Что-то тут не так, чувствует Чэнь Фэй. Родители сказали 16-летнему сыну, что хотят съездить с ним на пару дней в Пекин — развеяться. Но место, в которое они попали, выглядит невесело. Безликое здание на юге китайской столицы, в котором раньше находился исследовательский центр. Сейчас здесь содержатся дети и подростки в военных футболках. Все как один — в очках, сутулые и хилые.

Чэнь Фэй (на самом деле его зовут иначе, но настоящее имя разглашать нельзя) украдкой посматривает на них, дожидаясь во дворе родителей. Они сейчас на собеседовании, цель которого ему неизвестна.

Его мать не может сдержать слез, когда объясняет психиатру, зачем они приехали за 800 километров из провинции Хэнань: «У нашего сына такая интернет-зависимость, что это угрожает разрушить нашу семью». Два года назад Фэй начал играть в интернет-кафе. «Поначалу мы не придавали этому значения», — продолжает она. Но с какого-то момента Фэй стал пропадать там каждый день. «А полгода назад иногда проводил по 20 часов в сутки перед монитором, играя без перерыва. Мы попросили его учителей и одноклассников, чтобы они помогли нам отвлечь его от компьютера. Но все было бесполезно», — рассказывает отчаявшаяся женщина.

В семье начались скандалы. Отец запретил сыну играть и задал ему трепку. Синяки от отцовских побоев — немые свидетельства семейной драмы, которой родители хотят положить конец. Для этого они и приехали с сыном в пекинский центр реабилитации интернет-зависимых.

Психиатры предлагают оставить Чэнь Фэя в интернате на полгода. Или дольше, если понадобится. Здесь у него не будет ни доступа к электронным приборам, ни контактов с внешним миром. «Конечно, ему придется нелегко», — говорит врач серьезным тоном.

Родители, немного поколебавшись, соглашаются. Новость Фэю сообщит мать. С ней у него сохранились доверительные отношения.

Остальные пациенты останавливаются на полпути к своим комнатам на втором этаже и прижимаются к оконным стеклам, глядя во двор. Они-то знают, что сейчас происходит.

Чэнь Фэй молча смотрит на мать, еле сдерживая ярость. Он заходит в здание в сопровождении штатного психолога. Мать следует за ним. Фэй вдруг осознает, что останется здесь под замком и больше не сможет приблизиться к компьютеру, и он набрасывается на мать с кулаками: «Мерзкая предательница!» Только пяти санитарам удается его оттащить. Шприц с успокоительным уже наготове. Несчастную женщину уводят в отдельную комнату, где она вновь начинает рыдать.

«Поначалу они все реагируют агрессивно — это нормально. Большинство пытается сбежать в первые 20 дней, — говорит Тао Жань, основатель и руководитель учреждения. — Они просто не сознают, что больны».

Тао Жань — психиатр, офицер Народно-освободительной армии и член компартии. Невысокий, но суровый мужчина, каждый жест которого внушает трепет.

Его интернат на 130 мест прикомандирован к военному госпиталю в Пекине. Тао Жань, с 1991 года специализирующийся на лечении зависимостей, приводит удручающую статистику: 90 процентов пациентов при госпитализации страдают «глубокой депрессией», 58 процентов проявляют физическую агрессию к родителям. У большинства нет дружеских отношений вне интернета. Многие «злоупотребляют онлайн-порнографией», что ведет к сексуальным «отклонениям». Правда, перепроверить это невозможно — никаких независимых исследований не проводилось.

«Интернет-зависимость разрушает мозг так же, как героин. Она даже опаснее, — говорит Тао Жань, — поскольку обрывает социальные связи и незаметно для самого больного подтачивает его организм. Мы установили, что интеллектуальные способности зависимых снижены на восемь процентов. Я уж не говорю о тяжелых психических последствиях».

Тао Жань ссылается на официальную статистику, согласно которой 76 процентов прес­туплений, совершенных китайскими подрост­ками, в той или иной степени обусловлены интернет-зависимостью. Дети с таким расстройством «боготворят мафию и не могут отличить фантазию от обычной жизни». «И совершают реальные акты насилия, которые уже стали обыденностью в США», — говорит он. 

Тем, кто сошел с верного пути, можно помочь только жесткими мерами, уверен Тао Жань. Поэтому в его реабилитационном цент­ре традиционные методы лечения сочетаются с военной муштрой.Читать дальше >>>