Пассажиры волнуются. Во франкфуртском аэропорту забастовка, «Люфтганза» отменила 700 рейсов и самолет «Австрийских авиалиний» в Вену переполнен. Улетающих предупреждают: с едой будут проблемы. Благодарят за терпение пассажиров с листа ожидания. Все наконец-то рассаживаются, нервно водят пальцами по своим смартфонам. И тут стюардесса вызывает меня по громкой связи.

Дело в том, что «Аустриан» угощает меня горячим завтраком а-ля карт, который я заказала заранее на сайте поставщика бортового питания Do&Co. Эту платную услугу австрийская авиакомпания предлагает пассажирам эконом-класса. До меня доходит: на весь самолет я одна буду сейчас есть что-то эксклюзивное. Тем временем остальным пассажирам начинают раздавать маффины, которых — как было заранее объявлено — на всех не хватит. На какое-то мгновение я думаю, что лучше затаиться. Но потом, успокаивая совесть, что это для дела, я нажимаю на кнопку вызова бортпроводника.

Еды так много, что она едва умещается на подносе. Мюсли с творогом и свежей клубникой посередине в одной фарфоровой пиалке, ассорти из свежих фруктов в другой, апельсиновый сок во флакончике, напоминающем парфюмерный. В середине — маленькая сковородка, похожая на чугунную, на которой уложены омлет с беконом, свежие помидоры, жареные грибы и жареная картошка. Рядом бумажный пакетик с булочками, которые пахнут свежей выпечкой. Металлический прибор завернут в белую салфетку из ткани, из которой также выпадает мини-прищепка, чтобы прикрепить салфетку к воротнику. И все это за 15 евро. Но об этом, видимо, знаю только я. Попутчица справа, которая все время читает доклад про борьбу женщин за право на карьеру, демонстративно достает компьютер и кладет локти на мой подлокотник. В этот момент я для нее классовый враг. В тесноте, но не в обиде, я начинаю с аппетитом уплетать завтрак, приготовленный поварами Do&Co, которые помимо нескольких авиалиний обслуживают «Формулу-1» и Чемпионат Европы по футболу.

Производственный центр Do&Co в одиннадцатом районе Вены Зиммеринг, рядом с бывшими резервуарами для хранения газа, переделанными в офисы и квартиры, мало похож на ресторан высокой кухни. «Здесь у нас немного по-русски», — говорит менеджер по маркетингу Петра Гольд. Она указывает на кабели, протянутые между двумя серыми зданиями, напоминающими контейнеры, и объясняет, что именно это выражение австрийцы используют, когда описывают что-то недоделанное до конца.

Зато внутри Россию уже не напоминает ничто. Начиная от непринужденной обстановки: нас с фотографом проводят в комнату, в которой накрыт стол. Позже окажется, что это кабинет директора по инвестициям. В какой-то момент он появляется, жмет всем руки и садится за свой стол, на котором только что были разложены белые халаты и шапочки для посетителей. Секретарш здесь, кажется, нет вообще. И все друг с другом на ты.

Вымыв руки, мы попадаем в так называемый «холодный зал». Здесь готовят и упаковывают холодные закуски, поэтому температура не превышает 16 градусов. К нашему приезду подготовились: на трех столиках разложены все блюда меню первого и бизнес-классов «Австрийских авиалиний». Здесь я понимаю, что заблуждалась всю жизнь, думая, что от самолетной еды не могут течь слюнки. Суши на картофельно-рисовой подушке, испанская ветчина, зеленая спаржа, поджаренная на гриле и охлажденная, копченая форель, по-хитрому завернутые листья салата, окунь в бумажном пальто, щечки теленка в форме тортика, завернутого в полоску поджаренного цуккини, с крапинками картофельного пюре сверху...

Пока шеф-повар Кристиан Райзенеггер перечисляет названия блюд, я краем глаза замечаю, что в глубине зала разделывают омаров. Несмотря на обильный зав­трак, у меня начинает кружиться голова. Я уже страшно жалею, что все-таки не заказала в самолет бэнто бокс, наполненный суши из ресторана Do&Co на Штефансплатце, прямо-таки напрашивавшийся с сайта: съешь меня! Как назло, в производственном зале запрещено есть, а начальник по гигиене Штефан Валерсек, который не отходит от нас ни на шаг, не готов делать для гостей из Москвы никаких исключений. Наконец, смилостивившийся надо мной шеф-повар предлагает «составить тарелочку» на потом. Я радостно киваю.Читать дальше >>>