В Страстную пятницу Аддис-Абеба заметно оживляется. В конце 55-дневного Великого поста эфиопы принимаются покупать новую одежду, посуду, мебель. Пасху, главный религиозный праздник Эфиопии, положено встречать в обновках.

Городской базар Меркато – по слухам, самый большой открытый рынок в Африке - вырывается из своих границ и заполняет все окрестные улицы. Тротуаров тут почти нигде нет, поэтому торговцы, покупатели, прохожие, вьючные ослы и машины перемешиваются, создавая непередаваемо шумный, пыльный и вонючий хаос. То же самое происходит в других частях Аддиса, где обычно никакого рынка нет: обочины сплошь покрываются рогожами с выложенными на них товарами.

Главные покупки начинаются в Целоте-хамус ("Молитвенный четверг" по-амхарски). В город сгоняют тысячи баранов. Их таскают по улицам на плечах, перевозят на крышах машин и в маршрутках. Живыми курами помахивают, как авоськами, ухватив за ноги. Всё это жертвенные животные, которых должен зарезать сам глава семьи, вернувшись в воскресенье с пасхальной всенощной.

Эфиопия - страна самого древнего христианства, сохранившего многие черты того времени, когда оно еще было иудейской сектой. Здесь разуваются при входе в церковь, практикуют обрезание, не едят свинину, забивают животных по строгим религиозным правилам и приносят не символические, а вполне реальные жертвы. Жизнь здесь подчиняется религиозному календарю: эфиопы без конца молятся, постятся или что-нибудь празднуют.

Эфиопская церковь принадлежит, наряду с Коптской, Армянской, Сирийской, Эритрейской и Малабарской, к так называемым древневосточным православным церквям. Последние лет 50 русский патриарх и эфиопский абуна то и дело «выражают удовлетворение ходом диалога»:  с 1964 года эфиопы и греко-православные официально не считают друг друга еретиками. Нынешний эфиопский патриарх Павел даже учился в православной семинарии святого Владимира в Нью-Йорке.

Русских православных эфиопы с готовностью признают за своих и охотно поклоняются русским иконам. Разница в обрядах их занимает мало. Эфиопы, например, крестятся слева направо, причем не двоеперстием и не троеперстием, а двумя пальцами, сложенными на манер креста: указательный вертикально выпрямлен, средний согнут и к нему прижат.

Богослужебный язык Эфиопии - геэз. Как и разговорный амхарский, он принадлежит не к африканским, а к семитским языкам. Простые эфиопы, как правило, геэза не знают, что не мешает им гордиться его древностью и обилием великолепных рукописных богослужебных книг. Некоторым из этих книг больше чем по тысяче лет, и священники охотно демонстрируют их за умеренные чаевые.

Абун, глава Эфиопской православной церкви - едва ли не самый влиятельный человек в стране. Светские власти иногда прибегают к этому мощнейшему ресурсу. Например, нынешний абун Павел в 2005 году старался словом усмирить беспорядки, возникшие после парламентских выборов.

Впрочем, абун Павел позволял себе и довольно смелые выходки, например лично читал отходную свергнутому и убитому в 1970-х императору Хайле-Селассие (он же – Рас Тафари, воплощение бога Джа для растафарианцев) при его торжественном перезахоронении в 2000 году. Правительство – законные наследники организаторов переворота – было от этого не в восторге, но ничего поделать не могло.

Резиденция абуна в историческом центре Аддис-Абебы (это новодел, построенный по заказу абуна Павла на месте старой резиденции) - одно из самых великолепных зданий в столице. У ворот стоят два гигантских карикатурных голубя с оливковыми ветками во рту. Кроме того, перед собором Медхане-Алем в деловом районе Боле абуну Павлу поставили большой прижизненный памятник. Однако мало у кого поворачивается язык осуждать святого отца.

 А вообще-то эфиопское духовенство живет довольно скромно. Священники и монахи ходят по улицам в затрапезных рясах, охотно раздавая благословения, но не слишком охотно отвечая тем, кто пытается с ними заговорить.Читать дальше >>>