Гонконг, вечер среды, ипподром. Звучит гонг, распахиваются створки старт-машины, и на беговую дорожку вылетают двенадцать чистокровных лошадей. Город затаил дыхание. Десятки тысяч людей сделали ставки на тотализаторе, сотни тысяч следят за скачками, прильнув к телевизорам и радиоприемникам. Ни в одном другом городе мира нет такого повального увлечения скачками. И ни один клуб в мире не сравнится по могуществу и богатству с Жокейским клубом Гонконга.

Двенадцать наездников, размахивая хлыстами, выходят на финишную прямую. Напряжение на трибунах достигает пика, фотографы нацеливают свои камеры на финишный створ, у мониторов возбужденно кричат игроки, а на «Террасе с шампанским» — владельцы скакунов. Лошади финишируют, и продавец орехов Мань Тун к огорчению своему понимает, что только что проиграл 500 евро. Мы с ним еще встретимся.

Майкл Кокс, 36-летний австралийский репортер, который знает про лошадей почти все и уже два года пишет для местной газеты «Саут Чайна Морнинг Пост», говорит: «Гонконгский «Хэппи Вэлли» — самый потрясающий ипподром в мире. Я бывал здесь уже раз сто, но у меня все равно дух захватывает! Бешеный ритм Гонконга, теснота, жест­кая конкуренция — этот особый дух города острее всего ощущается на ипподроме. В Гонконге 1200 лошадей, 24 тренера и 25 жокеев — и 30 газет, освещающих скачки! Представляете?!
На ипподроме все находятся в состоянии стресса. Я тоже. И мне это нравится».

Мань Тун, проигравший на скачках, держит со своей женой Эльзой лоток на рынке в районе Ваньчай неподалеку от ипподрома. Вот уже 35 лет он торгует фисташками, бразильскими орехами и сушеным манго.

«Просто не повезло», — говорит 54-летний Мань Тун, когда мы встречаемся с ним через несколько дней после бегов. Вместе с женой торговец орехами проводит за прилавком по двенадцать часов в день, поэтому у него нет времени на то, чтобы изучать статистические данные лошадей. Мань Тун просто смотрит на скакунов, когда их перед забегом ведут по парадному рингу, и делает ставку, полагаясь на интуицию. Правда, в том, что пару дней назад он проиграл 500 евро, виновата не интуиция, а кое-кто другой.

Год назад Мань Тун, заметив, как у иностранца, который шел мимо его лотка, выпал из кармана кошелек, догнал мужчину и отдал ему потерю. Это был репортер Майкл Кокс, который не остался в долгу. Это он, заглянув в минувшую среду к торговцу орехами, шепнул ему на ухо: «Заезд восемь, лошадь номер одиннадцать». Поэтому Мань Тун вместо обычных пяти или десяти евро поставил на кон четверть своего месячного заработка. И проиграл...

Вновь наступает вечер среды, и «Хэппи Вэлли» бурлит от азарта. Шеф Жокейского клуба — немецкий предприниматель Винфрид Энгельбрехт-Бресгес принимает консула Германии и его супругу. На часах 20:45, идет четвертый заезд. Энгельбрехт-Бресгес рассказывает гостям, на какую лошадь он бы поставил, если бы имел на это право. Супруга консула — тоже чисто теоретически — ставит на другую лошадь,  и когда та проигрывает, муж облегченно вздыхает: «Видишь, дорогая, мы сэкономили деньги».

Фамилию Винфрида Энгельбрехт-Бресгеса в Гонконге мало кто может выговорить, поэтому его здесь называют просто ЭБ. Генеральным директором Жокейского клуба весельчак и балагур ЭБ стал в 2007 году. В колониальные времена на этот пост обычно назначали британских генералов, вышедших в отставку.

Сейчас ЭБ стоит в толпе под «Террасой с шампанским», беседуя с дамой в красном платье, увешанной золотыми украшениями. «Это бывшая руководительница HSBC, крупнейшего банка Гонконга», — говорит он мне шепотом, раскланявшись с леди в красном. Жокеи, которые проходят мимо, направляясь к рингу, почтительно приветствуют ЭБ.

Возглавив Жокейский клуб, ЭБ значительно повысил сумму призовых выплат, чтобы привлечь в Гонконг лучших лошадей, основал школу для местных жокеев, расширил штат работников, наняв людей по временным трудовым договорам, и ужесточил правила вступления в клуб. Теперь это успешное предприятие, годовой оборот которого с 2008-го вырос на 40 процентов, достигнув 14,3 миллиарда евро! Для сравнения: доход богатейшего немецкого футбольного клуба «Бавария» — около 350 миллионов евро в год.Читать дальше >>>