Городов, архитектурные ансамбли которых взяты под охрану ЮНЕСКО целиком, в мире не так уж много. В России их всего три: Санкт-Петербург, Дербент и Ярославль. Но последнему грозит исключение из престижного списка. «Варварство! — так описывает происходящее Ольга Мазанова, член правления местного отделения Союза архитекторов России. — Раньше город разрушался из-за того, что не было денег, сейчас — потому что они есть».

За последние годы город изменился едва ли не больше, чем за весь советский период, когда сносили исторические здания и взрывали храмы. В 2005-ом Ярославль был взят под охрану ЮНЕСКО за уникальный архитектурный ансамбль XVI-XIX веков. А потом — к тысячелетию города, которое отмечалось в 2010-м — в центре начался строительный бум. Новые дома стали расти как грибы после дождя, разрушая историческую среду.

Тогда-то Ольга Мазанова начала писать статьи в газеты и участвовать в пикетах. Ей, как и другим активистам, регулярно угрожают. Как-то разбили фотоаппарат и обещали «переломать ноги», когда она стояла в пикет у деревянного дома XIX века, который шел под снос. Пикет не помог: «дом Плотниковой» с резными наличниками разобрали по бревнышку, на его месте строят офисный центр.

Со «Стрелки» — места, на котором был основан Ярославль, открывается вид на Волгу и реку Которосль. Вдоль их крутых берегов и рос этот богатый купеческий город, украшавший свои набережные храмами. В небо стремятся маковицы древних церквей, рядом высится белая звонница Спасского монастыря, а за рекой, в Коровниках — ансамбль церквей Иоанна Златоуста и Владимирской Божьей Матери.

Ярославлю более тысячи лет. Расцвет города пришелся на XVI-XVII века, когда англичане проложили торговый путь по Волге до Каспийского моря. Город стал центром международной торговли, здесь открылись два десятка иноземных торговых факторий. К XVII веку Ярославль вышел на второе место в стране по количеству жителей после Москвы и на третье по доходам после Казани.

Город богател, а это вело к буму каменного строительства. В XVI веке в камне отстроили Спасский монастырь, мощные белые стены которого туристы сегодня по ошибке принимают за кремль. В XVII веке построили первый каменный приходской храм — Николая Чудотворца. Его заказчик, купец Надей Светешников, положил начало новой традиции: жители города, сначала богатые купеческие династии, а затем и ремесленные слободы, начинают негласное соревнование — чей храм будет больше и красивее. Купола церквей кроют белым голландским железом и зеленой черепицей, расписывают фресками стены, а фасады украшают изразцами.

Вместе с храмами появилось и первое двухэтажное каменное здание — Митрополичьи палаты. Сегодня рядом с ними зарастает бурьяном раскоп за забором: здесь планировали построить отель, но в апреле 2014 года суд запретил стройку в зоне охраны ЮНЕСКО. «Вместе с департаментом архитектуры города мы бились против этой гостиницы три года! — не без гордости рассказывает Мазанова. — Огромное здание создало бы чудовищный диссонанс в историческом центре».

Впрочем, не исключено, что инвесторы изменят архитектурный проект и вернутся. Потому что условие ЮНЕСКО — «восстановление утраченных качеств среды» — в городе в целом не выполняется. 

Ярчайший пример такой новостройки — Успенский собор на Стрелке. Главный собор города, заложенный в XIII и вновь отстроенный в XVII веке, был взорван в 1937 году. На его месте в 2010-м году был освящен новый, масштабнее прежнего, построенный на деньги мецената Виктора Тырышкина, президента строительной корпорации, известного пожертвованиями на восстановление храмов и монастырей по всей стране. Новый Успенский собор в Ярославле — почти в полтора раза выше старого и, по словам критиков, заметно выделяется на некогда гармоничных речных панорамах, словно «нависая» над соседними зданиями.

Сам Виктор Тырышкин градозащитников называет по-своему: «богоборцы». В его рабочем кабинете в подмосковном Пушкино одна стена украшена портретами российских политиков, а другая — фотографиями храмов и монастырей, отреставрированных на деньги мецената. «Бог меня потихоньку к этому привел», — говорит Тырышкин. Благотворительность он называет делом всей жизни, а Успенским собором в Ярославле восхищается особо, называет его «сердцем города».Читать дальше >>>