На нашей маленькой «прощальной вечеринке» в Москве было 50 человек — достаточно, чтобы собрать статистику представлений об Австралии человека с высшим образованием.

100 процентов пошутили про кенгуру, пауков, медуз, веджимайт, акул, Кайли Миноуг и пиво Fosters.

У 70 процентов есть тётушка или хороший друг, которые уехали в Австралию много лет назад и так и не вернулись. Об этом принято сообщать немного упавшим голосом. Обитаемая площадь Австралии: 7,618 миллионов квадратных километров. Я рада, что мы оказались здесь не одни, а с тётушкой.

Каждый второй попросил снять дом на пляже с двумя спальнями: он обязательно заскочит в гости. Лететь в Сидней из Москвы — 36 часов, пересадка в Сингапуре, семь часов разницы во времени и 30 градусов — в температуре. Вспомните самое скучное, мучительно тянущееся мероприятие в вашей жизни. А теперь представьте, что во время него в спинку вашего кресла упираются острые колени очень высокого и подвижного человека. Девятнадцать часов.

30 процентов друзей признались, что на моём месте обязательно бы летали в Бали по выходным. Прямой рейс из Сиднея в Денпасар, столицу Бали: шесть часов 33 минуты. Как сгонять на уикенд в Читу, Иркутск или Нью-Дели — только если в твоём городе уже есть несколько сотен официальных городских пляжей, главная в мире школа сёрфа, а нази горенг (индонезийский жареный рис с курицей) купить проще, чем йогурт без крахмала.

Десяти процентам гостей я посвятила свой первый поход в туалет. В сиднейском аэропорту для смыва используют переработанную воду; из бачка пить запрещено (об этом вежливо предупреждает три знака), зато смывать десять раз подряд — не стыдно. Дорогие друзья! Простите меня. Я не знаю, правда ли, что вода в Австралии закручивается «в неправильную сторону». Никто не сказал мне, в какую — правильно! Но в целом она не закручивается, а течёт. У меня была надежда на питьевые фонтанчики, но и они текут вверх.

Отвечаю на другие вопросы.

Красивые женщины есть — правда, если вы не путаете «красивая» и «одета со вкусом». Блондинки с большими попами или худенькие азиатки. Носят шлёпанцы, бесстыдно короткие шорты и трикотажные майки.

Угги тоже носят. В шортах тоже. На пляжах тоже.

Иногда снимают любую обувь и ходят босиком — прямо по улицам, супермаркетам и автобусам. Компания, производящая пластыри, пытается вывести на рынок одноразовые балетки, которые можно свернуть кулёчком и всюду носить с собой как сменку. Пока это не очень работает, и пьяные девушки разуваются сразу на выходе из клубов, зажав под мышками туфли на чудовищных каблуках. Ходить на них здесь, во-первых, невозможно, во-вторых, никто даже не пытается научиться: и так красиво.

Пиво Fosters, кстати, так себе. Водку пьют со льдом. Любое вино — хорошее вино, если его можно принести с собой в лапшичную.

Сидней похож на тихий пригород, стихийно застроенный небоскрёбами. Снять дом, оформить налоги и подключить электричество с интернетом в десятки раз проще, чем разобраться в том, как ездит общественный транспорт. Даже с приложением для iPhone, картами, схемами пересекающихся остановок, GPS и бесплатным интернетом в морских маршрутках. Все ходит по расписанию, но оно обновляется несколько раз в день.

Кенгуру есть. Ещё есть ибисы, наглые и толстые, роются в мусорках и воруют сендвичи прямо с пледов в Гайд парке. Попугаи объедают деревья и страшно орут; если их покормить сендвичем, вымирают. Восемь из десяти самых смертельно опасных змей в мире прячутся по заповедникам. Акулы плавают, но под присмотром: после того, как в Перте акула покусала тридцатидвухлетнего дайвера, власти впервые в истории Австралии издали указ «Поймать и уничтожить». По-моему, конкретную акулу ловят до сих пор: она довольно сильно похожа на других акул. Никто не купается (на самом деле потому, что ещё холодно), но все критикуют власть.

Селёдка, кефир, чёрный хлеб, майонез, сметана, ряженка и творог продаются в обычных супермаркетах на соседних полках с маракуйей и хумусом. Найти своего мясника — гораздо важнее, чем агента недвижимости и семейного врача. Идеальное сочетание: австралийское мясо, немецкий мясник и итальянская лавка зеленщика. Опознавательный признак: на входе в лавку седые джентльмены в мокасинах дегустируют оливковое масло из бидона.

Сиднейская Опера на самом деле не кафельно белая.

Двойник доктора Чейза из «Доктора Хауса» работает в дневную смену по будням в кафе около Олимпийского бассейна. Обручального кольца у него пока нет.

Мероприятия в Сиднее похожи на поздние вечеринки в общаге РУДН, только у собравшихся чуть меньше гормонов, чуть больше дипломов и веснушки вместо прыщей. И начинается всё в семь. Австралия — страна жаворонков: к десяти вечера нужно успеть выпить две упаковки пива, протрезветь, почистить барбекюшницу и запереть кошку, чтобы не напала на поссума. В пять утра у всего города йога. geo_icon