Брамфонтейн. Слово, навевающее ужас на тех, кто читает путеводители по ЮАР. Так называется один из кварталов в центре Йоханнесбурга, куда нормальным людям лучше не соваться. Но тот, кто слепо верит гидам, лишает себя удовольствий. Например, визита на рынок Нейборгудс. По будням это обычная двухъярусная парковка, а по субботам — фермерская ярмарка. Здесь есть все, что южноафриканской душе угодно: и свежие устрицы из Намибии, и знаменитые капские вина, и копченая баранина из Карру, и домашнее пиво из Западного Кейпа. А единственная опасность, подстерегающая посетителей, — риск расплескать вино, когда протискиваешься с бокалами в руках сквозь толпу.

Брамфонтейн — прекрасный пример того, как может измениться центр города всего за несколько лет. Раньше район считался одним из опаснейших в мире; на здешних улицах тон задавали наркодилеры и их клиенты. А теперь это моднейший квартал Йоханнесбурга. На некогда заброшенной Юта-стрит за два последних года открылись десятки ресторанов с террасами, где по выходным нежится на солнце местная элита, перемещаясь на ночь в престижный ночной клуб «Рэндлордс» на крыше соседней высотки. Не зря же чуткие на все модное французы перевели сюда культурный центр посольства. Но Брамфонтейн — только дверца в дивный новый мир, жители которого победили преступность и готовятся вернуть своему городу статус одного из самых богатых и интересных мест Африки.

А ведь еще совсем недавно центр Йоханнесбурга ставил совсем другие рекорды. Мегаполис с населением 4,5 миллиона человек пережил наиболее стремительный упадок среди больших городов в мирное время.

Когда-то его называли Эголи, то есть «город золота»: основным источником дохода жителей служили золотые прииски. В начале двадцатого века они манили сюда мигрантов со всего света и благодаря им зародилось несколько богатейших династий в мире.

Но золотой век прошел. Развал начался в 1980-е годы — промышленные компании начали переезжать из центра из-за того, что при режиме апартеида можно было нанимать на работу в центре города не больше шести чернокожих. За перерабатывающими предприятиями потянулись и офисы. Чтобы сохранить доходы белых владельцев недвижимости, власти разрешили черным согражданам селиться здесь — и с окраин в центр хлынули толпы бедноты. Домовладельцы превратились в королей трущоб. Сначала они сдавали новоселам квартиры, потом комнаты, а под конец и матрасы в этих комнатах. Дома разваливались, преступность процветала, бомжи захватывали пустующие здания. Мэрия теряла власть над целыми кварталами.

Остановить этот развал удалось благодаря смелым инвесторам, которые рискнули вложиться в проект реконструкции Центрального делового района. И начали  скупать там квартал за кварталом. Один из них — Айзек Челамбира, уроженец Зимбабве. Он работал на компанию «Кока-Кола» в начале 1990-х и объездил весь мир.

В поисках объектов для инвестиций личных сбережений он обратил внимание на дешевую недвижимость в центре Йоханнесбурга. Из-за разгула преступности цены на нее упали до рекордно низкой отметки: 16-этажное здание в квартале Дорнфонтейн отдавали всего за 500 тысяч евро. Челамбира  начал с покупки 15-квартирного дома в районе Бельвю-Ист за 68 тысяч. Сделал капитальный ремонт, нанял охрану и тут же нашел платежеспособных жильцов. «Риск минимальный, — говорит он, — а прибыль была гарантирована».

Сегодня центр Йоханнесбурга переживает третье перерождение после падения апартеида. Сначала из-за бандитизма все, у кого были деньги, бежали отсюда на север — в район Сэндтон. Потом состоятельным черным бизнесменам там стало скучно и они потянулись обратно в Соуэто, обусловив тем самым рекордный скачок цен на недвижимость.

Теперь наступила третья фаза: после двадцати лет упадка черный средний класс заново открывает для себя центр.

Причина этих преображений проста. В центре по-прежнему работают около 250 тысяч человек в офисах банков и добывающих концернов. Добавьте к ним два университета, в которых учатся 120 тысяч студентов. Обе эти группы — служащие и учащиеся — каждый день мотаются в центр из пригородов и обратно, тратя на дорогу целое состояние. У некоторых уходит на транспорт до тридцати процентов заработка, подсчитал Челамбира.

Он же предлагает комфортное и безопасное жилье по умеренным ценам, в шаговой доступности от офисов и университетов. И от желающих нет отбоя. Свой первый многоквартирный дом в Бельвю-Исте он недавно продал — за 380 тысяч евро. Потому что все больше и больше инвесторов хотят заработать на строительном буме в центре. Кругом стройплощадки, грохочут молотки, растут стены.
А вслед за жильцами возвращаются бутики, клубы, кафе, рестораны, культурная жизнь. В общем, центр «Йобурга», как называют город его жители, возрождается заново.

А Айзек Челамбира уже нашел следующую цель — из домовладельца он превратился в отельера. Его последний проект — «Риф», первый четырехвездочный отель в центре Йоханнесбурга. Перестройка бывшего офисного здания в гостиницу обошлась в семь с половиной миллионов евро. И после того как «Риф» открылся в канун чемпионата мира по футболу 2010 года, в нем почти не бывает свободных номеров. geo_icon