Бесформенной розоватой глыбой возвышается  она над историческим центром Стамбула. Города, который многократно менял свое имя. До IV века н. э. был Византием, после 330 года — Константинополем.

Она кажется беспорядочным нагромождением куполов, минаретов, пристроек и подпорных стен. Но это только снаружи. Истинное чудо раскрывается внутри.

За внешним хаосом Айя-София таит удивительную гармонию. Из притворов и боковых нефов с великолепными аркадами и балюстрадами попадаешь в просторный, пронизанный светом зал с идеальными пропорциями, рядами стройных колонн, арабской вязью и мозаиками на стенах. От этого зрелища перехватывает дыхание. Глаза разбегаются. Стоишь и спрашиваешь себя: сон это или явь? Кто создал этот шедевр? И главное — в чем его секрет?

Константинополь, январь 532 года. Над столицей Византийской империи, объединяющей под своей властью Грецию, Малую Азию, часть Палестины, Египта, Италии
и Балкан, поднимается зарево пожаров. Взбунтовавшаяся толпа на городском ипподроме скандирует: «Ника! Ника!» («Победа!») Напуганный император Юстиниан уже готов бежать. Но в конце концов ему удается подавить восстание. На арене ипподрома остается 30 тысяч трупов. Напротив — чернеет пепелище. Это все, что осталось от здания главной константинопольской церкви, сожженной мятежниками.

По иронии судьбы едва ли не самое кровавое восстание поздней античности послужило толчком для возведения одного из самых грандиозных сооружений в истории архитектуры. На месте разрушенного храма вырастает еще более величественный и прекрасный собор. Ему суждено прославиться на весь мир под именем Айя-София — Святая София, Божественная Мудрость.

В самом крупном соборе христианского мира до XV века будут проходить церемонии коронации византийских императоров. На целых 900 лет он станет оплотом православия. Но в 1453-м после завоевания Константинополя турецким султаном Мехмедом II превратится в мечеть. И почти пять столетий в его стенах при свете бесчисленных масляных ламп будут молиться мусульмане, обратившись лицом в сторону Мекки. А в 1934-м его объявят музеем.

Масляные светильники уже давно заменены электрическими лампочками. Тут больше не слышны ни проповеди патриарха, ни напевы муэдзина. Теперь Айя-София — один из объектов в Списке всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Каждый год ее посещают миллионы туристов. И сейчас уже трудно представить здесь торжественную атмосферу христианской службы или пятничной
молитвы. 

Император Юстиниан, конечно, не поверил бы, что в стенах собора, который был освящен 27 декабря 537 года, когда-нибудь зазвучат мусульманские молитвы. Ведь при его жизни ислама еще не было. Он возник только в начале VII века. На огромной полукруглой мозаике над юго-западными вратами  можно увидеть портрет самого Юстиниана. Безбородый император в царской мантии, прозванный
за свою бурную деятельность «бессонным», изображен слева от Богородицы с Младенцем на коленях. Он преподносит ей в дар уменьшенную копию выстроенного им собора. Справа от Девы Марии — его предшественник император Константин (ок. 275—337) со своим подношением: названным в его честь городом Константинополем. Это лишь одна из многих великолепных мозаичных композиций, которыми византийские мастера украсили Айя-Софию. И доказали, что из прикрепленных на гипсовую основу цветных камешков можно складывать не только орнаменты, но и реалистичные изображения святых. 

Через центральные бронзовые двери  из внутреннего притвора в главный неф когда-то мог вступать только император.  При взгляде с этого ракурса сразу понимаешь, почему при освящении своего детища Юстиниан, памятуя о легендарном храме Соломона, восхищенно произнес: «Я превзошел тебя, Соломон!»

Порой новаторство заключено в минимализме. В предельной концентрации на воплощении одной-единственной, но гениальной идеи. В Айя-Софии такой «изюминкой» является купол  — главная гордость Юстиниана. Лучший вид на него открывается из императорских врат. Его многотонный свод высотой 56 метров и диаметром 31 метр словно парит в воздухе посреди потолка размером с футбольное поле. А свет из 40 окон , опоясывающих его основание, только усиливает ощущение невесомо­сти. Кажется, что собор светится
изнутри.Читать дальше >>>