Скит Сакро-Эремо в монастыре Камальдоли, полуденная молитва. У алтаря монахи-отшельники в рясах цвета слоновой кости. Дон Иван высоким голосом распевает псалмы. Послушник Аксель ведет гостей к органу. Дон Андреа, самый старый из братии, в свои 92 года еще держится на ногах, хоть и согнувшись, но с улыбкой.

 Он здесь с 11 лет.

Рядом со мной на скрипучем сиденье в хоре изящного церковного нефа сидит Бенедетта — судья по делам несовершеннолетних из Флоренции. В переднем ряду — музыкальный терапевт Рита и банковская служащая Тициана. Обе из Марке — региона на восточном побережье Италии. Они мои соседки по келье в маленьком монастырском корпусе напротив церкви и трапезной. Тут же и памятная келья святого Ромуальда, с которой начался монастырь. На этом месте почти тысячу лет назад странствующий монах основал Камальдульский орден. Сейчас скит отгорожен от мира каменной стеной. Большинство гостей здесь уже не впервые. Они приезжают каждый год на несколько дней.

Я ехала сюда накануне вечером со смешанными чувствами. Посетила по дороге главный комплекс монастыря Камальдульского ордена, в 300 метрах ниже по склону горы. Осмотрела барочную церковь, средневековую аптеку с лекарственными травами и гостиницу — главные достопримечательности деревушки Камальдоли, притаившейся под сенью хвойного леса. И пропустила для храбрости стаканчик в одном из трех маленьких ресторанов напротив. Тут любят останавливаться туристы перед тем, как отправиться дальше в Казентинские леса — сердце национального парка Форесте Казентинези, Монте-Фальтерона и Кампинья. Заповедная зона площадью более 360 квадратных километров на востоке Тосканы, на самой границе с регионом Эмилия-Романья, — самый обширный нетронутый человеком природный ландшафт в Италии. Горные хребты Апеннин амфитеатром окружают долину Казентино — зеленый оазис в верховьях реки Арно.

В 5:30 утра тишину нарушает перезвон колоколов, призывая на молебен. Неужели придется примерить на себя роль аскета? Но с первой минуты общения с монахами эти опасения развеялись. В тот же день меня как новенькую приглашают на обед в трапезную. Обстановка словно в студенческом общежитии. Общий длинный стол, мелькание тарелок со спагетти, овощами и запеченными цыплятами. Их с аппетитом поглощают монахи, запивая домашним вином. Затем честная братия расходится по кельям в ските, который отделен от остального подворья кованой металлической оградой. За ней расположились веером 20 одноэтажных домиков. У каждого монаха свое «жилье», с крошечным садиком и часовней.

Перерывы между молитвами и трапезами — отличная возможность для прогулок по Казентино. Пейзажи в этом уголке дикой природы к северу от Ареццо отличаются от типично тосканских. Вместо виноградников, оливковых садов и кипарисовых аллей — густые горные леса, за которыми веками ухаживали монахи-камальдулийцы. Долго можно блуждать по ароматному сосновому бору, по наполненным светом буковым рощам, пробираться среди узловатых каштанов. Под стук дятлов и журчание ручьев, которые стекаются в поросшие мхом скальные бассейны, похожие на сказочные купальни лесных фей. Здесь не редкость повстречать на дороге величественного оленя. А по ночам часто слышен волчий вой.

Широкие озаренные солнцем альпийские луга, пестрящие колокольчиками и арникой, — тоже неотъемлемая часть казентинского пейзажа. Они простираются на вершине хребта Пратоманьо, на другом берегу реки Арно. Там пасутся знаменитые белые быки породы кьянина, которые особенно ценятся гурманами за свое нежнейшее мясо. А в ясные дни оттуда видно даже Тирренское море. Иссеченные ущельями горные цепи, словно каменные бастионы, обступают берега Арно. К счастью, ее русло никогда не пытались искусственно спрямить.

Здесь, в верховьях, оно вьется плавными зигзагами по плодородной долине среди колосящихся злаков и овощных плантаций. Мимо средневековых замков и городков-крепостей Биб­бьена и Поппи, которые, как братья-близнецы, стоят на двух холмах над рекой — на расстоянии взгляда друг от друга.Читать дальше >>>