Черная блузка, черная юбка, черные колготки — 64-летняя Мария Калелла не изменяет традиционному цвету женской одежды юга Италии. Да и не к лицу ей — пожилой уважаемой синьоре, хозяйке ателье, щеголять в модном сиреневом или кричащем красном. Только респектабельный черный, так подходящий ее волосам цвета воронова крыла. На подслеповатых глазах — очки, на указательном пальце — наперсток. В черную блузку небрежно воткнута иголка с ниткой. Белой. Только белой. Это путеводная нить, уводящая с ее черной блузки в счастливый мир предсвадебных хлопот. Там все девственно-чистое, воздушно-белое: стены, пол, ткани, и даже пуговицы. Этот маленький мир — ателье по пошиву свадебных платьев в доме 57 по Виа-Мадонна-делла-Катена. Здесь, в городке Локоротондо южного итальянского региона Апулия, Мария родилась и выросла. Здесь же в пятнадцать лет принялась за традиционное апулийское женское занятие — плетение кружев. В этом мастерстве апулийкам нет равных в Италии уже два века. К началу двадцатого столетия из традиций кружевниц выросло новое ремесло — пошив свадебных платьев. Сейчас на их изготовлении здесь специализируются полторы сотни ателье. Невесты со всей Италии, даже из столиц моды Милана и Турина, знают: за главным в жизни платьем нужно приезжать в Апулию. Да, да, в ту самую сельскую Апулию, столицу помидоров и родину оливок. В аграрные, тихие, забытые туристами приморские городки — Бари, Мольфетту и Локоротондо. 

С крыльца фешенебельного ателье Марии, что незатейливо называется «Невесты», видно, как спиралевидными террасами спускается к Адриатическому побережью сонный Локоротондо. Пейзаж подкупает своей простотой — зеленые кроны вековых олив, синяя полоска моря, возделанные поля, аккуратные белые домики. У своей земли Мария научилась ценить простоту. «Чем проще силуэт свадебного платья, тем оно элегантнее», — считает швея с 47-летним стажем. Дизайн нарядов разрабатывает дочь Марии, Ливанна, учившаяся в Академии искусств в Бари — столице региона. В ее арсенале 50 базовых моделей — «фундаментов», на которых строится неповторимый образ для каждой новой свадьбы с уточнениями и отделкой по вкусу невесты.  Особой популярностью у итальянских девушек пользуется модель «Принцесса». Это платье с длинным шлейфом из мягчайшего, струящегося в пальцах шелка как раз примеряет в зале с анфиладой зеркал скромница-невеста. У помощниц Марии готово все — и фата, и букет белых роз. «Мадонна!» — завороженно произносит девушка, поглаживая белый шелк и не веря, что это она сама отражается в зеркале напротив.  

После того как с будущей невесты сняты мерки, мастерицы за два-три дня создают «скелет» платья на раздвижном манекене, на котором удобно подстраивается размер. Потом швея приступает к деталям. Строгое, простое платье будет готово за неделю. Но в особенно трудных случаях работа занимает 35-40 дней. 

«Простым должен быть силуэт — но не отделка, — продолжает синьора Калелла. — Украшение платья — это его душа, оно должно быть сделано только руками». Теплыми женскими руками, кропотливо нашивающими на метры органзы, шелка и тафты пайетки, бисер, кристаллы Сваровски и даже настоящие жемчужины. Готовый наряд выходит тяжелым — на нем может держаться до полукилограмма бисера или несколько тысяч кристаллов. Чтобы не сбить ритм орнамента, не пропустить от усталости несколько незаметных бисеринок, требуется фантастическое терпение. «Женское терпение», — уточняет Мария. В ее ателье десять искусных мастериц — совсем молодых девушек, день-деньской работающих за широкими столами, в облаках тафты и твердого шелка дукесса разных оттенков белого: кремового, слоновой кости, магнолии и даже цвета морской раковины.Читать дальше >>>