. Что касается коммерческой стороны дела, то продавец должен свято верить в успех продажи. Ну а покупатель... Тот сможет потешить свою гордость, приобретая образец высокого часового искусства, созданного руками человека. Пусть даже вещица эта будет совершенно ненужная.

Конструкторские разработки данной модели продолжались пять лет. Производственный процесс рассчитан на два года — от начала до конца. На один только монтаж уходит шесть месяцев, заключительная сборка занимает 15 дней. Всего насчитывается 1300 деталей, которые вместе могут уместиться в бутылочном колпачке. Над одними-единственными часами трудятся представители тридцати двух профессий: инженеры-конструкторы, дизайнеры, чертежники, программисты, калибровщики, граверы, штамповщики, эмалировщики, полировщики, ювелиры, контролеры…

В результате получаются часы в корпусе из белого золота, диаметром более четырех сантиметров, толщиной полтора сантиметра. Обычные наручные часы бывают поменьше и потоньше, зато новинка полностью отвечает духу времени. А если учесть все функции модели, то ее можно считать образцом виртуозности в миниатюре. Все 1300 деталей часового микрокосмоса подогнаны тютелька в тютельку: колесики, винтики, пружинки, ручки, катушки, стержни, валики, язычки...

Если снять крышку и обнажить механические внутренности, часы нисколько не потеряют своего очарования. Синтетические рубины излучают бордовый свет. Винтовые головки отливают голубым блеском. Их специально подогревают до 280 градусов, чтобы получился такой благородный оттенок. Золото применяется и в потайных уголках часового механизма, недоступных глазу обладателя. В самом сердце притаилась «адова башня» — адски сложный механизм боя, вот часовщики его так и окрестили. Они ухитряются извлечь из миниатюрной часовой башни звуки, напоминающие бой курантов. Овальный зубчатый сегмент отсчитывает время, молоточки тут же бьют в четыре гонга. Стеклянная крышка с примыкающими звукопружинами представляет собой корпус-резонатор. Так рождается «вестминстерский перезвон» — самая долгоиграющая часовая мелодия. Во всяком случае, в наручных часах.

Достаточно нажать на кнопку, и репетир будет отбивать каждый час, каждые четверть часа или каждую минуту. На выбор три различные мелодии, которые можно крутить подряд или по отдельности хоть каждый час. Бой прорывается сквозь водонепроницаемый корпус, но тем не менее звук получается очень звонким. Механизм боя приходится заводить каждые двенадцать часов. Плюс еще пятидесятичасовой завод, чтобы они не только отбивали, но и показывали время, а вечный календарь не отставал от вечности. Ну и как же счастливому обладателю драгоценной троицы справиться со своими роскошными часами? Заводи еще да подводи их вовремя...

Все предусмотрено — 30 потенциальных клиентов непременно получат спецпредложение: владельцам «Трилогии» рекомендуется приобрести особый сейф. Часовое «спецхранилище» представляет собой широкий шкаф с двумя дверцами высотой почти с человеческий рост.  Снаружи он обит кожей кенгуру, отвечает «самым современным требованиям безопасности» и стоит двести тысяч евро. Три чуда часовой техники хранятся в мини-витрине, освещенной теплым светом. Причем не лежат и не висят, нет, они удобно и элегантно расправляются на наклонной поверхности. Вместе с ремешками.

А как же автоподзавод? Никаких проблем. Найдено удобное решение — два выдвижных модуля с электронным управлением, вмонтированных в боковые стенки сейфа. Они срабатывают через определенные промежутки времени, хватают часы за колесико и крутят их до упора. Перекрутить колесико невозможно, даже вручную. Во всех часах встроена блокировка, которая подключается, как только натяжение пружины доходит до предела.

А как же знаменитый бой, напоминающий колокольный звон? Неужели эта трогательная музыка так и заглохнет, погребенная под бронированными дверцами? Ни в коем случае! Внутри сейфа встроена специальная звуковая трансляция. Безо всяких микрофонов и динамиков.

Только представьте себе, как гордый своим приобретением коллекционер расхаживает перед сейфом с «Трилогией» внутри. Вот из стальных недр раздается мелодия — нежная и звонкая, грохочущая и стрекочущая одновременно. Это подает голос Grande Sonnerie, отбивающий текущее время. Значит, на циферблате — 11:15. Куда нам до такого наслаждения? С нашими-то кварцевыми часиками.

19.12.2011