Если зайти в кафедральный собор Таррагоны не во время праздничной мессы, а рано утром или вечером, когда все гуляния сосредоточены снаружи, можно разглядеть, вокруг чего весь шум-гам. Заалтарные образы храма подробно пересказывают житие Святой Феклы, которая проповедовала христианство, еще когда Таррагона была столицей римской провинции в Пиренеях. Эту святую таррагонцы со Средних веков чтут как свою небесную покровительницу. В стенной нише собора хранится главная городская реликвия — мощи Феклы, точнее ее рука. Верующим дозволено взглянуть на нее и прикоснуться к ней только раз в году, 23 сентября, во время торжественного проноса реликвии через старый город. Так происходит каждый год на протяжении вот уже семи столетий.

Если попасть в Таррагону за пару дней до этой даты, угодишь то ли в карнавал, то ли в дискотеку под открытым небом. Где к Фекле относятся уже без всякого придыхания. Здесь правит бал пародийный, в два человеческих роста, муляж человеческой руки из папье-маше, который разогретая вермутом толпа таскает ночью по городу под звуки оркестра. Это, как ни странно, все тот же праздник Святой Феклы — точнее его жаркая прелюдия. Она тянется около двух недель, и христианская святая — хоть и главный, но отнюдь не единственный герой этих дней. За несколько веков тут скопилась целая плеяда безумных персонажей.

Всю вторую декаду сентября город окутан дымом и пахнет порохом. Передвигаться по центральным улицам нужно со снайперской осторожностью. В любой момент из-за угла могут выскочить бесы с петардами, выплыть куклы великанов, достигающие третьих этажей, пронестись пятиметровый дракон с лязгающей пастью, осел из тряпок и деревянных прутьев или плюющая огнем вибрия — существо с головой орла, грудью женщины, хвостом змеи и крыльями летучей мыши. Тут и там взрывается пиротехника. Серые облака дыма заволакивают площади, расползаются в узкие переулки, щипят глаза. В ушах отдается грохот барабанных процессий, сопровождающих выгул каждой гигантской фигуры. Самые смелые горожане, чаще всего дети, натянув хлопковые панами и закутав лица платками, рвутся к огненным героям поближе, остальные выстраиваются вдоль стен домов, образуя живой коридор. Проход бестиария по лабиринту средневековых улиц от соборной площади до площади перед мэрией повторяется несколько раз в течение суток, иногда ночью, иногда в урезанном составе, но чаще в полном. Вся 130-тысячная Таррагона в эти дни живет в особом режиме. Кто может, берет отгулы на работе, кто не может, забегает днем в офис — больше передохнуть, чем потрудиться.

Сутки в центре города — и голова идет кругом. Не успевает с площади перед собором убраться процессия с куклами, как уже разворачивается дегустация вермута: волонтеры расставляют столы прямо у древних ступеней. За пять дней до этого здесь было шествие маленьких копий всех кукол — специальный детский праздник — и ночной бал дьяволов. За четыре — ярмарка органических продуктов и парад пяти вибрий из разных областей провинции Таррагона. День спустя горожане дегустировали паэлью и мидии, а параллельно на бульварах танцевали национальный каталонский танец сардана. Потом запускали фейерверки. Потом был конкурс румбы и концерт духовых, ночью Таррагону снова поливали огнем, а на трех площадях гремели рок-концерты. В девять утра входишь в опустевший Старый город — по пустому переулку бредет подуставший дьявол в черно-красно-белом костюме, в руках шест для шутихи. То ли возвращается с ночного шествия, то ли готовится к дневному. Какой сегодня день? Какая разница! Карнавальный бардак кажется утвердившейся нормой жизни.Читать дальше >>>