Свои битвы за собор они хорошо помнят. «Вы знаете, что такое аллергия на какой-то продукт? Вам нельзя даже крошечку, потому что вы можете умереть… Но остальным этого не объяснить, они считают, что от одной ложки ничего не будет… Так и с собором — все время приходилось отстаивать его от желающих заглянуть «на минуточку», а у нас температурный режим! Ниже пяти градусов — все, посетителей не принимаем! Поймите, фрески «плачут»: от разниц температур покрываются конденсатом, а потом отслаиваются и падают! Когда не могли отстоять — брали ключ, открывали — куда денешься…»

Они не воительницы, а милые, интеллигентные женщины с тихими, но твердыми голосами — Елена Шелкова, хранитель собора Рождества Богородицы и Марина Серебрякова, заведующий сектором «Школа Дионисия». Лауреат премий — Государственной и Лихачева.

На улице январская стужа, и обе женщины даже в помещении музея не снимают валенок. Это самая подходящая обувь в Ферапонтово ― деревне на 500 жителей, в 600 километрах к северу от Москвы. До Вологды полтора часа на машине; автобус давно не ходит. Несмотря на холода, собор открыт. Жесткий режим посещения остался в прошлом, а главное сокровище ― фрески Дионисия ― спасены.

«Временно законсервированы, — поправляет Марина Серебрякова. Реставрацию закончить нельзя. Потому что реставрация ― это сохранение максимально возможного первоначального состояния». То есть нужна постоянная профилактика и целая система наблюдения ― за климатом, посещаемостью и состоянием росписи. На мониторах компьютеров на паперти ― данные с датчиков температуры и влажности: ризница, купол, стена алтаря. Если показания меняются — включают обогрев, увлажнитель или наоборот, осушитель.

Ферапонтов монастырь вошел в Список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО в 2000 году. Казалось бы, можно и вздохнуть спокойно. Но, похоже, борьба за него не прекратилась, а перешла в стадию временного перемирия. «Гостиницу строят в охранной зоне», — с горечью показывает Елена Шелкова на двухэтажный дом в ста метрах от ворот монастыря. «По правилам ЮНЕСКО — нельзя, а все равно строят. Недавно собирали всех ответственных — главу администрации, архитекторов области и района. Выяснилось, что строение незаконное, а никто из давших разрешения российский закон не нарушал».

Судьба у этого места такая ― бороться здесь приходилось всегда. Началось все шесть веков назад, когда монахи Кирилл и Ферапонт пришли из Москвы в «Белозерскую страну», ища уединения для молитв.

«Основать монастырь» в 1397 году — значит своими руками выкопать землянку, чтобы укрываться в ней от мороза, волков и лихих людей. Белозерье — суровый лесной край на северной границе русских земель, а монахи уже не молоды — им по шестьдесят. Вскоре Кирилл остается на берегу Сиверского озера, а Ферапонт, не выдержав «тесного и жестокого» жития уходит от товарища. Он выбирает в 18 верстах место «красно» на горке с видом на озеро Бородаевское. Несколько лет они совершают монашеский подвиг в одиночку — а потом, прослышав о затворниках, к ним приходят другие. Так на месте поселений иноков возникают два монастыря — Кириллов и Ферапонтов.

Несмотря на все тяготы, оба старца доживают до 90-летнего возраста, а монастыри ширятся после их смерти. Возводят церкви, украшают иконостасы, собирают книги. Становятся собственниками земель и крестьян. Но судьба их в какой-то момент расходится. Кириллов обрастает мощными каменными стенами, за которые ни разу не удается попасть врагам. Маленький Ферапонтов — четыре церкви, кельи и хозяйственные постройки за деревянной оградой - подвергается разорениям. Но почему-то Ферапонтов особенно знаменит своими подвижниками, начиная с настоятеля Мартиниана, чьи нетленные мощи до сих пор покоятся в уголке небольшой церковки. Обитель любят цари и представители русской знати - вслед за Иваном Грозным, считающим, что родители вымолили его рождение в Ферапонтове, они шлют денежную милость. А в 1666 году на десять лет заточения присылают опального патриарха ― непримиримого Никона, затеявшего церковную реформу и павшего жертвой заговора недовольных бояр. Никону выделяют крошечный храм над воротами. Там он, лишенный сана, молится вместе со слепнущим попом Варлаамом, добровольно принявшим на себя ссылку с учителем.Читать дальше >>>