Новости партнеров


GEO приглашает

В рамках летнего фестиваля комедий «Итальянские истории» в российский прокат вышла комедия Массимо Гаудиозо «Большая афера в маленьком городе» с Сильвио Орландо и Фабио Воло


GEO рекомендует

10, 12 и 13 июля, в Москве в ДС «Мегаспорт» состоялся международный футбольный турнир «Суперкубок Легенд», в котором приняли участие легенды мирового футбола первой величины


Новости партнеров

Итальянская Вера Вонг

К сельской Апулии жители других регионов Италии относятся со снисхождением. Но только не тогда, когда дело касается свадебных платьев!
текст: Елена Соболева
фото: Елена Соболева

Черная блузка, черная юбка, черные колготки — 64-летняя Мария Калелла не изменяет традиционному цвету женской одежды юга Италии. Да и не к лицу ей — пожилой уважаемой синьоре, хозяйке ателье, щеголять в модном сиреневом или кричащем красном. Только респектабельный черный, так подходящий ее волосам цвета воронова крыла. На подслеповатых глазах — очки, на указательном пальце — наперсток. В черную блузку небрежно воткнута иголка с ниткой. Белой. Только белой. Это путеводная нить, уводящая с ее черной блузки в счастливый мир предсвадебных хлопот. Там все девственно-чистое, воздушно-белое: стены, пол, ткани, и даже пуговицы. Этот маленький мир — ателье по пошиву свадебных платьев в доме 57 по Виа-Мадонна-делла-Катена. Здесь, в городке Локоротондо южного итальянского региона Апулия, Мария родилась и выросла. Здесь же в пятнадцать лет принялась за традиционное апулийское женское занятие — плетение кружев. В этом мастерстве апулийкам нет равных в Италии уже два века. К началу двадцатого столетия из традиций кружевниц выросло новое ремесло — пошив свадебных платьев. Сейчас на их изготовлении здесь специализируются полторы сотни ателье. Невесты со всей Италии, даже из столиц моды Милана и Турина, знают: за главным в жизни платьем нужно приезжать в Апулию. Да, да, в ту самую сельскую Апулию, столицу помидоров и родину оливок. В аграрные, тихие, забытые туристами приморские городки — Бари, Мольфетту и Локоротондо. 

С крыльца фешенебельного ателье Марии, что незатейливо называется «Невесты», видно, как спиралевидными террасами спускается к Адриатическому побережью сонный Локоротондо. Пейзаж подкупает своей простотой — зеленые кроны вековых олив, синяя полоска моря, возделанные поля, аккуратные белые домики. У своей земли Мария научилась ценить простоту. «Чем проще силуэт свадебного платья, тем оно элегантнее», — считает швея с 47-летним стажем. Дизайн нарядов разрабатывает дочь Марии, Ливанна, учившаяся в Академии искусств в Бари — столице региона. В ее арсенале 50 базовых моделей — «фундаментов», на которых строится неповторимый образ для каждой новой свадьбы с уточнениями и отделкой по вкусу невесты.  Особой популярностью у итальянских девушек пользуется модель «Принцесса». Это платье с длинным шлейфом из мягчайшего, струящегося в пальцах шелка как раз примеряет в зале с анфиладой зеркал скромница-невеста. У помощниц Марии готово все — и фата, и букет белых роз. «Мадонна!» — завороженно произносит девушка, поглаживая белый шелк и не веря, что это она сама отражается в зеркале напротив.  

После того как с будущей невесты сняты мерки, мастерицы за два-три дня создают «скелет» платья на раздвижном манекене, на котором удобно подстраивается размер. Потом швея приступает к деталям. Строгое, простое платье будет готово за неделю. Но в особенно трудных случаях работа занимает 35-40 дней. 

«Простым должен быть силуэт — но не отделка, — продолжает синьора Калелла. — Украшение платья — это его душа, оно должно быть сделано только руками». Теплыми женскими руками, кропотливо нашивающими на метры органзы, шелка и тафты пайетки, бисер, кристаллы Сваровски и даже настоящие жемчужины. Готовый наряд выходит тяжелым — на нем может держаться до полукилограмма бисера или несколько тысяч кристаллов. Чтобы не сбить ритм орнамента, не пропустить от усталости несколько незаметных бисеринок, требуется фантастическое терпение. «Женское терпение», — уточняет Мария. В ее ателье десять искусных мастериц — совсем молодых девушек, день-деньской работающих за широкими столами, в облаках тафты и твердого шелка дукесса разных оттенков белого: кремового, слоновой кости, магнолии и даже цвета морской раковины.

В год ателье Марии шьет 250—300 платьев, вот почему заказы ее расписаны на полгода вперед. При стоимости от двух до шести тысяч евро наряды от Марии Калеллы в Италии нарасхват. И слава ее уже достигла ушей невест за пределами страны. В прошлом году, например, одно платье было заказано клиенткой из Японии. В углу мастерской, рядом с отпаривателем и швейной машинкой с огромными бобинами белых шелковых ниток, на молочном фоне выделяется манекен в ярко-красном платье с открытым корсетом без бретелек и короткой юбкой-пачкой. Мария, похоже, сама удивлена, что в ее белом царстве подобному наряду нашлось место. Бросая на него взгляд, она бормочет: «Мамма мия». Такие «жгучие» платья — редкий свадебный выбор. В основном пожелания невест традиционны — белый и еще раз белый.

Шьет Мария и детские платья, кропотливостью отделки мало чем уступающие взрослым. В итальянской свадьбе, в отличие от американской, не участвуют подружки невесты, но есть девочка, обычно четырех-пяти лет, которая несет коробочку с кольцом, — паджетто. Так что, полный комплект для итальянской свадьбы состоит из четырех платьев: невесты, паджетто и обеих матерей.

Мария вышла замуж, когда ей было девятнадцать. Таким был средний возраст итальянских невест в конце 1960-х годов. «Сейчас о замужестве задумываются после тридцати», — говорит она. Невесты из Апулии тут не отстают от остальных европеек. Сначала учеба, карьера, потом — семья. Синьора Калелла так давно занимается своей счастливой профессией, что несколько поколений прошло перед ее глазами. Сейчас свадебные платья ей заказывают уже дочки ее первых клиенток. «К свадьбе готовятся за полгода, продумывая каждую мелочь. Ведь это очень серьезное событие, особенно в Италии», — рассказывает Мария. Здесь, в Апулии, где живут приверженцы традиционных семейных ценностей, значимость мероприятия понимают лучше, чем где-либо. «Люди у нас спокойные, простые, а главное, — Мария задумывается над определением и шевелит губами, будто проверяя точность выбранного слова, — неиспорченные. Ни цивилизацией, ни погоней за чем-то преходящим. Они настоящие! Как наша земля».

17.01.2013