Словакия: Тихая Долина в Высоких Татрах

«60 лет назад здесь обитали всего два бурых медведя, а сегодня их уже сорок», — с гордостью говорит 33-летний биолог Эрик Балаж, наш проводник. Он носит застиранный свитер, но у него на шее болтается дорогой бинокль. В Словакии он считается авторитетным специалистом по медведям. Закинув на плечи рюкзак, Балаж устремляется вперед так легко и быстро, словно вместо густого подлеска и крутого подъема перед ним ровная дорога.

Балаж назвал предстоящий поход «прогулкой», ни словом не обмолвившись о том, что путь в долину пройдет через гору высотой 1576 метров. Наверху становится холодно, начинается снегопад. Руки коченеют, ноги тяжелеют. Так и подмывает сказать: «Да ну их, этих медведей!» А ведь это только начало большого европейского сафари.

Начиналось все с малого. В один регион Европы вернулись волки, в другой — медведи, в третий — рыси и бобры. На фоне мрачных новостей о глобальном потеплении и вымирании биологических видов каждое сообщение о диком животном — как проблеск надежды. Список «возвращенцев» растет и пополняется: здесь и зубры, и выдры, и козероги, и белоголовые сипы, и орланы-белохвосты.

Где искать эту «дикую Европу»?

Эрик Балаж ждет на вершине. Перед ним расстилается Тихая Долина — зеленые луга, испещренные острыми скальными выступами и снежными прогалинами. Тут и там на склоне растут европейские кедры. Однажды Балаж насчитал на срезе обломанной кедровой ветви целых 550 годовых колец.

Верхушки некоторых кедров изгибаются вниз, согнутые бесчисленными бурями. Под их выпирающими из-под земли корнями бурые медведи любят устраивать себе зимние берлоги. Больше всего такие логова нужны медведицам — зимой они производят на свет детенышей.

Сейчас поздняя весна. Медвежьим семействам становится тесно в берлогах, скоро медвежата выберутся наружу и скатятся по снегу навстречу своему первому лету. Бурые медведи — большие любители черники, которая в конце лета поспевает в Тихой Долине.

Демонстрируя 6000 гектаров медвежьих угодий, биолог говорит, что долгое время ставил перед собой скромную задачу: сохранить экосистему Тихой Долины. Но недавно замахнулся на большее. «Почему бы не создать условия для расширения ареалов дикой природы по всей Европе?» — говорит он.

Дикая природа? По всей Европе?

Современный континент мало ассоциируется с дикой природой. На ум, скорее, приходят стада антилоп гну где-нибудь в Серенгети или джунгли Амазонии. Кажется, что все, что осталось от дикой природы в Европе, — это деревенские виды на упаковках молока.

Португалия: Деревни-призраки и дикие пони

Три джентльмена среднего возраста договорились встретиться в аэропорту: Магнус Сильвен прилетел из Цюриха, Стаффан Видстранд из Стокгольма, Франс Шеперс — из Амстердама. У них на троих в общей сложности 75-летний стаж работы в экологии, но им еще ни разу не доводилось браться за столь масштабную задачу. Они даже не успели распаковать недавно отпечатанные визитные карточки с логотипом своего проекта, который называется «Возрождение дикой природы Европы» (Rewilding Europe).

Экологи берут напрокат машину, их путь лежит на запад Испании. За городком Сьюдад-Родриго близ Саламанки Шеперс сворачивает с шоссе на проселочную дорогу. Теперь навстречу попадаются только повозки, запряженные ослами. Дорога проходит через десяток деревень, но жителей почти не видно, за исключением трех стариков.

Провинция радует экологов. Европа — единственный континент планеты, население которого сокращается. По оценкам демографов, к 2050 году в Европе будут жить на десять миллионов человек меньше, чем сегодня. В России численность населения сократится еще более катастрофически — на двадцать пять миллионов человек. Чем меньше людей, тем больше места для диких животных. В Европе годами остается бесхозным более полумиллиона гектаров земли. Этого вполне достаточно, чтобы открыть новую главу в истории возрождения дикой природы.

Для начала достаточно пять пустующих участков земли, каждый по 100 тысяч гектаров. Инициаторы проекта уже определили пять районов в пяти странах, которые должны стать плацдармом для возвращения диких зверей. И везде у них нашлись сподвижники, в основном среди натуралистов. Таких, как Балаж в Словакии. Или Антонио Монтейро в Португалии.Читать дальше >>>