На горизонте — снежные шапки гор. За стеклом автомобиля мелькают пестрой лентой похожие друг на друга прибрежные городки. Потертые, состаренные временем и непогодой стены — желтые, оранжевые, голубые. Стиснутая двух- и трехэтажными домами с цветными решетчатыми ставнями дорога иногда сужается настолько, что с грузовиком уже не разъехаться.

Где-то внизу, у воды, спрятаны роскошные виллы. С дороги они угадываются только по стеклянным кубикам лифтов и крошечным парковкам, заставленным новыми порше и ретро-кабриолетами. Озера Италии — излюбленное место отдыха богачей вот уже полторы тысячи лет, поэтому общественных пляжей и набережных тут меньше, чем ожидаешь увидеть. Невысокие заборчики и живые изгороди отделяют мир богатых от мира бедных.

Что мы знаем о Северной Италии из брошюр туристических агентств? Архитектура Ренессанса и барокко. Ромео и Джульетта. Синие до невозможности ледниковые озера. Шопинг без границ. Сыр пармиджано реджано и пармский окорок. Туристы со стажем добавят к этому завышенные цены на отели, неторопливый сервис в ресторанах и едва уловимый аромат лимона в воздухе. А учебники истории и географии напомнят про кельтское нашествие в глубокой древности, сменившееся римским владычеством. Умбры, этруски, венеты, лигуры. И европейские междоусобные войны за власть, закончившиеся объединением страны лишь в XIX веке.

Влияние могущественных семейств на отдельные города и целые регионы сохраняется и по сей день. Например, семья Борромео, ведущая свое начало от христианской мученицы III века Иустины Падуанской и подарившая нации одного святого, семь кардиналов и бесчисленное количество банкиров и финансистов, до сих пор играет особую роль на севере страны. Когда-то часть Ломбардии так и называли — «государство Борромео».

Остров Изола-Белла на озере Лаго-Маджоро — культурный центр этого государства в государстве, видимое воплощение их могущества. Населенная рыбаками скала в XVII веке была перестроена в дворцово-парковый ансамбль, с высоты птичьего полета напоминающий гигантский круизный лайнер. Попасть сюда можно только на лодке, которая уже ждет у причала тихого городка Стрезы. Усатый капитан ловко сбрасывает канат с кнехта, и лодка неспешно отправляется в десятиминутный переход.

Каменные ступени дворца уходят прямо в воду. В сторону берега грозно смотрит старинная чугунная пушка. К величественному дворцу прилегает невероятной красоты барочный сад — одно из лучших мест для фотосессий во всей Европе.

На чугунных воротах и цветочных горшках — барельефы в виде трех переплетающихся «колец Борромео». Это один из символов клана, означающий «Сила в единстве».

Не обращая никакого внимания на людей, неспешно бродят по саду белые павлины. На постаментах — статуи нимф и богов. Над многоярусными террасами Театра Массимо, в гротах которого спрятались статуи, олицетворяющие реки Тичино, Точе и четыре стихии, гордо возвышается еще один фамильный символ — единорог. Здесь останавливались все видные гости рода Борромео, включая Наполеона Бонапарта с женой Жозефиной. Лишь один человек из клана был знаком с тяжелым физиче­ским трудом — модельер Марта Марзотто, начинавшая свою карьеру на рисовых полях. Правил без исключений не бывает, не так ли?

Снова в путь. Дорога то и дело ныряет в длинные тоннели. Построены они не тысячу лет назад, а в XX веке, но, глядя на их замшелые своды и стены, сразу вспоминаешь, что именно Римская Империя была пионером дорожного строительства. Мощенные камнем общественные дороги шириной от шести до 12 метров связывали основные населенные пункты нынешней Италии еще до начала нашей эры. По иронии судьбы, именно хорошие дороги и сгубили Рим, облегчив продвижение войск варваров. По тем же дорогам в
VI веке сюда пришли лангобарды, назвавшие завоеванный ими регион Ломбардией.

С северной стороны ледниковые озера защищены высокой стеной Альп, холодные ветры тут — большая редкость, поэтому терракотовые крыши приморских деревушек прячутся под сенью пальм. Пейзаж с синей гладью озер и громадами гор оживляют яхты с высокими мачтами и дорогие автомобили.Читать дальше >>>